Домик в деревне может стать дорогим удовольствием

С нового года мы будем платить налоги на имущество и землю, исходя из их рыночной стоимости

Владимир Путин подписал закон, в соответствии с которым налоги на имущество россиян будут исчисляться на основе кадастровой (рыночной) цены. Изменения вступят в силу с 1 января 2015 года. В Череповецком районе они уже выросли в несколько раз. Почему?

Закон да дело

Как объясняют законодатели, переход от инвентаризационной стоимости к кадастровой произойдет не сразу, а будет осуществляться в течение пяти лет. За отведенное время каждый из регионов самостоятельно определит сроки и ставки по этому закону. По оценкам экспертов, для граждан ежегодный платеж за имущество может вырасти втрое, а то и больше. В Череповце высокий спрос на земли в районе, но эксперты рынка недвижимости называют его отложенным. Почему?

Человек хочет жить не в пыльном, дымном городе, а на свежем воздухе, в деревне — рядом с лесом, на берегу реки или озера. Земля в районе стоит недорого, налоги посильные, опять же ты не зависишь от высоких городских коммунальных платежей и налогов. Жить в деревне, работать в городе — мечта многих череповецких семей. Но смущают затраты на строительство и отсутствие инфраструктуры.

Не испугает ли новый закон тех, кто уже живет за городом или хочет там приобрести землю и построить дом?

Сомнения, как нам кажется, обоснованны, поскольку прецеденты недовольства ростом налогов в Череповецком районе уже есть. И это до вступления в силу закона о кадастровой стоимости. Попробуем разобраться на примере Югского поселения, где предъявленные жителям деревни Городище платежи по налогу на имущество довели людей до намерения обратиться в суд.

Ставки сделаны

Как нам объяснили в районной налоговой инспекции, налог на имущество в Череповецком районе, впрочем как и в городе, формируется по следующей схеме. Сначала определяется инвентаризационная стоимость имущества (проще — оценка БТИ). Из года в год она индексируется (считай, растет). Расчеты делаются по специальным методикам, учитывающим, из какого материала построен дом (деревянный, кирпичный), сколько в нем этажей, на какой земле стоит и т. д. Методики сложные, разобраться в них непосвященному потребителю вряд ли удастся. Единственное, что ясно: оценка имущества — полномочия региона.

Инвентаризационная стоимость — это налоговая база, на основе которой рассчитывается величина налога. Депутаты поселений Череповецкого района корректируют размер налога, применяя налоговые ставки. Это входит в их полномочия.

— Но у депутатов есть свои ограничения (минимальные и максимальные налоговые ставки утверждают на федеральном уровне и спускают в регионы — авт.), — объясняет Иван Хренов, глава Ирдоматского поселения. — Так, рамки для налога на имущество — от 0,1 % до 2 %, на землю — от 0,1 % до 0,3. В данном случае речь идет о частном жилом доме и земельном участке, на котором он стоит. Для предпринимателей (человек хочет построить магазин, открыть свиноферму) определена только максимальная ставка — не более 1,5 %.

В Череповецком районе ощутимо ставки налога на имущество скорректировали только для жителей Югского поселения. От них и получили больше всего жалоб. Для остальных поселений ставки налога на землю остались практически неизменными. Что же произошло в Югском?

«Богатые» тоже платят

Причиной резкого скачка платежей стало решение депутатов Югского поселения скорректировать ставки налога на имущество. Если в прошлом году максимальная была 0,4 % от инвентаризационной стоимости имущества, то в 2014 году — 1,45 %. У многих налог вырос в несколько раз.

— Сделано все как-то втихаря. Платежки пришли в последний момент, а сам налог для многих оказался непосильным, — говорит Андрей Королев, житель деревни Городище. — В администрации Югского поселения нам объяснили, что нас разделили на «бедных», «средних» и «богатых», вот и получился такой платеж. И это при том, что инвентаризационную стоимость дома накручивают из года в год. Где логика? Дом с годами не молодеет, зато дорожает. Два года назад мой дом по оценке БТИ стоил 2 млн, сейчас — 2,3 млн. Налог был 8 тыс. рублей, сейчас — 30 тысяч. Квартира в городе стоимостью 2,3 млн обходится дешевле: налог с нее будет тысячи две-три.

