35media.ruВалентина Яковлевна благодарит за помощь

Валентина Яковлевна благодарит за помощь

Общество. Продолжение истории одинокой пожилой череповчанки, поставившей крест на своей жизни

После публикаций в соцсетях и в нашей газете Валентину Яковлевну взяли под патронаж: волонтеры провели два субботника в ее квартире и выгребли всю грязь, бабушка на месяц, пока ведутся работы, переехала к неравнодушным череповчанам.

О том, что случилось у Валентины Яковлевны и как горожане узнали, что уже несколько лет из однокомнатной квартиры не выходят ее обитатели — одинокая пожилая женщина, ее кошки и собака, мы писали в номере от 9 ноября. После того как в четверг череповчане объединили свои усилия для помощи бабушке, изменилось очень многое.

С Валентиной Яковлевной мы говорим в квартире череповчанки Елены. Елена согласилась месяц (а если понадобится, то и дольше) ухаживать за пенсионеркой. В воскресенье бабушку привезли к женщине домой, муж Елены, ее дети приняли бабушку в семью. Валентину Яковлевну избавили от насекомых, ежедневно обрабатывают пролежни, она уже может сидеть без боли. Жители города купили бабушке сорочки, халаты, подгузники (самостоятельно дойти до туалета она пока не может).

— Спасибо всем, кто помогал мне, — говорит она. — Мне теперь очень хорошо. Я не хочу в дом престарелых, я верю, что снова научусь ходить, ребята принесли мне ходунки. Буду расхаживаться.

То, что пенсионерка может теперь не только ползти или лежать, а еще и сидеть, — уже большой прогресс. Елена рассказала, что подолгу разговаривает с бабушкой, той очень нужно общение, но она не говорит, почему поставила на себе крест и перестала выходить на улицу, запершись в квартире.

— Она года четыре никуда не выходила, — сказала нам соседка Валентины Яковлевны Людмила. — Она никого и не пускала к себе, давала мне деньги, чтобы я сходила в магазин. Я звонила ей в дверь, нужно было подождать минут десять, чтобы она добралась до двери и открыла.

Соседка говорит, что не входила в квартиру к пенсионерке: оттуда доносился ужасный запах. А бабушка не просила о помощи. Когда волонтеры пришли к ней в квартиру, там не было электричества, работал единственный кран — в ванной комнате. Но и им давно не пользовались.

— Я даже не знаю, что она пила, была ли у нее вода, — ужасается Ольга Демидова (она одной из первых вошла в квартиру бабушки в субботу и занималась уборкой весь день). — Я прочитала в Интернете просьбу о помощи, и мне до слез стало жалко бабушку. Я взяла деньги, которые откладывала на покупку зимних сапог, и потратила их на необходимые вещи для Валентины Яковлевны. Мне было очень не по себе оттого, что такое может происходить рядом с нами. Я просто не могла пройти мимо.

На субботник в квартиру пенсионерки выходили дважды, но даже за два дня не успели разобрать и вынести весь хлам, который там был. Даже теперь, когда квартира большей частью избавлена от мусора, здесь пахнет очень неприятно и находиться в квартире без респиратора больше пяти минут тяжело.

Сергей Громцев и его девушка Дарья узнали о ситуации из Сети. Они читали и другие мнения, тех, кто спорил, нужно ли помогать и какая помощь нужна.

— Меньше критики — больше действий, — сказал Сергей. — Вы знаете, диван на том месте, где лежала бабуля, был протерт до дерева. Половина квадратного метра чистого дерева, поэтому у нее и образовались пролежни. Весь пол на кухне был в черной массе из слежавшегося кошачьего помета вперемешку со сгнившей бумагой. На кухне два нерабочих холодильника, один из них даже дверью к стене повернут. А во втором на полке стоял утюг. Я не мог уйти, не оказав помощи.

Помощь оказывали не только волонтеры, но и организации. Валентина Яковлевна и ее новые друзья благодарят череповецкие отделения Пенсионного фонда и Почты России, курировать бабушку взялись специалисты центра социального обслуживания населения «Забота».

— Мы выделили для Валентины Яковлевны продуктовые наборы из числа собранных на акции «Мое малое доброе дело», — рассказала заместитель директора центра «Забота» Ольга Тагина. — Также выделили набор памперсов и бытовой химии. Специалист готов выйти в семью, где сейчас живет женщина, чтобы обсудить, какой ей необходим уход. Она отказалась от помещения в дом-интернат, но мы готовы оказывать ей услуги на дому.

Алена Сеничева