35media.ru

О чем договорилась «четверка» в Берлине

В ночь на четверг в Берлине состоялась очередная встреча «нормандской четверки»: главы Германии, Франции, России и Украины обсуждали ситуацию в Донбассе, а потом — уже без украинского президента — войну в Сирии. Серьезного прогресса пока не видно.

И те и другие переговоры, судя по их итогам, можно охарактеризовать так: «Главное не победа, а участие». Увы, подвижек почти нет. В частности, полтора часа обсуждения сирийского вопроса привели лишь к тому, что канцлер Германии Ангела Меркель в очередной раз заявила: Москва-де должна повлиять на сирийского лидера Башара Асада, дабы тот обеспечил безопасность мирных граждан, организовать гуманитарный коридор и т. п. В считаные часы после переговоров в Алеппо началась гуманитарная пауза, жители стали покидать город, тем временем боевики оппозиции выходить отказались, а позже террористы обстреляли гуманитарный коридор. Спрашивается, что еще должна сделать Москва?

Еще непонятнее ситуация на Украине. Как заявил по итогам переговоров президент России Владимир Путин, «участники встречи подтвердили, что в основе урегулирования на юго-востоке Украины должны лежать минские соглашения, и все подтвердили свою приверженность этим договоренностям». В общем-то, это радует, однако конкретики, судя по словам Путина, добиться почти не удалось. Договорились продолжить выбор мест на территории, где можно будет продолжить отвод конфликтующих сторон. Россия готова расширить миссию ОБСЕ в зоне конфликта. Обещали продолжить совместную работу над договоренностями о порядке введения в действие договора об особом статусе ЛНР и ДНР.

По гуманитарным вопросам многого добиться не удалось. И Путин, и Меркель, и Франсуа Олланд повторяли, что «нормандский формат» и минские соглашения живы и их необходимо сохранить. Даже президент Украины Петр Порошенко заявил, что «альтернативы «нормандскому формату» нет». А Ангела Меркель, отметив, что «сегодняшний день не принес чуда», анонсировала работу над созданием «дорожной карты» урегулирования. Хотя казалось, что «дорожная карта» была. Следовательно, устарела, нужна новая. Что, разумеется, никак не ускоряет выполнение минских договоренностей, а как раз наоборот.

Андрей Савин