35media.ru

Новая жизнь старой усадьбы

Потомки восстановили родовой дом и сделали его центром духовной и культурной жизни села

В этот раз в рамках нашей летней рубрики «Дачные люди» мы отправились в гости не совсем к дачникам в привычном для нашей области понимания этого слова. Мы в усадьбе «Хвалевское» в селе Борисово-Судском Бабаевского района.

Родовое гнездо

Владельцы усадьбы москвичи Юрий Михайлович Войцеховский и Вера Борисовна Войцеховская-Качалова, потомки дворянского рода Качаловых, на собственные средства выкупили и восстановили разрушавшуюся усадьбу предков. После революции «Хвалевское», построенное в середине XIX века, постигла участь многих разоренных русских дворянских гнезд. Дом был национализирован и использовался разными организациями: в нем располагались райком партии, интернат, госпиталь. Последнее предназначение дома — школа. С середины 90-х годов выдержавшее все перипетии российской истории здание пустовало. Как рассказывает Юрий Михайлович, когда они впервые, около восьми лет назад, приехали сюда, то были поражены увиденным: дом на высоком берегу реки Суды, рядом с домом большой дуб, родник. Очень красивое место. Но двери, окна заколочены, где-то уже нет пола, и приходилось днем идти с фонариком. По северной стене дома тянутся несколько огромных трещин. Сразу стало понятно, что зданию требуется немедленный серьезный ремонт.

— Конечно, первые ощущения были непростыми, — вспоминает сейчас Вера Борисовна. — Смешались чувства радости от прикосновения к истории и грусти от плачевного состояния дома. И только по возвращении в Москву, когда нашлись воспоминания моего прадеда, который построил этот замечательный усадебный дом, мы решились взяться за восстановление нашего родового гнезда. За эти годы мы очень привязались к этим местам и приобрели в селе много новых друзей. Когда приезжаешь сюда, то чувствуешь: тут по-другому течет время.

Эти слова я в полной мере ощутил на себе.

Эти строки, которые читаете вы, уважаемый мой читатель, написаны не в редакции газеты. Я сижу за большим просторным столом в высоком кожаном кресле, ножки которого выточены в форме львиных лап. На столе — лампа под зеленым абажуром. Правда, вместо пера и бумаги у меня ноутбук. Передо мной массивный кожаный диван, большие распашные двери, через которые видна соседняя комната, нет, скорее, зала. На полу стоит букет пионов, на стене висит портрет Александра III.

Меня окружают книги, географические карты... А за усадебным окном воскресное утро. Лучи солнца освещают веранду, луг, смотровую площадку, играют на глади реки...

Усадьба наполнена вещами той эпохи, которые окружали хозяина поместья — Николая Александровича Качалова — при жизни, например буфет.

— Он когда-то стоял именно на этом месте, нам его отдала местная бабушка Татьяна Александровна Иванова, — рассказывает Юрий Михайлович. — Этот буфет достался ее матери от последнего управляющего и все время находился у них дома, дошел до нас в очень хорошем состоянии. Также в дар нам семья передала икону Кирилла Белозерского, перед которой когда-то молился сам Николай Александрович.

Большая семья Качаловых

Большая витая лестница ведет наверх, где располагаются жилые комнаты, внизу в зале висит портрет основателя усадьбы Николая Александровича Качалова, тайного советника, губернатора Архангельска, главы таможни Российской империи, близкого соратника царя Александра III и предводителя дворянства Белозерского уезда Новгородской губернии. У Н.А. Качалова было 15 детей. В усадьбе они и выросли. Один из сыновей, Николай, стал губернатором Архангельска, в Санкт-Петербурге он основал электротехнический институт и стал его первым директором. Сын Владимир — камергер Двора Его Императорского Величества и управляющий Императорскими имениями в Крыму, строитель Ливадийского дворца и Массандровских винных подвалов. Дом в Борисово-Судском расположен на той же долготе, что и Соловецкий монастырь. Любопытно, что один из Качаловых был там монахом, а сам строитель дома Н.А. Качалов, в бытность архангельским губернатором, регулярно бывал в этом северном монастыре.

Сейчас семейное древо насчитывает более 100 потомков строителя усадьбы. Они живут по всему миру, дружат и общаются. И иногда, как в эти летние дни, собираются вместе в восстановленном родовом гнезде.