Того же мнения придерживается и жительница деревни Ольга Сергеева. Ей за свой дом на десяти сотках нужно выложить 38 тыс. рублей налога. Владельцам дорогих коттеджей выставили суммы до 100 тыс. рублей в год. Дело доходит до абсурда. Строила дом в деревне семья: отец, брат, муж. У собственника, на кого оформлен дом, зарплата 15 тыс. рублей, налог — 40 тысяч.

Жители Городища возмущаются, за что берут такие налоги: ни дорог (пылища, грязища!), ни газа, ни электроэнергии толком нет; ни тебе скорой помощи, ни детских садов; связь и та только мобильная — в общем, тьмутаракань.

— К нам дороги — два километра, — говорит Андрей Королев. — Ремонт одного километра выпрашивали десять лет. Построили, да только плохо, сейчас подрядчик переделывает. Мы сами мусор убираем, территорию благоустраиваем, порядок наводим. За что и кому нас заставляют платить?

Почему растут налоги

— В 2014 году ставки в поселениях уточнялись: где-то в сторону уменьшения, где-то в сторону увеличения. В частности, в Югском поселении. Земля и недвижимость в Городище, в районе Черной речки вообще очень дорогая. Отсюда и возможный рост налога на имущество. Да, мы получили много жалоб от жителей Югского поселения. Мы предлагаем гражданам, если их не устраивает размер налога, делать независимую экономически обоснованную оценку стоимости имущества. И если она выше рыночной, обращаться в суд, — говорит Надежда Староверова, зам. главы администрации Череповецкого района по экономике и финансам.

Она объяснила главный принцип формирования бюджетов поселений. В основном каждый из них пополняют налоги на имущество, землю и деньги, вырученные от продажи земли. Эти средства на 100 % зачисляются в местный бюджет. Но и эти налоги нужно где-то взять. Площади в поселениях большие, а жителей кот наплакал. Это вам не мегаполис, где знай собирай «урожай» налогов.

Для примера, в Югском поселении 127 населенных пунктов: Костяевка, Вичелово, Городище и т. д. Население 4 тысячи человек. Территории огромные, а годовой бюджет — 20 млн рублей, сущие копейки.

— А ведь территории нужно развивать, содержать: котельную, дороги, освещение, — говорит Надежда Малкова, глава поселения. — Да, мы скорректировали ставки налога на имущество. Но мы их не меняли с 2006 года. Кроме того, подчеркну: под максимальную ставку в 1,45 % подпадают только 5 % всех объектов недвижимости на территории нашего муниципального образования. Бюджет так или иначе наполнять надо, тем более что у нас и недоимка по налогам большая.

Предлагают земли

Мы обратились в ряд поселений Череповецкого района, и в каждом из них заявили, что земли хватает, и новым поселенцам здесь будут только рады.

К примеру, пятую часть всего Череповецкого района занимает Воскресенское поселение. В нем 119 населенных пунктов, которые разместились на территории площадью 426 кв. километров. Жители Европы обзавидовались бы. А нам беда. Поскольку строить дороги, чистить их зимой, содержать трубопроводы и прочие коммуникации нужно в каждой деревне.

— А у нас есть такие, где зимой живет одна бабушка. Или допустим, деревня Кизбой на 60 домов (в 50 километрах от Череповца), где круглый год живет одна семья, которая ездит на работу в город. Остальные — дачники, — говорит Валентина Никитина, глава Воскресенского поселения. — Земли у нас хорошие, опять же грибы-ягоды, речушки. К примеру, деревня Романово стоит на Романовском озере, там есть свободные участки. В деревне Остров сформированы земельные участки по 20 соток (примерная стоимость 90 тыс. рублей): от белозерской дороги в сторону всего-то два километра. Мы приходу землевладельцев, в том числе жителей Череповца, только рады. Зачем землям пустовать?

