Алексей Мордашов пообщался с работниками компании

Обратная связь. Глава «Северстали» рассказал о целлюлозном заводе, объявил об индексации зарплат и призвал быть внимательнее к клиентам

Традиционная видеоконференция генерального директора «Северстали» Алексея Мордашова с работниками подразделений компании на этот раз была особенно масштабной: на связи были 23 точки, три включения впервые производились прямо с промплощадок. За три дня от сотрудников поступило более 230 вопросов. Один из острейших для череповчан — возможное строительство целлюлозного производства. С него и начнем.

Целлюлозный завод

Вопросы о планах строительства в Вологодской области нового целлюлозного завода Алексею Мордашову задавали как председателю совета директоров ОАО «СВЕЗА».

Прежде всего он уточнил, что окончательное решение пока не принято, но возможность строительства завода в Череповецком районе рассматривается. «СВЕЗА» готова вложить в проект около $ 2 млрд, но требуется помощь государства в части развития инфраструктуры.
Почему именно Вологодчина? Алексей Мордашов еще раз напомнил, что в регионе остается невостребованной более половины расчетной лесосеки, которую можно использовать без ущерба для природы. Целлюлозный завод также позволяет перерабатывать низкосортную древесину (отходы, которые часто остаются в лесу), улучшая экологичность и рациональность лесозаготовок. К тому же у нас есть транспортная инфраструктура, позволяющая доставлять целлюлозу по России и за рубеж.
Также важно наличие крупного источника воды. Такое предприятие не может работать на замкнутом водном цикле, но сегодня воды требуется в десять раз меньше, чем раньше. При этом модернизировать тот же Сокольский ЦБК с его устаревшими технологиями — значительно дороже и сложнее, чем построить современный завод.
— Металлургия и химия сегодня не настолько прибыльны, как 5 — 10 лет назад, что прямым образом сказывается на отчислении налогов, — сказал Алексей Мордашов. — Региону нужна диверсификация экономики — новые предприятия с перспективным будущим. Лесопереработка может стать «третьей ногой» экономики. Тем более в сегодняшней ситуации, когда доходность областного бюджета очень низкая при высоком государственном долге.
По словам Мордашова, один только этот завод, работай он сейчас, мог бы приносить области несколько миллиардов рублей ежегодно и за десять лет ликвидировал бы долг. Плюс около 400 рабочих мест на самом предприятии и 7 — 8 тысяч — в смежных отраслях.
Впрочем, это вовсе не означает, что вопросам экологии внимания уделено мало. Как раз наоборот.
— Я специально изучал этот вопрос, и, поверьте, мне не все равно, что будет с моим родным городом, —
заявил Алексей Мордашов. — Я здесь родился, я до сих пор здесь зарегистрирован и налоги плачу здесь. Завод, о котором мы говорим, будет делать только целлюлозу — ни бумагу, ни какие-то другие изделия он выпускать не будет. Целлюлозные заводы не загрязняют окружающую среду. Есть примеры подобных предприятий в Скандинавии, которые стоят в центре городов, и я не вижу причин, почему мы должны построить хуже, чем другие.
Он подчеркнул, что целлюлозные заводы не имеют выбросов в атмосферу. Что касается сточных вод: если обычно используются две ступени очистки стоков (механическая и биологическая), то в данном проекте есть и третья — физико-химическая. И в этом случае по многим показателям сточные воды будут даже чище, чем при заборе из водоема.
Опасения, что природоохранные технологии останутся лишь на бумаге, Алексей Мордашов считает надуманными:
— Поймите, мы меньше всего заинтересованы в том, чтобы новый завод загрязнял окружающую среду. Мы собираемся вложить в этот проект огромные средства, и нам точно не нужно, чтобы предприятие закрыли из-за экологических проблем.
Глава «Северстали» назвал нормальной практикой открыто высказывать свое мнение и беспокоиться о будущем своего города и своих детей, подчеркнув, что готов отвечать на все вопросы.
— Но протестовать против строительства завода из принципа, только потому, что какой-то ЦБК загрязняет Байкал, — это странно, это не аргумент, — добавил он.
Также Алексей Мордашов пригласил всех, кто хотел бы лично поучаствовать в обеспечении экологичности производства, в группу общественного контроля, которую возглавил Михаил Ставровский:
— Напомню, что Михаил Сергеевич руководит постоянным комитетом по экологии и природопользованию в Законодательном собрании Вологодской области, и ему, так же как и мне, глубоко небезразлична судьба Череповца. Он готов объединить все заинтересованные стороны, привлечь экологов и общественников к работе над проектом.

