13 лошадиных сил

Лошади на усадьбе Гальских работают и зарабатывают, но прокормить себя и заработать деньги на ремонт конюшни не в состоянии.

«Лошади на усадьбе Гальских страдают и болеют, изгрызли все загородки, на прогулки их не выводят...» Эта жалоба заставила журналиста «Голоса...» отложить все дела. Мы отправились в конюшни, пылая праведным гневом... Лошади — главная изюминка череповецкой усадьбы, именно они вкупе с историческим антуражем привлекают туристов. Лошадки участвуют в усадебных исторических реконструкциях, которые становятся все популярнее. А еще работают и зарабатывают — уроки верховой езды дают неплохую прибыль. Так что же происходит в конюшнях музейного комплекса?

До суда не дошло

Приехали на усадьбу ранним утром. Только что выпал легкий снежок, и первое, что мы увидели: по нетронутой белизне снега в леваде неспешно вышагивал роскошный гнедой владимирский тяжеловоз по кличке Листопад. Жеребец-девятилетка — гордость усадьбы Гальских. Заслышав наши голоса, он с достоинством подошел к ограде и выразительно посмотрел на нас большими карими глазами. На соседней площадке мирно прогуливались еще несколько лошадей. Красиво! Но не зря говорят, дыма без огня не бывает. Ведь отчего-то всполошились защитники коней, которые не только написали жалобу на руководство музея, но даже обратились за консультацией к адвокату. Однако адвокат не счел предъявляемые претензии достаточными для рассмотрения в суде, о чем и сообщил журналистам «ГЧ».

А проблема, по мнению моих собеседников, пожелавших остаться анонимами, заключается в следующем: ненадлежащий уход за лошадьми, ведущий к опасным для их здоровья травмам и болезням, и неправильное питание. Мы попытались разобраться на месте, насколько серьезны и обоснованны эти обвинения.

На три с минусом

Лошади — как люди, у каждой свой характер. Одни из них мирно уживаются с соседями, другие скандалят и дерутся. И когда два таких беспокойных соседа оказываются в денниках рядышком, начинается война: животные стараются разбить деревянные перегородки и действительно нередко травмируются. Сейчас денники, где стоят лошади, частично отремонтированы. Даже при отсутствии целевого бюджетного финансирования руководство музейного объединения изыскало средства на замену поврежденных загородок. Но, конечно, эта проблема будет возникать снова и снова, ведь денники-то деревянные, а одна лошадиная сила способна на многое! Еще одно обвинение касалось ненадлежащего ухода за денниками. По словам людей, которые написали жалобу, лошади по несколько дней топтались в стойлах на мокрых опилках. Лошадь не ждет, когда ее выведут на прогулку, чтобы совершить естественные отправления. Оттого и деревянные полы в денниках необходимо периодически менять (они гниют), и сухие опилки нужно засыпать регулярно.

— Проблемы с конюшней у нас есть, — признается директор музейного объединения Ольга Павлова. — В связи с этими жалобами была проведена проверка с привлечением независимого специалиста — врача-ветеринара. По итогам были даны рекомендации по кормлению лошадей. Также эксперт положительно оценила работу нашего штатного ветеринара. Но было отмечено, что в конюшне необходимо провести некоторые ремонтные работы.

— Да, сейчас кое-что изменилось к лучшему. Можно сказать, что дела обстоят удовлетворительно. Но с большим минусом, — говорит специалист по верховой езде конюшни Наталья Богданова. — Сделан кое-какой ремонт. С опилками мы проблему вроде бы решили. Я нашла поставщиков. Но загвоздка в том, что деньги музейное объединение перевело с опозданием, и сейчас мы снова — пусть и временно — остаемся без свежих опилок. И есть проблема с питанием. Те универсальные кормовые смеси, которые мы используем, предназначены для сельскохозяйственных животных, они не подходят для наших лошадей. Основной рацион лошади должны составлять овес, отруби и сено. Я ходила по этому поводу к руководству музейного объединения. И мне пообещали, что в декабре овес в конюшню поступит. Будем надеяться.

В усадебной конюшне в настоящее время находится 13 муниципальных лошадей. По словам заведующего усадьбой Владимира Мохова, три из них не рабочие, их планируется либо продать, либо обменять на пони. Из городского бюджета целевых средств на содержание конюшни не выделяется, финансируется лишь закупка фуража.

Рентабельность как она есть

В среднем в месяц конюшня приносит усадьбе 50 тысяч рублей за счет платы горожан за обучение верховой езде. 40 % из доходной деятельности должно идти на дополнительное премирование работников (в конюшне сегодня работает один тренер, он же специалист по верховой езде, три конюха и ветеринарный врач) и приобретение инвентаря и оборудования для конюшни. Остальные средства распределяются на нужды музейного объединения. Естественно, что на решение всех проблем конюшни этих денег не хватает.

Между тем лошади — одна из важнейших составляющих концепции деятельности усадьбы. И Владимир Мохов убежден: «Конюшня должна быть рентабельной». А для этого лошадей надо использовать с пользой.

— Конечно, в немалой степени доходность от нашей деятельности зависит от погоды, но все равно наши лошади задействованы не в полной мере, — считает Наталья Богданова. — Количество предоставляемых услуг может быть значительно расширено. Мы не проводим выездов в лес, конных походов, зимних катаний на санях. Чтобы использовать такие формы конных развлечений, нужно вкладывать деньги в ремонт и закупку лошадиной амуниции, а также купить хорошую упряжную лошадь.

— И что важно — разработать карты маршрутов и подготовить пакет юридических документов, — добавляет Владимир Мохов. — Эта работа уже запланирована на 2016 год.

Нужны спонсоры

Конюшня вместе с лошадьми — это муниципальное имущество, включающее собственно здание конюшни с двенадцатью денниками, навес, служащий сеновалом (настоящего сеновала на усадьбе нет, как и помещения для хранения кормов), жеребятник и шорную мастерскую. Здание жеребятника нельзя использовать для содержания лошадей: оно требует серьезного ремонта.

— На это, по самым скромным подсчетам, требуется около миллиона рублей, — говорит зав. усадьбой. — На сегодняшний день выделено всего 22 тысячи рублей на ремонт самых проблемных денников. Мы закупили доски и начинаем ремонтировать.

Кое-что для решения проблем делается на усадьбе своими руками. И благодаря усилиям Мохова на территории усадьбы уже появилась дополнительная левада.

— Здесь был пустырь с широкой и глубокой ямой, — поясняет Владимир Мохов. — Мы завезли на эту площадку 57 КамАЗов грунта, все это укатали, покрыли слоем чистых опилок. «Подушка» из опилок в леваде помогает держать лошадей в тонусе, им требуются физические усилия, чтобы передвигаться по мягкой подсыпке. А так как лошади заняты в тренировках не постоянно и не все, то такие прогулки необходимы.

Но весной и осенью эти площадки превращаются в болотца, так как системы водоотвода не существует. И когда ее сделают — неизвестно. Как неизвестно и то, появится ли когда-нибудь крытый манеж для зимних тренировок. На развитие конюшни, хоть она и является муниципальным имуществом, из городского бюджета деньги не выделяется, само музейное объединение таких средств заработать не в состоянии, и инвесторов как не было, так и нет. Бизнесмены понимают, что вложения в развитие конюшни не принесут быстрых доходов, а времена меценатства, кажется, снова уходят в прошлое.

Татьяна Васнецова