Депрессия — от слова «подавлять»

Здоровье. Как избежать зимней депрессии, рассказывает читателям газеты «Речь» врач-психотерапевт

Депрессия — тот диагноз, который люди часто ставят себе сами; ухудшилось настроение — и уже: «У меня депрессия». О том, что это такое на самом деле, мы говорим с заместителем главврача психоневрологического диспансера Ириной Костыгиной.

— Ирина Николаевна, когда можно говорить, что у человека депрессия? Что это такое?

— Само слово «депрессия» происходит от латинского deprimo («давить», «подавлять»). Можно сказать, что в человеке подавляются все сферы жизни — эмоциональная, когнитивная, биологическая и социальная. На эмоциональном уровне человек испытывает только тяжелые чувства (печаль, одиночество, грусть, обиду и т. д.), соответственно, его настроение подавлено. Радость в таком состоянии человек не способен проживать. Когнитивная (мыслительная) сфера тоже становится подавленной — человек начинает мыслить негативно, ему во всем видится только плохое. Если говорить о биологическом уровне — движения человека становятся заторможенными, вялыми, он постоянно чувствует усталость и желание спать (или может проявляться бессонница). Происходит изменение аппетита, нарушаются функции кишечника и т. д. Кроме того, человек начинает избегать социальных контактов, отказывается от развлечений. Естественно, в таком состоянии у человека падает самооценка, пропадает интерес к работе, семье и к жизни вообще.

— То есть это не просто сниженное настроение. А насколько часто встречается депрессия?

— Это одно из самых распространенных заболеваний сегодня. По словам профессора психиатрии Михаила Виноградова, людей, вообще не склонных к депрессиям, примерно 5 — 7 % от всего населения. В психиатрии таких счастливцев называют солнечными натурами. На всех остальных, увы, время от времени накатывает тоска.

— Говорят, что бывает сезонная депрессия (осенняя, зимняя). Это так?

— Да, сезонная депрессия — это реальность. Сокращение продолжительности светового дня, пасмурная, холодная погода, скачки атмосферного давления — это для организма нередко становится стрессом. Если человек не справляется с ним, может возникнуть депрессия. Но хорошая новость в том, что с приходом весны, когда больше солнца и длиннее световой день, заболевание часто проходит само собой.

— Можно ли предотвратить депрессию?

— Да, если человек замечает, что подвержен влиянию погоды, времени года и других подобных внешних факторов, можно принять меры заранее.

— Моя подруга, когда замечает, что настроение начинает падать, а на улице пасмурно и полутемно, покупает апельсин (хотя бы один), кладет его в вазу и ставит на стол, куда уже постелила оранжевую скатерть.

— И она абсолютно права: оранжевые, желтые, розовые предметы в комнате, посуда с позолотой действительно способны поднять настроение, «расцветить» мрачную погоду за окном. Лучше всего чаще бывать на улице, особенно если показался лучик солнца. И не стоять, а двигаться: движение, упражнения способствуют выработке серотонина, который в свою очередь способен поднять наше настроение. Особенно рекомендуются физические упражнения на свежем воздухе — такая активность вдвойне эффективна при зимней депрессии. Даже регулярная часовая прогулка во время обеденного перерыва может значительно снизить интенсивность зимней хандры. Или, например, растяжки. Они улучшают работу органов, повышается жизненный тонус.

— Но наверное, если бы депрессия лечилась так легко, она не была бы столь распространенным заболеванием в наше время.

— Разумеется. Главное в лечении депрессии — разобраться в ее истоках. И самое важное здесь не погода или экология. Когда мы беседуем с пациентами, как правило, вырисовывается такая последовательность: обида — злость — агрессия — депрессия. Когда я рисую эту схему, человек соглашается, часто с удивлением: «Да, так все и было». То есть сначала возникает обида на что-то или кого-то.

— А что такое обида?

— Этот вопрос я задаю и своим пациентам. И ответы можно обобщить таким образом: «Я хотел, чтобы было так, а получилось иначе». Хорошего специалиста уволили с работы или отправили на пенсию против его желания; взрослые дети не помогают и т. д. — вариантов очень много. То есть мир не такой, как я хочу. При этом человек не высказывает свою обиду, скрывает ее, подавляет.

— Но в нашем менталитете осуждать человека, который чувствует обиду, даже поговорка есть: «На обиженных воду возят».

— Да, это так. Одни боятся осуждения, другие, особенно пенсионеры, не хотят «нагружать детей» и т. д. В то же время они оказываются неспособны принять окружающую действительность, приспособиться к ней. («Я ходила всю жизнь этой дорогой, а сейчас ее перекопали» — со стороны, может, звучит и смешно, но человек реально страдает). Состояние обиды становится всеобъемлющим. И тогда депрессия служит оправданием и даже защитой от непереносимости ситуации, которая так травмирует. Человеку легче думать о том, что все идет «не так», быть усталым, чем разбираться с обидой. И здесь важна помощь специалиста, причем чем раньше, тем лучше.