Итоги третьего квартала
Итоги работы компании «Северсталь» за истекший период ее гендиректор назвал вполне удачными:
— По сравнению со вторым кварталом мы увеличили объемы производства, по итогам девяти месяцев нарастили объем генерации доходов по сравнению с девятью месяцами прошлого года. В третьем квартале выросла доля продукции с высокой добавленной стоимостью, увеличили производство стали на 1 %. Загрузка производственных мощностей в Череповце была практически полной, если не принимать во внимание стоящую первую электросталеплавильную печь. У нас есть определенная эффективная динамика в производстве железорудного сырья и коксующегося угля.
Важнейшим событием в компании в минувшем квартале Алексей Мордашов назвал закрытие сделки по продаже североамериканских активов. Средствами, вырученными от продажи (около 2,4 млрд долларов), запланировано распорядиться так, как уже было объявлено: 1 млрд долларов пойдет на выплаты дивидендов акционерам, а оставшаяся сумма будет использована для снижения задолженности. С учетом этого ожидается, что к концу года уровень долга компании, по словам Мордашова, станет самым низким среди металлургических компаний в России и даже в мире.
— При этом нельзя сказать, что все проблемы решены, — отметил он. — Есть очень много факторов, которые сдерживают нашу работу. Ситуация в конце 2014 года по сравнению с концом 2013-го своеобразная. В прошлом году мы испытывали беспокойство по поводу положения дел в самой «Северстали», были жестко сориентированы на снижение издержек и меньше озабоченности вызывала общая макроэкономическая ситуация вокруг «Северстали». Сегодня ситуация прямо противоположная: мы видим больше вызовов во внешней среде.

Новые вызовы
При замедлении роста отечественной экономики на первый план выходит обеспечение конкурентоспособности компании. Значит, предстоит работа по развитию клиентоориентированности, которая, по оценке Алексея Мордашова, в данный момент хоть и является самой слабой стороной «Северстали», но одновременно заключает в себе большой потенциал для улучшения.
— Внешние факторы вызывают серьезную тревогу, — признал глава компании. — И я говорю не о политических проблемах, связанных с украинской ситуацией, а об экономике. Очевидно замедление темпов роста экономики России. В мире по-прежнему работают серьезные мощности по производству стали, железорудного сырья и угля. Все это говорит о том, что конкуренция в нашей отрасли должна обостряться, и чем дальше, тем больше. И это ставит всех нас перед очень серьезным вызовом по обеспечению нашей конкурентоспособности в сложившихся условиях. Достичь этого можно, только продавая по высоким ценам и производя с низкой себестоимостью.
— Очевидно, что мы можем и должны продолжать работу по снижению издержек. Все подразделения, кроме Воркуты, показали высокие результаты по их снижению, — продолжил Мордашов. — За эту работу я хочу сказать большое спасибо всем работникам «Северстали». Но она все равно не привела к тому, что ЧерМК занял бы существенно лучшую позицию, чем НЛМК и «Магнитка». Это большой успех, но наши конкуренты делают то же самое. Во многом эта работа направлена на то, чтобы не потерять конкурентное преимущество, но похоже, что главным фактором, обеспечивающим отрыв от конкурентов, является наша способность получать дополнительную премию от наших клиентов.
Глава «Северстали» посетовал на то, что все имеющиеся отставания (по времени отгрузки, по качеству поставляемой продукции) происходят в отношениях как раз с теми клиентами, которые являются для компании наиболее ценными и перспективными: с предприятиями автопрома, трубной промышленности, топливно-энергетического комплекса и т. д.
— Проблема в том, что мы хотим, но не умеем обслуживать нашего клиента так, как надо, — добавил Алексей Мордашов. — А это не позволяет нам получить премию, которая может сделать нас реальными лидерами. Это при том, что, по моему глубокому убеждению, сегодня «Северсталь» больше, чем любая другая компания нашей отрасли в России, приспособлена к достижению этой цели. Мы инвестировали в людей, в культуру больше и лучше, чем наши конкуренты, и коллектив специалистов у нас лучше.

Производственная культура
Ведя разговор о культуре на производстве глава компании заявил, что если мы хотим изменить положение дел с производством и себестоимостью, с доходностью, мы должны прежде всего изменить культуру. Если культура меняется к лучшему, улучшаются производственные показатели, и наоборот.
Роль руководителей в этом процессе переоценить трудно, подчеркнул Алексей Мордашов:
— Мы ждем, что они будут настоящими лидерами для своих коллективов, вникать в проблемы сотрудников и помогать им их решать, будут активно вовлекаться в дела своих подразделений (неважно, производственный это участок или подразделение финансовой дирекции), объяснять цели и задачи, слушать обратную связь, хвалить за успехи и указывать на недостатки, принимать на себя ответственность за своих сотрудников и помогать им развиваться.
В этом году, как напомнил Мордашов, компания перешла в «критическую фазу для успеха программы построения правильной корпоративной культуры», вовлекая в обсуждение не только мастеров, но и рабочих. То есть тех, кто занимается выпуском продукции. И от того, насколько руководители смогут помочь им делать это эффективнее, зависит общий результат. При этом, по мнению гендиректора, нужно избежать формализма, «который, к сожалению, исторически очень для нас типичен».

