Кому нужно дешевое слово

Газеты теряют былую популярность. И это нужно принять как факт. В эпоху дешевизны и всеобщей доступности Интернета человеку проще зайти в какое-нибудь густонаселенное сообщество в социальной сети и вылить туда свою жалобу в надежде получить информацию о том, что ему делать, куда обращаться и почему так происходит. Иногда человеку дают краткие ответы, за компетентность которых обычно никто не отвечает, а большинство комментариев будет о том, какой этот человек дурак и зачем он тут пишет, после чего начнется выяснение между комментирующими, кто дурак из них. Тем не менее многие предпочитают именно такой способ получения информации. И не нужно тратить пять рублей на покупку газеты. И даже новость электронного СМИ — это повод высказаться под ней в соцсети, не обязательно на ту же тему. Много ли читателей у электронной прессы? Нет. Даже популярная тема лайфхаков (полезных жизненных и бытовых советов) не оправдала ставок. И уместная при таких инструкциях реклама (а на чем еще зарабатывать в Интернете?) не приносит предпринимателям желаемого дохода.

Тексты еще нужны, но все меньше. Детские журналы выписывают ради наклеек. Журналы об истории и географии покупают, потому что к ним прилагаются модели кораблей. Может, и нам пора прикреплять к газетам календари, телефонные справочники, пакетики с чипсами, ситцевые халаты и упаковки анальгина? Конечно, такая газета будет стоить дороже. Вы бы купили?

Слово обесценивается. Масса заказчиков статей в Интернете глубоко убеждены, что 10 — 20 рублей за 1 000 букв — это достаточная цена для «каких-то там текстиков». И заказчику не так важно, сохраняет ли автор правила русского языка, главное ведь заполнить страницы сайта.

Ситуация в нашей сфере напоминает костер, из которого один за другим вытаскивают бревна, при этом требуя: «Он должен гореть ярче! Еще ярче! И дольше». Можно, конечно, бросать в огонь всякий сор — пламя вспыхнет на несколько мгновений. А для долгого горения придется кидать горы мусора, и в конце концов никто и близко не захочет подходить к источающему зловоние костру. Остается идти в огонь самому, заранее понимая обреченность этой затеи и утешая себя слепой верой, что компетентное и проверенное слово еще имеет шансы на выживание.

Юлия Бочкарева, корреспондент газеты «Речь»