Семейный ужин

Для семьи, многочисленных родственников Качаловых, их гостей, которые приехали из Москвы, Санкт-Петербурга, Смоленска, Риги, Копенгагена и Лондона, это уже была третья большая встреча в «Хвалевском». Среди тех, кого ждали, были заслуженные артисты России Людмила Лисюкова и Николай Коншин, собиратель народного фольклора, прямой потомок композитора Римского-Корсакова Николай Головкин, ведущий конструктор авиабюро имени Туполева с супругой, а также многочисленные дети.

Первым в усадьбу прибыл Юрий Михайлович с дочерями Анной и Софией и сыном Михаилом, из Риги специально приехала мать Юрия. И сразу же огромный дом наполнился шумом. Татьяна, управляющая домом, только успевала рассортировывать привезенный продовольственный багаж, что-то несли сразу же в подвал. Кстати, подвал восемь лет назад представлял невообразимую мусорную свалку. Его вычистили и обнаружили великолепное помещение, которое используется по прямому назначению, как и прежде, для хранения продуктов.

А тем временем родственники и друзья собрались на ужин за просторным семейным столом. Среди друзей присутствует Нина Михайловна Рябкова, которую тут очень любят и уважают. Именно благодаря ей и семье местного доктора Юрия Николаевича Болтова нынешние хозяева обрели свой дом.

Центр притяжения

Несмотря на то, что у Войцеховских в такие дни дом полон гостей и друзей, они видят и чувствуют и другое предназначение своей дворянской усадьбы.

На первом этаже кроме музыкальной гостиной несколько комнат отдано для детской художественной школы. Для ребят, чтобы они могли заниматься рисованием, лепкой, местные мастера изготовили резные парты.

Уже третий год усадьба раз в месяц, в последние выходные, открывает свои двери для посетителей. Здесь проводятся благотворительные концерты, выставки и экскурсии.

В скором времени хозяева ждут большую группу молодых архитекторов, которые примут участие в конкурсе на лучшую организацию общественных зон — территории вокруг школы и центра села. В результате в Борисово-Судском появится свой «генеральный план развития».

Надо ли говорить, сколь благое дело совершают потомки Качаловых, создавая в вологодской глубинке не персональное дачное место для семьи, огороженное высокими заборами, а некий духовный центр, вокруг которого бурлит жизнь, подпитываемая замечательными семейными и историческими традициями.

Мы очень привязались к этим местам и приобрели в селе много новых друзей. Когда приезжаешь сюда, то чувствуешь: тут по-другому течет время.

Как строился дом

Потомки рода Качаловых издали книгу, написанную Николаем Александровичем, — «Записки тайного советника». Вот отрывок из нее о строительстве усадьбы.

«Хвалевское» есть удобнейшая местность для производства каменных построек. Усадьба расположена на высокой сухой местности с плотной подпочвой, так что канавы для бута возможно было выкопать не глубже 3 — 4 аршина, следовательно, осадка здания немыслима. На наших землях находится превосходная глина, песок, прямо против дома известковая плита, годная для тесания цоколя, а пережженная — давала превосходную известь для кирпичной кладки. Из Чубринской дачи доставлен сосновый рудовой лес на балки, закладные и оконные рамы, двери и другие деревянные поделки. Лес этот был заготовлен заблаговременно, что нужно распилено и хорошо высушено. На потолки употреблен целый дом, перевезенный из Степачева, дом хотя и старый, но построенный из старого рудового леса, он совершенно сохранился, и как чрезвычайно сухой, то собранные из него постройки дали возможность немедленно на настилке приступить к штукатурке. При переезде на «Хвалевское» я чрезвычайно старательно занялся приготовлением материалов, начали делать кирпич, тесать цоколь и ступени для крылец, заготовлять известь, приготовлять закладные и оконные рамы, двери, паркет и половые доски. Обтесывались балки, которых не было тоньше 10 вершков в отрубе, и весь лесной материал был сложен и покрыт для просушки.

С весны 1854 года положили фундамент, цоколь и кирпичную кладку до круглых арок окон нижнего этажа и, закрыв стены, в таком виде оставили на зиму. С весны 1855 года продолжали работу, окончили всю кирпичную кладку стен, остропили и покрыли отличным яковлевским железом, а также настлали черные полы. С весны 1856 года продолжали окончательные работы: сложили печи, отштукатурили потолки, деревянные перегородки и вытянули карнизы, ставили оконные рамы, двери и настлали паркет и простые полы, выкрасили все, что следует, и к сентябрю окончили все в доме, но обоев не наклеивали и 15 ноября 1856 года перебрались в новый дом.

Постройка этого дома по прочности и отличному качеству материалов, действительно, заслуживает внимания".

Сергей Рычков