«Книга Амосова изменила всю мою жизнь»

Череповец моей юности. Павел Ракитин — о международном проекте, реализованном в нашем городе, об альма-матер и здоровом питании

Сегодня герой нашей рубрики — Павел Ракитин, санитарный врач, кандидат медицинских наук.

В 1969 году он окончил Череповецкое медицинское училище, а затем вернулся в наш город в конце 80-х. Сегодня преподает в медколледже.

От военной профессии — к самой гуманной

Череповецкое медицинское училище (теперь колледж) Павел Александрович может смело называть своей альма-матер, хоть это и не вуз: здесь он получил профессию на всю жизнь, знания и навыки, которые не просто пригодились с самых первых дней работы — благодаря им были спасены человеческие жизни. Медицинская академия, защита кандидатской диссертации, организация крупных проектов, в том числе и в Череповце, были позднее.

Школьник Павел Ракитин мечтал стать военным. И не просто мечтал — активно и целенаправленно готовился: помимо учебы, занимался стрельбой, лыжами и легкой атлетикой; самостоятельно изу-чал немецкий язык, поскольку в сельской школе не было преподавателя. Однако все изменилось в восьмом классе: Павел прочитал книгу Николая Амосова — великого кардиолога, хирурга, нашего земляка, — и... мечты об армии отодвинулись, паренек приехал в Череповец поступать в медицинское училище. Конкурс был солидный: четыре человека на место, но подготовка дала о себе знать, Павла приняли.

«Каждый — человек-легенда»

С 1 сентября, как было принято в советское время, первокурсников отправили в совхоз — «на картошку». Ребята жили под Мяксой месяц, работали на полях. Многие, как и Павел Александрович, до сих пор с удовольствием вспоминают то время:

— Работали хорошо, ответственно и дружно. Немало ребят было из села, все умели. И со стороны администрации совхоза мы чувствовали хорошее отношение, начиная с организации питания, жилья.

В октябре начались занятия в училище.

— Преподаватели были очень сильные! — с огромным уважением говорит Павел Александрович. — Фронтовики Дмитрий Федорович Фрегатов, полковник медицинской службы, Владимир Васильевич Алтухов прошли войну медработниками, и они дали нам прекрасные знания, особенно по хирургии: как лечить ожоги, раны огнестрельные и нанесенные холодным оружием... Через месяц после окончания училища мне пришлось служить в армии, участвовать в военных конфликтах — и как же те знания мне помогли! Парни, которых я лечил, остались живы. Это было невыразимое счастье.

Среди педагогов училища много было врачей-практиков, что ни имя — человек-легенда для Череповца: терапию преподавал Иван Кольцов, главврач медсанчасти ЧМК, прошедший всю войну («Изумительные были лекции»); хирургию — Владимир Георгиевич Розов, Михаил Козлов, заведующий хирургическим отделением медсанчасти «Череповецметаллургхимстроя», позднее получивший звание заслуженного врача РСФСР, и другие.

И в само здание на Соборной горке, где в то время располагалось медучилище, Павел Ракитин входил с волнением: здесь в 30-е годы учился, а потом и работал Николай Амосов — человек, так круто изменивший своей книгой его судьбу. Его произведения оставались настольными для Павла во все время учебы.

— Я преклоняюсь перед этим человеком, — признается Павел Александрович. — Он единственный академик, который руководил крупным центром, не будучи членом компартии. В его организации никто не давал взяток, даже надпись была при входе: «Подарки запрещены, кроме цветов». И это правило соблюдалось строго.

Павел Александрович в 80-м году побывал в институте Амосова в Киеве, надеялся послушать его лекции, может, даже познакомиться, но Николай Михайлович оказался в отъезде. Пообщался с коллегами, ощутил, насколько трудоспособный, ответственный, сплоченный коллектив в институте кардиохирургии.

«Профессия обязывала»

Но до этого было еще далеко. Пока учеба шла своим чередом — лекции, практические занятия, зачеты, экзамены... И активная жизнь в свободное время: занятия спортом и соревнования (благо условия в училище для этого были отличные), турпоходы (их очень любила молодежь 60-х), танцы в Доме культуры... На танцах, правда, случались и потасовки: ребята из окрестных деревень Питино, Панькино и других были задиристые, череповчане из центрального района тоже не хотели уступать свои права на территорию. Но обходилось без серьезных травм — по крайней мере, студентам-медикам применять знания на практике не приходилось («А сами мы и вовсе в драки не вмешивались: профессия обязывала»).

Череповец тогда весь умещался в границах нынешнего Индустриального района, за Шексной и Ягорбой были поля и деревеньки. Однако в 1964 году, как раз за год до поступления Павла Ракитина в мед-училище, был сдан в эксплуатацию железобетонный Ягорбский мост — город рос и стремительно раздвигал границы, готовился шагнуть за реку. (Интересно, что первый мост, деревянный, через эту реку был построен простыми русскими мостостроителями и открыт в 1869 году. И с того самого времени горожане называли его Ягорбским.)

— Это с самого начала было ошибкой — строить город в теперешнем Заречье, а не за Шексной, — к такому выводу придет позднее Павел Ракитин. — Но я понимаю, что роль сыграл экономический фактор: через Ягорбу мост был короче, а значит, гораздо дешевле, чем через Шексну.

Фельдшер, эпидемиолог, главврач...

После окончания училища Павел Ракитин поработал по специальности — фельдшером в Бабушкинском районе — лишь месяц: призвали в армию. Служить довелось военным медиком, а время было неспокойное.

— Бывало, санитарная сумка сзади, а в руках стрелковое оружие, — вспоминает Павел Александрович. — Бог миловал, стрелять и убивать не пришлось. Но я был готов...

