«Бесят они меня, а дам кулаком — и легче»

Как складываются судьбы тех, кто перенес физическое насилие в детстве? Кто-то сам становится жестоким насильником, кто-то, чаще женщины, и в спутники жизни выбирают тиранов. Но у тех и у других жизнь часто оказывается изломанной.

Даша (имена изменены — авт.) в девять лет попала в детский дом: родители пили, ругались, дрались, попадало и дочке. Соседи не могли больше на это смотреть и вызвали сотрудников отдела опеки и попечительства. Вся деревня ее жалела, но взять к себе никто не захотел: работы нет, денег и на свою жизнь не хватает, а Даша — не пай-девочка, задира была уже известная. Учителя в школе пытались вразумить, да куда там! Не понравится ей кто-то из сверстников (скажет «не то» или посмотрит «не так») — сразу в драку.

В детдоме Дашина агрессия еще больше усилилась. Девочка постоянно грубила взрослым, дети ее сторонились: чуть что — она сразу кулаком. Увещевали, наказывали — никакого толку. Доверяла Даша только одной воспитательнице: Анна Александровна (девочка звала ее Ансанной) проработала здесь много лет, умела найти ключик к израненной детской душе. Но и она ничего не смогла сделать.

— Ансанна, я сама не знаю, что со мной делается, — признавалась Даша.

— Я злая, наверно...

— Ты не злая, ты собой управлять учись, — убеждала воспитательница.

— А как? Не получается! Рука сама выскакивает.

— Ох и намаешься ты сама с собой, — вздыхала Анна Александровна.

С учебой у Даши не ладилось, чуть трудно — она злилась и бросала начатое. После восьмого класса и совсем перестала ходить в школу.

— Ансанна, не получается у меня! — объявила воспитательнице. — Не могу я там больше, всех поубиваю просто!

После детского дома Дарья пошла работать уборщицей. Вышла замуж, родился сын. Но жизнь не стала легче, наоборот. Сергей постоянно напивался, и это было страшно — словно вернулся кошмар из детства: он избивал жену, однажды ударил несколько раз и годовалого малыша. Даша стала убегать с сыном из дома, но не всегда успевала — Сергей, придя пьяным, сразу запирал дверь: не вырвешься! Даша пробовала сопротивляться, но это было еще хуже, муж свирепел. За помощью Даша никуда не обращалась, просто не верила, что кому-то есть до нее дело.

И однажды случилось страшное. Пьяный муж, как обычно, решил ее «поучить»; Даша, не помня себя от боли, схватила нож и ударила. Насмерть.

Судья, учитывая, что Дарья сама вызвала скорую и полицию, что долгое время была жертвой насилия и ей еще растить сына, срок назначила небольшой.

Сейчас девушка в колонии. Она теперь в ужасе от самой себя: агрессия усилилась, ее постоянно кто-то бесит — и она бьет, не успевая ни остановить себя, ни осознать свои чувства. Ее постоянно наказывают, но это не помогает.

— Мне страшно, — призналась она психологу. — Я скоро выйду на свободу — а вдруг буду так же бить своего сына?! Что делать? Я хочу учиться, получить нормальную профессию, работать, но я же сама с собой справиться не могу!

Комментирует психолог Ирина Сахарова:

— Как ни покажется странным, в терапии насильников важно нейтральное отношение к проявлениям агрессии. Почему это важно? В обществе очень боятся, и не без оснований, агрессивных проявлений. А еще есть осуждение и требование непременного наказания по всей строгости. Понятно, что должно быть наказание, но должно быть и исцеление, прохождение процессов признания ответственности, покаяния, прощения и веры в изменение своей жизни. То есть любой насильник, человек, проявляющий свою агрессию небезопасно для окружающих, нуждается в помощи опытного психолога. А просто наказание усиливает агрессию и делает опасней наш мир. Людям, отбывшим наказание, хочется отомстить всем подряд, если в колонии нет реабилитационных программ и грамотных специалистов.

Ирина Ромина