Беги, беженец, беги!

Общество. О том, почему наплыв в Европу мигрантов перерос понятие гуманитарной катастрофы

Миграционный кризис в Европе сам по себе, как явление, безусловно, угрожающ. Но многие сейчас пытаются постигнуть его как часть какой-то циничной геополитической игры, где нет ничего случайного, а все ходы, как в шахматах, просчитаны заранее.

Про страх в глазах

«Нельзя заранее подготовить себя к этим колоссальным нечеловеческим страданиям, к историям мучений и смертей, когда в глазах голодных детей читаются боль и страх».

Так или примерно так описывали когда-то западные журналисты то, что им доводилось видеть в лагерях беженцев в какой-нибудь далекой командировке в экзотическую страну. Много драмы, много патетики, много эпитетов. Теперь ничего этого не нужно — толпы беженцев штурмуют Европу, они на виду, они рядом, и тон публикаций сменился. У кого-то из пишущей братии, прямо как у тех голодных детей, в глазах боль и страх, а кто-то вовсю предается невеселому цинизму.

Радоваться действительно нечему. С начала этого года, по сведениям Еврокомиссии, в ЕС прибыли около полумиллиона мигрантов, продолжая прибывать и прибывать. Основной поток беженцев — из Сирии, Ирака и Ливии. Европа уже начала переживать сильнейший миграционный кризис, и никто сейчас не может сказать, когда он достигнет своего пика. Ясно пока одно: еще не достиг.

Прощай, шенген?

На этом фоне еще более печально выглядят разногласия, захлестнувшие ЕС. Стало трещать по швам одно из главных достижений объединенной Европы — открытость границ. Дело не только в пресловутой стене, воздвигнутой властями Венгрии на границе с Сербией, откуда далее на север идут потоки мигрантов. Как сильно порицали за это венгров, скажем, в Германии, однако теперь и власти этой страны вводят погранконтроль на своих южных границах. И в Австрии. И в Чехии.

Система квот по распределению мигрантов внутри Евросоюза между тем так и не заработала. В понедельник Совет ЕС должен был одобрить механизм распределения по странам 120 тысяч беженцев, однако так этого и не сделал, отложив решение вопроса до октября. В тот же день Еврокомиссия призвала страны — члены ЕС держать границы между собой открытыми, «приложив более серьезные совместные усилия, чтобы обезопасить наши внешние границы».

Но в условиях современного мира это просто слова. Нынешние мигранты не лыком шиты. Беженцы, как оказалось, для поиска безопасного и комфортного маршрута в Европу активно пользуются Интернетом, в частности соцсетями, где узнают все — от контактов контрабандистов до расположения магазинов. Многие прокладывают маршруты с помощью GPS. Наиболее продвинутые осваивают альтернативные маршруты, направляясь в ЕС не через Турцию, Грецию и Италию, а через Россию. Эти ребята действуют абсолютно законно: у них в порядке документы для въезда в РФ (туристические или студенческие визы), через Москву они попадают в Мурманск, оттуда на обычном такси доезжают до границы с Норвегией и там, на КПП, просят политического убежища. Тем более, как сообщают СМИ, «северный» способ гораздо выгоднее «южного»: первый обходится в 2,5 тысячи долларов, второй — до 12 тысяч.

Конспирология

Разумеется, в ситуации, похожей на гуманитарную катастрофу, не могут не начаться поиски того, кому это выгодно. Ровно неделю назад «Речь» писала о том, как аналитик американского телеканала Fox News выдала версию о том, что беженцы в Европе — задумка Кремля, что якобы и сирийского президента Башара Асада Россия поддерживает только для того, чтобы Европа захлебнулась беженцами. И знаете, то, что еще неделю назад казалось единичным бредом воспаленного ума эксперта-конспиролога, сейчас тиражируется массово. Потому что чем нелепее идея, тем легче в нее поверить. Многие знают, кого я перефразировал.

В ответ же уместно будет вспомнить слова главы МИДа РФ Сергея Лаврова, который заявил, что Соединенные Штаты прекрасно осведомлены о том, где именно находятся позиции террористов запрещенного в России «Исламского государства» (ИГ), но почему-то их не уничтожают. Из чего можно сделать вывод, что борьбу с ИГ Вашингтон ведет только на словах, а на деле использует этих террористов для свержения Асада. И скажите на милость, чем эта версия менее правдоподобная? Как по мне, так очень правдоподобная.

Лицемерие

Впрочем, информационная кампания против России уже давно не удивляет. А вот то, как Штаты в связи с наплывом мигрантов упражняются в лицемерии по отношению к своим ближайшим союзникам — европейцам, достойно пристального внимания.

Читаем заявление пресс-секретаря Белого дома Джошуа Эрнеста: «Барак Обама надеется, что Евросоюз направит дополнительные ресурсы на то, чтобы помочь Италии и ряду стран юга Европы справиться с потоком мигрантов гуманным образом».

Теперь читаем американский журнал Wall Street Journal. По мнению автора статьи Брета Стивенса, Европа сейчас как бы поменялась ролями с США: наконец-то до сверхтолерантных европейцев дошло, что безопасность и либеральные порядки можно поддерживать только с помощью силы. И теперь европейцы, чтобы остановить беженцев, едва ли не яростнее Вашингтона призывают навести порядок в Сирии с помощью военной силы.

Есть ли между этими двумя высказываниями какая-то внутренняя связь? Безусловно, но только если применять логику лицемерия, учитывая, что именно США были главным инициатором последних ближневосточных и североафриканских конфликтов. После этого американцы, с одной стороны, продолжают фарисействовать, призывая европейцев гуманно отнестись к мигрантам, а с другой — недвусмысленно у них интересуются: ну что, теперь убедились, что бомбить их надо было и еще раз бомбить?

Гнусность ситуации в том, что именно бомбежки и война порождают толпы беженцев, что и произошло, а новые бомбежки лишь усугубят положение. Возможно, и в этом противоречии есть своя логика, но мы, скорее всего, не там ее ищем. Такая политика.

Андрей Савин