55 гектаров — примерно 200 земельных участков по 15 соток — нарезаны в деревне Борисово Ирдоматского поселения. В Малечкинском поселении приготовлены 24 участка на 7 гектарах. Как говорит глава поселения Сергей Аникин, местная власть кровно заинтересована в их продаже, и чем скорее это произойдет, тем лучше. Во-первых, прежде чем продать землю, нужно потратиться, чтобы сформировать участок, — на геодезические изыскания, межевание и пр. Во-вторых, птицефабрика в Малечкино с 2011 года сокращает объемы, значит, в казну стало меньше поступать налогов с зарплат (НДФЛ). Вся надежда на другие налоги. Где-то приходится их повышать. Так, депутаты скорректировали земельную ставку. В 2013 году применяли 0,1 %, в 2014 году — 0,2 %.

Пока налоги выглядят посильными. Но это как сказать. Зарплаты в глубинке невысокие. В том же Югском поселении не одни коттеджи стоят, а и простые дома в деревнях. Доярка получает 8 — 9 тыс. рублей в месяц, механизатор летом в сезон зарабатывает 20 — 30 тысяч, зимой не более 10 — 12 тысяч. Вот и получается нередко так, что в деревне самые богатые — пенсионеры, кому за 80, у них пенсии побольше. А ведь грядут изменения в оценке имущества и земель.

«Еще предстоит разобраться»

Ситуация складывается парадоксальная. С одной стороны, поселения кровно заинтересованы в притоке новых жителей, которые освоят пустующие земли. С другой, кровно заинтересованы в пополнении бюджета. Не получится ли так, что на новые земли людей будут зазывать, обещая свежий воздух и посильные налоги, а через год-другой ситуация резко изменится? Что такое кадастровая (рыночная) стоимость имущества и как она может отразиться на развитии села? И есть ли у кого-то ответы на эти вопросы?

— С кадастровой стоимостью земельных участков, думаю, нам всем еще предстоит разобраться, — выражает свое мнение Иван Хренов, глава Ирдоматского поселения. — Стоимость эту формируем не мы. Насколько я в курсе, это уровень правительства страны: тендер по оценке земель в Вологодской области выиграла какая-то московская фирма. Я не знаю, по каким методикам, но не обошлось без казусов. Два земельных участка рядом, они как близнецы. На одном из них сотка стоит 20 тыс. рублей, на соседнем — 60 тысяч.

За комментариями мы обратились в нашу Кадастровую палату; руководитель структуры Роман Каминский нам заметил, что они занимаются только учетом имущества, а не оценкой. Тогда мы обратились в районное БТИ.

— Кадастровая стоимость максимально приближена к рыночной, — объясняет Наталья Новожилова, исполняющая обязанности начальника череповецкого отделения ФГУП «Ростехинвентаризация — Федеральное БТИ». — Почему возникают парадоксы в оценке — на этот вопрос я вам не отвечу. Скажу лишь, что кадастровый учет объектов недвижимости ведется в Вологодской области начиная с 2011 года. С 2012 года техническая инвентаризация как таковая отменена. Сейчас действует технический план на объект, на его основе рассчитывается кадастровая стоимость. Но определять ее — не наши полномочия.

Хорошо. Обращаемся в департамент имущественных отношений Вологодской области. Вот что нам ответили:

— Государственная кадастровая оценка земель населенных пунктов Вологодской области в 2012 году проведена за счет средств федерального бюджета по государственному контракту № 85Д/2012, заключенному между Федеральной службой государственной регистрации, кадастра и картографии (далее — Росреестр), являющейся заказчиком работ, и ФГУП «Ростехинвентаризация — Федеральное БТИ», являющимся исполнителем работ.

7 ноября 2012 года исполнителем работ составлен отчет об определении кадастровой стоимости земель населенных пунктов Вологодской области № ГКОЗНП-35-2012. 14 ноября 2012 года на данный отчет получено экспертное заключение № ЭК-161012/1 от 14.11.2012.

14 декабря 2012 года Росреестром (Москва) подписан акт сдачи-приемки выполненных работ по указанному государственному контракту. 27 декабря 2012 года результаты государственной кадастровой оценки земель населенных пунктов Вологодской области утверждены приказом департамента имущественных отношений области № 206. Текст приказа опубликован в газете «Красный Север» 18 января 2013 года, соответственно с этой даты применяются результаты государственной кадастровой оценки земель для начисления арендной платы за использование земельных участков; с 1 января 2014 года — для целей налогообложения.

Татьяна Ковачева