Пришейте пуговицу, мастер!

Профессиональные портнихи в городских ателье ныне заняты не шитьем, а починкой, потому что русские женщины разучились ставить заплатки.

Осень — время не только менять набойки, но и чинить одежду. Современные дамы заняты карьерой, детьми и домашними хлопотами. Времени на то, чтобы заштопать порвавшуюся подкладку на платье или заменить молнию на детских брючках, катастрофически не хватает. А без практики теряется любой навык. Я принадлежу к числу девушек, для которых пришить пуговицу сродни подвигу. Тем интереснее мне было познакомиться с мастерами лекал и иголок. Портные подтвердили: я не одна такая. И между делом, прилаживая молнии и обметывая брючины, рассказали о том, чем живет сегодня их отрасль.

Реалии времени

Как оказалось, те времена, когда портные были завалены заказами на пошив одежды, давно канули в Лету.

— Заказы на пошив платьев есть, но их не так много: в основном приходят девушки перед выпускными или невесты перед свадьбой, — рассказывает Александра, портной-закройщик с 36-летним стажем. — Когда я начинала работать, пошива было больше. Сейчас времена изменились. Все чаще люди приносят нам старенькие вещи, которые нуждаются в ремонте. Например, есть у нас дедушка, давно овдовевший, он сдает в ремонт такую изношенную одежду, которую другие бы давно выбросили. Но мне очень жаль его, понимаю, что купить новую пенсионеру просто не по карману. Вот и чиним старое, приводим в порядок.

— Иной раз приходится отказываться от заказа на пошив платья из-за самих же клиентов, — объясняет портниха Анна Белова. — Например, приходит девушка и невозмутимо говорит, что к завтрашнему празднику нужно платье сшить. А как можно сшить платье за один день?! Сейчас времена такие, что ателье в основном специализируются на ремонте одежды, а не на пошиве. Если заниматься только пошивом, ни одно ателье не выдержит: ни на аренду не хватит, ни на зарплату.

Модельный стандарт

Ателье держатся на плаву за счет ремонтов. С чем же в основном приходят люди? Самый популярный вид работ — замена молнии. Причем, как объяснили мне портные, дело не в том, что молнии стали некачественные, а в том, что люди стали более нервные: торопятся, дергают и рвут молнию. Также много заказов на подрезку брюк или рукавов.

— Тут все дело в том, что сейчас нет ростовок по ГОСТам, — говорит Анна Белова. — Раньше, в советское время, существовали ростовки: 164, 168, 172, 174 см и так далее. Человек мог сориентироваться. А сейчас ростовку делают стандартно большую. Но зачем делать ее на 176 сантиметров, когда рост средней российской женщины — 165 сантиметров? Люди у нас хорошие, красивые и славные, а не вешалки модельные.

Наверное, нет такой женщины, которая бы не пробовала исправить недостатки своей фигуры. Похудели или, наоборот, набрали вес — придется вносить изменения и в одежду. Значит, пора идти в ателье. При нынешней стоимости одежды проще перешить старые вещи, чем купить новые. Некоторым клиентам попросту надоедает фасон, и они просят его скорректировать, к примеру сузить брючины. Иногда ремонт обусловлен объективными причинами. Например, одна из моих собеседниц Анна Белова не только портной, но и скорняк.

— То есть мастер по ремонту меховых изделий, — поясняет Анна Витальевна. — Вот у нас шуба висит, перешивать будем, клиентка похудела сильно, и вещь теперь ей велика. Или другой случай, — женщина кивает на вторую шубу. — На подоле заметно вытерся мех, будем из шубы полушубок делать.

Научить других

Загрузка портного колеблется в зависимости от сезона.

— Как погода меняется, так люди и идут к нам, — объясняет еще одна моя собеседница Татьяна. — Похолодало на улице — люди достают из шкафа зимние вещи, стало тепло — примеряют летнее и несут чинить. Приходят одинаково как мужчины, так и женщины. Порой требуется сложный ремонт, а иногда нужно просто заплатку поставить. У нас ведь современные девушки сейчас и пуговицы порой пришить не умеют!

Покаянно опускаю голову. Но, согласитесь, есть резон отдать любимую вещь на починку мастеру, чем окончательно испортить ее, так сказать, запороть своими же руками. «Сегодня действительно многие девушки и женщины признаются, что не умеют шить, чинить одежду, а желание научиться у них есть», — говорит Анна Белова. Женщина поделилась со мной, что вынашивает бизнес-проект по созданию ателье самообслуживания, где открылись бы и курсы по обучению дам мастерству портняжного дела. Сейчас она готовится защитить бизнес-план и получить грантовую поддержку.

Зарплату портного стабильной не назовешь.

— Она зависит от количества заказов, расположения ателье, размера арендной платы и, конечно, от ручек мастера, — улыбается Анна Витальевна.

Клиент всегда прав

Это основное правило торговли распространяется и на сферу пошива и ремонта одежды. «Главное качество, которым должен обладать портной, — это терпение, — убеждена Александра. — Люди приходят разные. Кто-то и дверь с ноги открывает. К каждому нужно найти подход, быть вежливым. И еще одно важное качество человека нашей профессии — умение понимать людей. Бывает, что клиент не всегда может четко сформулировать, что он хочет. А портной должен все выяснить до мельчайших подробностей. Клиент платит деньги и должен получить качественную услугу».

К слову о том, что клиенты бывают разные. Рассказали мне про случай, когда мужчина настоятельно требовал, чтобы брючины были разной ширины, с разницей в один миллиметр. А потом пришел с линейкой — проверял, выполнил ли портной его пожелание. Каждому клиенту приходится угождать. Случается, правда редко, что портной вынужден переделывать вещь и раз, и второй. Но чаще всего профессионал понимает, что именно нужно заказчику, и выполняет все его требования.

Хороший портной у клиентов ценится на вес золота. Конечно, кто-то идет в ателье поближе к дому или работе. Но большинство несут вещи определенному мастеру. Ездят к нему и с другого конца города, потому что знают, здесь им сделают все как нужно.

Марина Алексеева