Малечкинское яйцо: от осужденных — осужденным

Взаимовыгодное сотрудничество. Федеральная служба исполнения наказаний России взяла в аренду птицефабрику, находящуюся в процедуре банкротства.

За шумихой вокруг банкротства и закрытия птицефабрики в поселке Климовское почти незамеченным прошел факт подачи иска о признании банкротом птицеводческих предприятий в Малечкино и Парфеново. Многомиллионные долги перед банками и собственными работниками планомерно тянули предприятие в небытие. Помощь пришла откуда не ждали: инвестором фабрики стала Федеральная служба исполнения наказаний.

Кому это нужно?

И сразу ответ на главный вопрос: «Почему не Климовское?» Ведь именно о закрытой там птицефабрике шла речь в контексте Соглашения о сотрудничестве правительства области и УФСИН. Даже пресс-релизы рассылались о том, что уже к Рождеству на наших столах появятся курочки с возрожденной птицефабрики. Оказалось, что не все так просто: ведущие столичные экономисты до сих пор продолжают рассчитывать, насколько выгодным будет для УФСИН приобретение бывшего «Череповецкого бройлера». При этом, как оказалось, руководители ведомства в качестве инвестиционных площадок рассматривали сразу несколько птицеводческих предприятий Вологодчины, разоренных силами столичного холдинга «ОГО». И тут яичные фабрики в Малечкино и Парфеново показались наиболее выгодными приобретениями. Дело в том, что, несмотря на все финансовые трудности, они ни на один день не останавливались: производство в порядке, оборудование функционирует.

— Если «Череповецкий бройлер» — это перспектива, то Малечкино — это то место, куда мы могли сразу войти и начать работать, — пояснил журналистам зам. директора ФСИН России Олег Коршунов, который приехал в Малечкино, чтобы лично оценить условия работы заключенных и презентовать журналистам первый бизнес-проект системы исполнения наказаний.

Как рассказал Олег Адольфович, решение «податься в бизнес» не было спонтанным. Бюджетное финансирование регулярно сокращается, цены на продукты постоянно растут, а осужденных нужно кормить. Кроме того, людям, отбывающим наказание, нужно работать — искупать свою вину, компенсировать нанесенный материальный и моральный ущерб.

— В производстве есть очень больной вопрос — сбыт, — продолжил Олег Коршунов. — В данном случае он будет решен, так как мы будем потреблять эту продукцию сами. Если будет избыток, мы готовы отдать его области по ценам чуть ниже рыночных, чтобы она также могла закрывать свои проблемы: обеспечивать детские дома, школы, больницы.

При этом и Череповец без малечкинского яйца вроде бы не останется.

— Эта площадка производит 150 — 180 миллионов штук в год, — рассказал ген. директор птицефабрики Михаил Садков. — Мы абсолютно спокойно закрываем потребности Череповца и всех учреждений Федеральной службы исполнения наказаний. Все эти моменты урегулируются. Самое главное: предприятие не остановится ни на минуту.

Кадры и зарплата

Трудиться на фабрике будут, как и прежде, 350 работников, из которых не более 100 осужденных, остальные — постоянные кадры предприятия. Как заверил директор птицефабрики, специально рабочие места для осужденных не высвобождались. Ни один сотрудник не был сокращен. Кадры из пенитенциарных учреждений займут место наемных и сезонных работников предприятия. Причем постоянные сотрудники получат от этого только выгоду.

— По договоренностям с ФСИН весь персонал банкротных предприятий переведен в новую организацию, все получили работу с достойным заработком, — пояснил Михаил Садков.

Долг по зарплате, который на сегодняшний день составляет 7 млн рублей, пообещали взять на себя областные власти.

— Вопрос по выдаче заработной платы тем, кто здесь работает, мы сегодня обсуждали на уровне первого заместителя губернатора Николая Гуслинского. Буквально со следующей недели мы начнем закрывать задолженность, — пообещал глава департамента сельского хозяйства области Николай Анищенко.

В будущем же заработная плата постоянных работников фабрики и осужденных сравняется. Если для первых она останется на прежнем уровне, то вторые их догонят, получив существенную прибавку. В среднем по стране осужденные за свою работу получают денежное вознаграждение в размере МРОТ. До 75 % из заработанных ими средств отчисляются в счет погашения задолженностей. У тех, кто будет трудиться на птицефабрике, зарплата увеличится как минимум в 2 раза, а значит, долги перед обществом они погасят быстрее, да и на личные нужды будет оставаться больше.

В цехе

Как и где будут трудиться осужденные, представители ФСИН решили оценить лично. На фабрике в деревне Парфеново трудятся уже 18 осужденных: 9 — в цехе сортировки яиц и 9 — на бойне. Все они из колонии-поселения в Суде. Планируется и в дальнейшем ежедневно привозить на фабрику спецконтингент только оттуда. То есть среди тех, кто будет трудиться в Малечкино, не будет осужденных за тяжкие преступления.

За действиями новых сотрудников фабрики пристально наблюдают люди в форме.

— Когда нам сообщили, что в нашем цехе будут работать осужденные, я сначала испугалась, — рассказывает сортировщица яйцесклада Наталья Петухова. — Увидела их и успокоилась: они нормальные ребята, трудятся как все, даже положительный момент есть — от них ни слова мата не услышишь.

Со слов Натальи Вениаминовны, с осужденными они все делают вместе, только вот обедать тех выводят отдельно, так что познакомиться и пообщаться толком пока не удалось: в цехе всего пара технологических перерывов да обед, а в остальное время — все у станка.

— Вновь прибывшие в нашем цехе выполняют работы по яйцесортировке, погрузке яиц, изготовлению коробок, — рассказывает начальник цеха сортировки яйца Любовь Нилова. — С работой справляются, нормативы выполняют.

Зам. начальника УФСИН решил лично пообщаться с Любовью Анатольевной, вникнуть в процесс производства. Например, его заинтересовало, где закупаются коробки для яиц и по какой цене.

— А у нас есть производство коробок, — заметил Олег Коршунов, — нужно это обдумать, ведь все вкладывается в конечную стоимость, в том числе и цена тары.

Силовики всерьез взялись за это дело: по окончании процедуры банкротства предприятия ФСИН его выкупит (сейчас оно в аренде у ведомства).

— Мы считаем, что это будет удачный проект, потому что не имеем права на ошибку — у нас бюджетные деньги, — заключил Олег Коршунов.

Наталья Демченко