Не трогать до будущего Нового года!

Марина Печникова, руководитель благотворительной программы «Дорога к дому», хранит елочные игрушки, купленные ее родителями в 60-е годы. «Игрушки погрызены мной, когда я была ребенком, затем моими детьми и внуками», — говорит она.

Фигурки Деда Мороза и Снегурочки родители Марины Печниковой купили в конце шестидесятых; когда в 1971 году будущий педагог пошла в первый класс, она достала из ящика и поставила под елку именно их, две фигурки ценой по 55 копеек.
Игрушки в маленьком городе Михайлове Рязанской области, где росла Марина Печникова, не продавали. Город был небольшим — всего 10 тысяч жителей, перед Новым годом отец и мать садились на электричку до Москвы (до столицы было 200 км) и привозили подарки, мандарины, российский сыр, селедку иваси.
— В семидесятые годы искусственных елок не продавали, в нашем городке считалось нормальным перед Новым годом, числа 29-го или 30-го, сходить в лес и принести ель, большую, до самого потолка, — говорит Марина Анатольевна. — Когда в 1984 году я приехала в Череповец, только тогда и узнала, что елки рубить запрещено. А в моем детстве отец приносил ель, пахнущую хвоей, мы ставили ее в ведро с песком, наливали туда воды, и елка стояла до старого Нового года (а сейчас искусственная у меня дома стоит до китайского Нового года). В первый день каникул мы с сестрой ее украшали: мама стелила белую простынку под елку, туда ставились фигуры Деда Мороза и Снегурочки — они закрывали ведро с песком. Мы развешивали игрушки, вырезали снежинки из белой альбомной бумаги, подвешивали на ниточках кусочки ваты. Уже много лет я пользуюсь искусственной елкой, но обязательно перед Новым годом покупаю еловые лапы, чтобы пахло праздником.
Когда Марина Печникова переехала в наш город, она взяла с собой часть елочных игрушек — Деда Мороза и Снегурочку, стеклянн��е шишки, шарики, фигурки птиц. На некоторых уже с трудом можно разобрать рисунок. Но каждый год украшение елки она начинает именно с этих игрушек, новые развешиваются только тогда, когда находится место «ветеранам новогодних праздников»:
— У меня есть и новые Дед Мороз и Снегурочка, я все думаю, что в следующем году поставлю их под елку, а потом все равно достаю те фигурки, которые привезла из Рязанской области. Это наша традиция, я не хочу ее нарушать. Как оливье, селедка под шубой, новогодний холодец. Моя бабушка всегда пекла пироги, мама готовила холодец. И я всегда, из какой командировки ни прилетела бы перед самыми праздниками, пеку пироги и делаю холодец, ведерко оливье, селедку под шубой. Моя мама уже старенькая, и 31 декабря мы ей привозим угощение. А моя внучка говорит мне: когда ты, бабушка, будешь совсем старой, я буду тебе готовить на Новый год холодец. А она не ест холодец, он ей не нравится, но знает, как правильно готовить мясо для этого блюда.
Наверное, внучка Марины Печниковой знает, что традиции — это когда любишь свою семью.

Елочные игрушки наших читателей

Перед Новым годом газета «Речь» объявила конкурс фотографий «Фамильная елочная игрушка». Мы просили читателей сделать снимок с игрушками, которые любимы и старшим, и младшим поколениями, а также рассказать историю о традициях украшения елки в их семьях.

Бабушка Ольги Сухопаровой сделала для внуков подарок: взяла обычную матрешку, сшила шубу и шапку, связала бороду и усы. Так получился Дед Мороз, и каждую новогоднюю ночь Ольга, ее брат и сестра писали на бумажках желания и прятали эти записки в животик Деду Морозу.
«Спустя годы, когда записок накопилось столько, что они перестали помещаться в игрушку, мама сшила для Деда Мороза мешок – записки стали прятать туда.
И вот сейчас мы с сыном решили обновить наряд Деду Морозу, а также сделать для него домик. Дом получился большой. Сколько туда поместится записок с желаниями. Перечитывая старые записки, я испытываю ностальгию. Вот потертый клочок бумаги с моей первой мечтой, детскими каракулями написано одно слово: «конфетки». А это желание старшего брата – видеомагнитофон! А сестра хотела попасть на концерт группы «На-На», — пишет Ольга.
А вот фотография Инны и Валерия Поповых, родителей четверых детей: «Раньше в магазинах не было карнавальных костюмов. И наши мамы шили ночами напролет с любовью различные наряды. Мы бережем их, ценим и с трепетом относимся к тому, что осталось в небольших сундучках родителей на память о нашем счастливом детстве».

Алена Сеничева