Патриарху цирка исполнилось 90 лет

Человек и событие. За свою жизнь Григорий Вайнер болел всего три раза и никогда не сидел на больничном

Основатель череповецкого цирка «Каскад» ушел на пенсию год назад, когда ему было 89 лет. И сейчас он в отличной физической форме. Григорий Абрамович рассказал читателям «Речи», каким нужно быть, чтобы не превратиться в уставшего от жизни человека.

— На девяносто лет я себя, может быть, и не чувствую. Сплясать могу, днем не сплю, утром зарядку выполняю. Когда особенно времени нет, делаю легкую зарядку — пятьдесят приседаний, сто полуприседов, другие несложные упражнения. После завтрака немного посижу дома и иду по делам, цирк свой навещаю, парком прогуляюсь — несколько кружочков мотану — и иду домой к жене по хозяйству помогать. Телевизор немного посмотрю, газеты почитаю, так и день проскакивает. Вечером начинаются занятия у детей, я туда иду. Ничего не изменилось из-за того, что мне исполнилось 90 лет: вчера внучке показывал стойку на голове. Я же этим занимался всегда: школа, техникум, институт, работа, и все время со мной был цирк. В девять лет пришел в студию в Вологде, в клуб вагоноремонтного завода, вместе со своими друзьями. Нам надо было научиться прыгать. И где-то километров за пять от завода был старый заброшенный торфяник, там мы и учились делать сальто, на деревянных мостках на улице пробовали стойки на голове. В 10 лет уже выступали во Дворце железнодорожников.

Затем я окончил лесомеханический техникум, и меня направили в Монзенский леспромхоз. Там мне было скучновато, и кроме цирковой деятельности занимался еще и игрой на мандолине. Вернулся через пару лет в город и выучился на учителя географии, работал в Мяксе и в Череповце. Так что у меня несколько специальностей: токарь, педагог, слесарь, водитель трактора, работал учителем географии, астрономии, естествознания, труда, политической истории... А в 1971 году мы получили звание народного цирка, тут я и понял, что надо окончательно уходить в акробатику.

Многие люди, когда им исполняется, скажем, семьдесят лет, начинают думать: «Все, я устал, я лягу и буду отдыхать». Отец моего приятеля в семьдесят лет отдал лопату (он сам из района) сыновьям и сказал: «Больше ничего делать не буду». И пожил после этого всего пять лет...

«Сегодня не могу, завтра не могу». А я говорю: нет, сейчас встану, присяду сто раз, отожмусь. Не даю расслабиться себе и не дам. Даже если погода плохая — наплевать. Мне всегда нравилось гулять, когда сильный ветер. Идешь сквозь этот ветер, слегка наклонившись. Не надо жаловаться. Я же в больнице был два раза взрослым: однажды проглотил куриную кость, а один раз — рыбью.

И еще маленьким заболел дифтеритом, помню, что везет меня мама в больницу, а я на санках пищу: «Не хочу, не хочу к врачу, поедем домой». С тех пор и не болел, так мне это дело не понравилось. Вот до сих пор и работаю, чтобы рукопожатие крепкое было, мужское.

А ругаться так и не умею. Даже на детей никогда не ругался, все удивлялись, что говорю с учениками так же тихо, как сейчас с вами. Не надо кричать ни на кого, научить можно спокойно. Вообще человеку не нужно выходить из себя и злиться.

Алена Сеничева