Безопасность на производстве
Алексей Мордашов с сожалением констатировал, что в вопросах безопасности труда, которые традиционно являются очень важными, руководство не видит прогресса, на который рассчитывали изначально: «Российская сталь» и «Северсталь» в целом не выполняют планы по снижению травматизма, несмотря на большую работу в этой области. В частности, глава компании напомнил о последней смертельной травме в «Российской стали» на ленточном конвейере, говоря о том, что похожие происшествия случались не так давно и одних только технических мер явно недостаточно:
— Есть серьезная программа по приведению в порядок рабочих мест, внедрению ограждений, но тем не менее мы не сможем оградить все рабочие места —во многом все зависит от сознательности людей. В данном случае сотрудница оказалась там, где она не должна была оказаться, не захотела воспользоваться переходом через конвейер и поплатилась за это жизнью. Нам нужно работать с людьми, объяснять им, что только постоянное внимание к вопросам безопасности, оценка рисков в сочетании с мерами по обеспечению условий безопасной работы может привести нас к нашей цели — исключить смертельные травмы.

Повышение зарплат
Почти треть всех вопросов, которые были заданы работниками «Северстали» генеральному директору перед проведением видеоконференции, касалась зарплат: каковы перспективы их повышения в следующем году?
— Очень понятный, ожидаемый и очень правильный вопрос, — отозвался Алексей Мордашов. — Исходя из тех темпов инфляции, которые мы видим за девять месяцев в России, и из финансово-экономического положения нашей компании мы проведем индексацию заработной платы с 1 апреля будущего года. Вы помните, что в прошлом году мы исключили из индексации высокооплачиваемых сотрудников, включая руководителей, но в этом году индексация коснется всех без исключения сотрудников компании.
Окончательный размер индексации определится в начале следующего года, когда будут подведены производственные итоги работы подразделений. При этом Алексей Мордашов подчеркнул, что размер повышения зарплаты конкретно для каждого работника будет зависеть не только от общего решения по коэффициентам индексации, но и от его индивидуальных успехов в работе, вклада в работу компании. Так что многие могут рассчитывать и на более весомый рост доходов. Также глава «Северстали» объявил о намерении выплатить тринадцатую зарплату по итогам года. И добавил:
— Интересно, что часть вопросов, посвященных заработной плате, звучала примерно так: «Хочу зарабатывать 70 тысяч — что мне для этого надо делать?» Отличный вопрос! Чем больше будет таких настроений в нашей компании, тем лучше. Все хотели бы зарабатывать больше, но не все понимают, как это сделать. Наша задача, руководителей, — создать условия, чтобы люди могли зарабатывать больше, давая большую отдачу компании. Настраивать систему мотиваций и материального стимулирования таким образом, чтобы она давала людям эту возможность. Мы рассчитываем сконструировать систему, при которой работник, делая то, чего мы от него ждем, повышая свою квалификацию, осваивая смежные профессии, беря на себя дополнительные обязательства по повышению эффективности обслуживания оборудования и повышая тем самым производительность труда, будет иметь возможность существенно поднять собственную заработную плату.

«Южный поток»
Далее с подачи самих работников «Северстали» разговор снова переключился на внешнюю политику. Прозвучал вопрос из Колпино, где расположено одно из предприятий компании — Ижорский трубный завод: как отразятся санкции Евросоюза на проекте «Южный поток» и какие существуют риски остановки проекта?
Алексей Мордашов напомнил, что сама по себе «Северсталь» не является объектом санкций, их влияние на экономику России пока незначительно, а краткосрочный прогноз до конца этого года ему видится достаточно позитивным. Напротив, несмотря на негативные предсказания, в России до сих пор наблюдается экономический рост, и рост этот во многом подстегнут девальвацией рубля, «которая сделала экспортные производства более эффективными, а импорт — менее эффективным, что для национального развития хорошо».
— Санкциями в определенной степени затронута банковская сфера, проекты нефтяников по глубоководному бурению на шельфе, что очень важно для перспектив нефтедобычи в нашей стране, но негатив выражается в общей нервозности, которая сдерживает инвестиционную активность, — отметил глава компании. — Мы видим падение объемов строительства, покупки недвижимости, автомобилей… Мы крайне чувствительны к инвестиционному климату и инвестактивности, и в этом смысле санкции — очень болезненная и опасная вещь, в том числе для компании «Северсталь».
По словам Мордашова, несмотря на достаточно стабильное финансовое положение компании (уже упомянутые низкий уровень долга и снижаемые издержки), необходимо учитывать общую рыночную нервозность и отсутствие условий для резкого роста спроса на металлопродукцию.
— Я все-таки надеюсь, что здравый смысл будет прокладывать себе дорогу, — добавил он.
Что же касается «Южного потока», то здесь Алексей Мордашов, напротив, видит крайне высокую активность «Газпрома» и консорциума по строительству газопровода. Он рассказал о беседе с главой одной из компаний, являющихся импортерами российского газа, который в последних событиях на Украине видит «дополнительный аргумент строить газопровод, а не сдерживать его строительство»:
— Это говорит о том, что наши европейские партнеры (при всей их чувствительности по вопросам Украины) сегодня всерьез думают о собственной энергобезопасности и пытаются экспортными мерами в самые краткие сроки снизить зависимость от транзита через Украину, продолжая ориентироваться на покупку больших объемов газа у России.

Андрей Савин