— Второй в вашей схеме стоит злость.

— Подавленная обида вызывает злость и, как следствие, агрессию. На этот коктейль организм реагирует выбросом гормонов — адреналина, норадреналина, кортизола. За многие тысячи лет организм наших предков выработал инстинктивную реакцию в случае опасности: бежать или нападать. Но в современном цивилизованном мире мы не можем это сделать — ударить обидчика, убежать, если неприятен разговор с начальником. Мы вынуждены стараться быть внешне спокойными, но при этом испытываем сердцебиение, наше дыхание учащается, повышается тонус мышц ног, рук, спины — и мы не можем расслабиться. А это часто приводит еще и к бессоннице, что отнимает последние силы у организма.

— Да, ваши коллеги не раз говорили о том, что подавлять эмоции крайне вредно, с ними надо работать. Тем не менее человек в депрессии по-прежнему часто слышит от окружающих: «Возьми себя в руки!»...

— ...А он не может, ему неинтересно жить, и нет сил ни на что. Тело замирает; в голове — лишь один образ: выхода нет, «мне ничто не поможет», и любая психическая активность подавляется. Человек стесняется признаться родным в такой своей беспомощности; к обиде, тоске, печали добавляются чувства вины и стыда. Отсутствие перспективы — еще один симптом депрессии. Мыслительная деятельность заполонила весь мозг, и это тоже отнимает силы.

— То есть много думать вредно?

— Смотря как думать. Если просто перемалывать одни и те же образы и мысли в голове — да, наступает истощение. Если же при этом действовать — тогда силы начнут возвращаться. Но начать действовать для человека в депрессии как раз очень сложно. Есть даже дофаминовая теория, суть ее вот в чем: любая мысль, которую человек начал обдумывать, начинает приносить удовольствие сама по себе. Вырабатывается огромное количество дофамина, и у человека уже нет физической возможности начать действовать, возникает самоастения. Недавно у меня на приеме была женщина: сыну 20 лет, сидит дома; мать нервничает, требует, чтобы шел искать работу — он испытывает чувство вины, но при этом только рассуждает о том, что и как будет делать. От этих постоянных мыслей все запасы энергии истощаются, получается замкнутый круг. Так же истощает и чувство обиды.

— Есть ли выход?

— Он может быть простым: десять минут подумал — столько же времени что-то поделал. Но человек в депрессии поглощен мыслительной деятельностью, как я уже говорила.

— Как вы относитесь к лекарствам — антидепрессантам, транквилизаторам? Они могут помочь?

— Одни лекарства, сами по себе, от депрессии не избавят. Они снимут или ослабят симптомы, но состояние в корне не улучшится. Нужно прорабатывать чувства, работать со специалистом над своими обидами, агрессией, печалью, тоской...

— А казалось, так просто: принял таблеточку — и здоров.

— Если человек будет «принимать таблеточку», лишь только заподозрив у себя депрессию, может сформироваться зависимость. Поэтому лекарства нужны только в тяжелых случаях депрессии, когда человек не в состоянии «опираться» не только на себя, но и на психолога. И в этом случае человеку лучше обратиться в клинику и находиться там под наблюдением врачей-психиатров, принимая не только антидепрессанты, но и другие прописанные лекарственные препараты. Но как правило, для человека намного эффективнее и лучше выйти из депрессии «экологически чистым» путем, то есть с помощью психотерапии. В этом случае у него формируется новый положительный опыт, который в дальнейшем позволит ему более эффективно и быстро преодолевать и другие тяжелые эмоциональные переживания.

— Вы говорили, что больные часто обращаются за помощью поздно. Почему?

— Депрессия обычно не воспринимается человеком как что-то мешающее жить — в отличие, например, от панических атак, фобий (страхов) и пр. Человеку кажется, что он воспринимает окружающее объективно, что он сам действительно такой, каким себе кажется во время депрессии: слабый, никчемный, беспомощный и т. д. И ничего с этим поделать нельзя. Зачем же идти куда-то, тем более что на это надо много сил, — так они воспринимают.

— Что бы вы сказали родным и близким больных депрессией?

— Главной вашей задачей является поддержка близкого, переживающего депрессию. Поддержка в данном случае заключается в том, чтобы не критиковать и не ругать близкого за то, что с ним происходит, но в то же время нельзя сливаться с ним в его переживаниях, разделяя его пессимизм и отчаяние. Важно уметь сохранять эмоциональную дистанцию. Помните, что его состояние — это не его вина, а скорее его беда. Думайте также о себе, не заражайтесь его эмоциональным состоянием, наоборот, старайтесь влиять на него, вовлекая в полезную активную деятельность, а не «заботливо» отстраняя его. Занимаясь собой и привнося в свою жизнь положительные эмоции, вы сможете лучше и больше помочь своему близкому.

Ирина Ромина