Конюшня на усадьбе Гальских: крик отчаяния

Ситуация. Посетители секции верховой езды бьют тревогу: по их мнению, содержание и питание лошадей оставляет желать лучшего

Криком отчаяния называют письмо к мэру взрослые, дети, посещающие секцию верховой езды при усадьбе Гальских, и родители юных конников. Они обеспокоены дальнейшей судьбой поголовья и самой конной секции: ситуация ухудшается с каждым годом.

Проблем много, ответ один

Специалист по верховой езде Наталья Богданова открывает дверь, ведущую из конюшни в леваду (огороженный участок для выгула), ограда которой начинает заваливаться набок. Я делаю шаг вперед, и ноги утопают в болотистой почве.

— Раньше здесь был грунт, песок, мы прокапывали траншею, и вода уходила в пруд, — объясняет Наталья Александровна. — Теперь засыпали землей, а сверху опилочной пылью. Но всем известно, что опилки держат воду. В итоге образуется такая каша, своего рода болото.

В леваде, как поясняют члены инициативной группы, лошади должны гулять ежедневно, но в болотистой почве ноги вязнут, отчего животные возвращаются с прогулок хромыми. Кроме того, в грунте находят строительный мусор, металлические скобы и даже ножи; одна из лошадей вернулась в денник с намотавшейся на ногу проволокой.

Рушится не только левада, но и конюшня. Аня и Юля, посещающие секцию верховой езды, наперебой перечисляют проблемы:

— У некоторых лошадей сломаны кормушки, у других их нет вообще. Получается, еду вываливают прямо на пол денника, рядом с экскрементами, и лошади едят с пола.

Денники тоже не ремонтировались уже давно: ни пол, ни перегородки. Из напольных досок торчат гвозди — кони травмируются. После того как мы написали письмо мэру, привезли доски, отремонтировали три денника. Но на всех досок не хватит.

Капремонта требует и само здание конюшни: в стенах щели, двери закрываются с трудом, стекла на окнах лопнули — чтобы хоть как-то сохранить тепло, конники заделали окна полиэтиленовыми пакетами. Сейчас в помещении, если верить термометру, +8.

— Отопление на конюшне не требуется: лошади надышат, и будет тепло, — говорит Наталья Богданова. — Но при таких условиях зимой у нас здесь минус.

По словам Юли, замены требует и амуниция. Не так давно на занятии лопнула железная деталь упряжи, перетерлась от времени:

— Девочки сами покупают уздечки. А мы только и слышим, что лошади муниципальные, что денег в бюджете нет.

Средств, судя по всему, нет и на опилки — пол в денниках устлан опилочной пылью: лошади практически стоят на голом полу.

— После того как мы написали жалобу, привезли опилки, но хватило их только на неделю, — продолжает Аня. — Сейчас опилок опять нет.

На полу у выхода из конюшни лежат мешки с универсальной кормовой смесью — главным камнем преткновения между администрацией и конниками. Инициативная группа убеждена, что смесь не подходит для лошадей: она вымывает кальций, отчего поголовье начинает хромать, и требует наличия постоянного доступа к воде, которого нет. А это, в свою очередь, приводит к нарушению работы желудочно-кишечного тракта и обезвоживанию. Из-за неправильного кормления у лошадей болят суставы, они потеют.

— Лошади должны питаться иначе: утром овес, в обед и вечером каша из овса и пшеничных отрубей, плюс сено, — уверена Наталья Богданова. — Овес низкокалорийный, с него лошади не поправляются, но он дает им энергию. Энергия нужна не только чтобы двигаться, но и чтобы согреваться.

— Лошади работают без овса уже больше месяца, вялые, еле ноги передвигают, — продолжает Юля. — Сказали, что в декабре привезут овес. Надолго ли его хватит?

Смесь, кстати, проверяющая комиссия, приходившая на конюшню сразу после жалобы мэру, отправила на экспертизу в Вологду; ответа конники не получили.

Беспокоит группу и качество оказания ветеринарной помощи: сейчас ветврачом работает специалист, который, по мнению инициативной группы, не имеет на это права — по образованию она ветеринарный фельдшер.

На последнем дыхании

С тем, что лошадь должна зарабатывать, никто не спорит. Но для этого необходимо соблюдение условий, о которых твердят члены инициативной группы: правильные кормление и содержание, должный врачебный уход.

— Мы во многом зависим от погоды: летом заниматься приходит много людей, но, как только начинаются распутица, дождь и холод, люди уходят, — говорит Наталья Богданова. — На скользкой земле лошадям нельзя работать: они просто шагают — для многих это неинтересно. Секции нужен крытый манеж, где можно было бы заниматься круглый год. Примером может служить ДЮСШ № 9, где недавно после ремонта открылся крытый манеж и 70 % конников, уходивших на зиму, продолжили заниматься.

Крытый манеж помог бы возродить и иппотерапию, (лечение через общение с лошадьми), одно из начинаний прежнего заведующего усадьбой Натальи Шестаковой. Сейчас для этого на усадьбе нет условий, а вот спрос есть — то и дело раздаются звонки с просьбой провести занятие с ребенком-инвалидом: взять всех желающих ДЮСШ № 9, где иппотерапия продолжает работать, видимо, не может.

Мы выходим на улицу и проходим мимо небольшой кучи опилочной пыли, укрытой лоскутом ткани или брезента — в темноте не разглядишь. На пол денников пыль бросят сырой — просушить ее негде.

В манеже работают три лошади. Взрослые, занимающиеся в конноспортивной секции, приходят сюда не только в выходные, но и в будни — после работы.