А вот спасать солдат приходилось — и сколько раз вспомнил он добрым словом своих преподавателей, так многому его научивших! Хотя в дни учебы казалось — так далеки эти премудрости от жизни, какие могут быть пулевые ранения в мирное время!

После армии опытный уже медик Ракитин

поступил в медицинскую академию имени Меч-никова в Ленинграде, получил специальность врача-эпидемиолога («Главной моей задачей стала профилактика»), затем работал на санэпидстанциях — Тверской, Кунгурской... Выполнял всесоюз-ный проект по разработке информационного обеспечения деятельности первичных звеньев санслужб. Результаты были столь важны, что откликнулись коллеги из Болгарии, Кубы, Польши, США, Аргентины, Алжира и других стран — запросили данные.

Кандидатскую диссертацию Павел Ракитин защитил по проблеме сальмонеллеза (в 80-е годы это было опасное заболевание, болели и умирали дети).

Выбор — Череповец

В 1987 году ему предложили на выбор работу в Перми, Салехарде, Тюмени, Барнауле, Калининграде, Риге... К удивлению многих, и его семьи в том числе, Павел Александрович выбрал Череповец.

— В 90-е годы я был депутатом горсовета, — вспоминает Павел Александрович. — В дни ГКЧП депутатский корпус разделился: половина требовала более активно выступать в защиту ситуации в Москве, формировать отряды и ехать на подавление путча; вторая половина более реально оценивала ситуацию.

В те годы в Череповце бурно обсуждались проблемы экологии — шли дискуссии, направлялись запросы в Европейский суд; люди собирались на митинги, демонстрации. И в 1995 — 2000 годах Павел Ракитин с командой реализовал новый большой проект, уже международный. В результате была оборудована лаборатория контроля воздуха, проведена оценка влияния экологии на здоровье населения. Результаты широко публиковались в нашей газете «Речь» и других городских СМИ; в частности, было доказано, что самый экологически чистый район Череповца — Зашекснинский, а самый проблемный в экологическом плане — Северный. Специалисты прошли обучение за рубежом: в Гарвардском университете США, в Лондонской школе эпидемиологии. Павел Александрович во время учебы вбирал знания — в том числе и по организации самой учебы:

— Уже тогда за рубежом были внедрены информационные технологии в процесс обучения. Наши новые образовательные стандарты предполагают сделать это только сейчас. Между тем компьютерные тесты позволяют быстро и объективно оценить знания всей группы студентов, тогда как обычный опрос — только двух-трех человек за урок. Кроме того, доказано, что, слушая лекцию, студент запоминает лишь 30 % материала, а активно участвуя в работе, при внедрении информационных технологий, — 70 — 80 %.

Четыре правила от врача Ракитина

Врача и преподавателя Ракитина сегодня беспокоит не столько уровень знаний студентов (с этим можно работать), сколько состояние их здоровья.

— Лишь у 20 % состояние здоровья можно назвать хорошим — и они могут реализовать себя полностью. Остальные быстро устают, не могут без перерыва пройти большой тест полностью. То же будет и в работе, — говорит Павел Александрович и приводит данные обследований школьников 2007 — 2008 гг.: только 15 % череповецких детей были отнесены к группе с относительно хорошим состоянием здоровья.

— Качество здоровья упало в шесть раз, — говорит доктор Ракитин.

— Чем это можно объяснить?

— На состояние здоровья влияет не врач — влияет образ жизни. Есть четыре правила, которые нужно знать.

Правило № 1. Полный отказ от наркотиков.

— Для меня не существует понятия «тяжелые наркотики» или «легкие», — говорит Павел Александрович. — Все они, а также алкоголь и никотин — наркотики, только алкоголь и никотин, так сказать, узаконенные. Еще одно отличие — длительность жизни наркоманов: при употреблении «легких» наркотиков — 6 — 7 лет, при употреблении «тяжелых» — 2 — 3 года. Вот и вся разница.

Правило № 2. Правильная организация питания.

— Лишь 1 — 2 % населения знают и выполняют правила режима питания. Человеку для поддержания здоровья и жизненной активности необходим полноценный завтрак (салат, второе блюдо, чай или кофе, бутерброд); обед, который составляет 45 % от калорийности дневного рациона; ужин, калорийность которого 15 %, — за три часа до сна. Я задавал вопрос о питании в разных аудиториях — и ни разу более пяти процентов людей не сформулировали это правило. Лишь однажды меня порадовала примерно треть группы — но это была группа спортсменов. Более того, многие, особенно девушки-студентки, даже не завтракают совсем. «А нам не хочется!» — говорят они.

Правило № 3. Отсутствие гиподинамии.

— Я думаю, здесь ничего добавлять не надо: о роли движения в нашей жизни сказано очень много. Главное — не просто знать, а двигаться: ходить пешком, бегать, плавать, ездить на велосипеде и т. д. — что кому ближе и больше нравится.

Правило № 4. Противостояние стрессу.

— В наше время сто процентов людей подвержены стрессу. Вся беда в том, что мы выходим из него неправильно: начинаем принимать наркотики (как минимум алкоголь, сигареты) или седативные средства (тем более что рекламы на эту тему достаточно). Но гораздо полезнее научиться аутотренингу, самомассажу, чаще заниматься физкультурой или спортом, йогой. Есть и ряд других методик.

Очень волнующий момент — экзамен, в том числе и для преподавателя. Такое иногда услышишь!.. Я во время приема экзамена использую массажер — сжимаю вот это резиновое колечко: отличная профилактика стресса; хватает на три месяца.

Ирина Ромина