Наталья Богданова внимательно следит за ученицами. Несмотря на поздний час, домой, скорее всего, она уйдет не скоро: зачастую приходится задерживаться до десяти вечера, чтобы накормить лошадей. (Члены инициативной группы говорят, что должность ночного конюха сокращена, а другие рабочие по уходу за животными полторы недели находились на больничном.) Результат: дома скандалы, ребенок скатился в учебе.

— На чем держитесь?

— На последнем дыхании, — помолчав, тихо отвечает Наталья Александровна. — Я работаю здесь с 2002 года. Жаль бросить лошадей и детей.

Нарушения устранят по графику

Проблемы, с которыми сталкиваются конники, появились не в этом году: большинство из них стали следствием недостаточного финансирования. Однако речь о закрытии конной секции не идет, как убежден заведующий усадьбой Гальских Валерий Мохов.

На что потратить средства

— Проблем действительно много, начиная с кормовой базы и заканчивая материальной, — признается Валерий Мохов. — У нас 13 муниципальных лошадей, а в конюшне всего 12 денников, один конь стоит в аварийной конюшне, где содержатся частные лошади (в скором времени частники должны выехать). Чтобы содержать такое поголовье, нужна инфраструктура, ее нет. Нет сеновала, нет сарая, чтобы хранить корма, в опилочницу входит только 5 — 7 кубов — такого объема хватает дней на десять. Наши пилорамы доставляют опилки нерегулярно, работают за наличные — создается впечатление, что им вообще неинтересно отдавать стружку на подстилку. В конюшне, отреставрированной в 1990 году, с тех пор не было капремонта, столбы и стойки прогнили. Сейчас мы перебираем полы и выяснили, что полы лежат на земле. Хотя пол должен находиться на высоте 15 — 20 см над землей, с продушинами, с уклоном, чтобы стекала жидкость.

Как отмечает Валерий Мохов, по договоренности со спонсором конюшне предоставили 24 куба хорошей необрезной доски на полы и перегородки:

— По скромным подсчетам, на квартал нам необходимо минимум три кубометра хорошей обрезной доски 50 — 150 мм толщиной. Но целевого финансирования на эти цели нет и никогда не было. Амуниция, которая используется, тоже изношена. Получается, передо мной как перед руководителем стоит дилемма — либо выписать премию сотруднику, либо потратить деньги на приобретение досок и седел.

На данный момент в питание поголовья входят сено и универсальные комбикорма, что «не противоречит правильности режима кормления, так как стандарта по питанию поголовья не разработано»:

— Но мы пошли навстречу нашим посетителям, считающим, что кормовая база не соответствует нормативам, и сделали заказ на овес. Распределение по кормам идет дифференцированно с учетом загрузки лошадей. Что касается лечения, то около полугода работает опытный ветеринар. По качеству медицинского сопровождения лошадей у меня как у руководителя претензий нет.

Хромота, на которую ссылаются члены инициативной группы, по мнению Валерия Мохова, возникла вовсе не из-за неправильного питания: это результат хронических заболеваний и неравномерного распределения физических нагрузок.

— Специалисты по верховой езде летом разово ушли сначала в отпуск, а потом на больничные листы; как таковых физических нагрузок у лошадей в это время не было, — продолжает Валерий Мохов. — К тому же многие посетители на занятиях входят в кураж, забывают, что лошадь возрастная.

Скорее всего, в течение пяти лет поголовье лошадей придется сменить: содержать возрастных и хронически больных лошадей муниципалитет не может. Уже нашелся один покупатель, который готов приобрести трех лошадей — переговоры ведет директор музейного объединения.

Сложившуюся ситуацию и частые жалобы заведующий усадьбы называет «притиркой коллектива к работодателю» и отмечает, что всегда готов к диалогу:

— Я никогда не думал о том, чтобы закрыть секцию. Да, до моего прихода лошади прыгали через барьеры, но выяснилось, что на спортивные снаряды не было сертификатов, поэтому мы их убрали. Не было сопровождающих документов и на конные походы и прогулки, но в начале 2016 года планируется их оформить. Я выступаю за открытый диалог.

Конюшню взяли под контроль

На вопрос о ситуации в конюшне мы получили письменный ответ за подписью начальника управления по делам культуры мэрии Светланы Ткачевой: «В результате проверки, проведенной независимым экспертом „Череповецкая горСББЖ“, подтвердились факты ненадлежащего содержания лошадей в части неудовлетворительного состояния денников, использования влажных опилок для подстилки животным, возможного нарушения режима кормления. Не подтвердились факты использования низкокалорийной, бессолевой кормовой базы для лошадей, отсутствия воды для поения лошадей. За допущенные нарушения, выявленные в ходе проверки, заведующий усадьбой привлечен к дисциплинарной ответственности.

По результатам служебной проверки Череповецкое музейное объединение составило план-график устранения выявленных нарушений по содержанию и уходу за лошадьми на конюшне ИЭМ „Усадьба Гальских“.

С конца октября силами техслужбы учреждения начат текущий ремонт денников для лошадей. На сегодняшний день капитально отремонтированы полы в двух денниках, произведено утепление десяти окон, закупается материал (брезент) для утепления выхода из конюшни на леваду. Готовится к замене полов третий денник. После ремонтов полов из оставшегося материала отремонтируют перегородки. Администрацией усадьбы закуплены сухие опилки.

С января 2016 года в качестве корма для лошадей будут использоваться овес и сено. До конца года лошади будут потреблять приобретенный ранее комбикорм.

С 15 ноября в штатное расписание усадьбы вводится ставка зоотехника, с декабря для увеличения числа участников секции будет заключен дополнительный договор с инструктором по верховой езде.

Организация работы конюшни на усадьбе Гальских взята под особый контроль управления по делам культуры мэрии».

Марина Белая