Понравился вокзал, дома, люди и... Зеленая роща

Череповец моей юности. Первым череповецким жильем известного в городе врача-офтальмолога была комната в больнице

Наш город для врача городской больницы № 2 Валентины Горбуновой — любовь с первого взгляда и на всю жизнь. Здесь началась ее трудовая биография, здесь она узнала прекрасных людей, сделала множество открытий — и в профессии, и просто в жизни.

«Дайте билет до ВологдЫ»

Валентина и Валерий поженились еще в студенчестве: он оканчивал курский политехнический, она — курский медицинский институт.

На каникулах молодая чета Горбуновых поехала в Ленинград; оттуда хотели махнуть в Вологду — посмотреть, но встреча с городом тогда не состоялась.

— Дайте, пожалуйста, билет до Вологды, — сказала Валентина в кассе, нечаянно поставив ударение на последний слог.

— Да вы что! — неожиданно возмутилась кассирша. — Какая вам ВологдА! Вы издеваетесь?

— Ну так и не поедем, — легко решили Горбуновы.

В студенчестве они много ездили: выкраивали деньги из маленьких стипендий и отправлялись в Таллин, Ригу, Одессу, другие города, благо за билет нужно было платить всего полцены.

В 1968 году пришла пора распределения (в те времена выпускники вузов должны были отработать несколько лет там, куда направят), неугомонной Валентине очень хотелось на Сахалин, но там не было мест для врачей.

— Выбирайте: Вологодская или Архангельская область, — сказали ей.

Выбрали с мужем Вологодскую.

В облздраве встретили приветливо: «Как хорошо! Специалисты нам нужны!» Узнав, что замужем, расспросили, какая профессия у супруга, и, посовещавшись, предложили:

— Можно и в Череповец, там инженеры очень требуются, металлургический завод растет. Решайте!

...Первое, что поразило в Череповце, — здание вокзала.

— Я любовалась! — вспоминает Валентина Абрамовна. — У нас в Курске вокзал заметный, лучший на Южной железной дороге, но этот мне понравился, пожалуй, даже больше: уютный, компактный, зеленый — такой красивый!

Потом понравилась гостиница «Ленинград», где остановились («Можно сказать, лицо города!»), почтовое отделение № 22, где на стене было изображение Юрия Гагарина («Он словно плыл по небу»), впечатлили колонны Дворца строителей («Я потом купила книгу по архитектуре — так интересно было узнать побольше!»), новые жилые дома, обилие зелени («Теперь те старые тополя вырубают — мол, насадили такие, от которых пуха много; но тогда люди заботились о городе, украшали его как могли»). Горбуновых, приехавших из безлесного южного края, привела в восторг Зеленая роща и безмерно огорчил бурелом («Как это, — не могла успокоиться Валентина, — деревья гибнут, и никому дела нет...»). Короче говоря, растущий, современный, асфальтированный Череповец покорил молодую семью больше, чем Вологда с ее деревянными тротуарами и обилием старых домиков. И молодожены решили остаться.

«Какие прекрасные здесь люди!»

— А самое главное — какие добрые, отзывчивые здесь люди! — до сих пор восхищается Валентина Абрамовна. — Как хорошо было вместе с ними работать и отдыхать. Да и не забывайте: было нам по 20 с небольшим лет, молодые, энергичные, жизнь сияла всеми красками!

Направили молодого врача в глазное отделение строительной больницы (теперь офтальмологическое отделение горбольницы № 2).

— Попала я на пятиминутку, вела которую завотделением Фаина Николаевна Жвакина: шла сдача дежурств, обсуждалось состояние больных, происшествия. Все было интересно, все нравилось!

Главврач Дмитрий Фрегатов первым делом спросил:

— Родственники в городе есть? А дети? Нет? Тогда, может быть, вас устроит комната прямо в больнице?

Конечно, устроит! Поселились в крошечном кабинетике — кровать да раковина, больше ничего и нет. Но разве это было важно? Работали оба допоздна, перекусывали на работе, готовили ли дома — Валентина Абрамовна даже не помнит: не до того было. Кажется, имелась на такой случай электроплитка... А вскоре один из докторов уехал в ординатуру на два года, и молодую семью поселили в однокомнатную квартиру на Парковой. Вовремя: в конце года родилась в семье дочка.

В выходные уезжали в так полюбившуюся Зеленую рощу — не могли налюбоваться и надышаться настоящим лесом. Летом собирали грибы, ягоды, просто гуляли. Позднее, лет через пять, получили дачный участок в районе ФМК — сколько было радости! Соседи, друзья помогли с саженцами, семенами — сажали с удовольствием все, что можно, на ходу осваивали работу на земле.

— До сих пор ищу антоновку, — признается Валентина Горбунова. — В этом году вот еще одно деревце посадила. Яблоки, которые здесь так называют, — не совсем те, что я ела на своей малой родине. Но может быть, они просто не успевают вызреть в северном климате, не хватает солнца...

Валентина Абрамовна до сих пор с улыбкой вспоминает, как в самом начале своей дачной эпопеи перепутала луковицы тюльпанов с головками чеснока, как училась отличать — не только на зуб, но и по запаху, окраске.

«Покажите мне глаз на затылке!»

Учиться она всегда любила и никогда не стеснялась узнавать новое, спрашивать. Занималась в офтальмологическом кружке; проработав два года, уехала учиться в ординатуру тоже на два года, потом ездила на курсы повышения квалификации в Москву, Ленинград, Одессу:

— Хотелось быть грамотным специалистом, приносить пользу.

В семье было уже двое детей, приходилось нелегко без бабушек, няни, но молодые родители были счастливы, успевали все. («Весь декретный отпуск в то время был 56 дней, но я все равно раньше времени рвалась на работу — такой уж характер»).

— Многому я научилась у Фаины Николаевны Жвакиной, первого своего наставника в офтальмологии, безмерно ей благодарна.

Прошло время, и Валентина Абрамовна сама стала заведовать отделением: энергичного, квалифицированного, влюбленного в свое дело врача не могли не заметить.

Много было сложного, но порой и забавного: узнавали, например, пациенты, что зрительные образы формируются не в самом глазу, а в затылочной части мозга, и требовали: «Покажите мне глаз на затылке!»

Валентина Абрамовна работает в больнице до сих пор, только хлопотную должность поменяла:

— Жаль оставлять любимое дело. Теперь здесь много новых специалистов, грамотных, опытных; возглавляет коллектив хороший хирург Владимир Анатольевич Раскокоха. Оборудование, конечно, не то, что в прежние времена, операции совсем иначе делаются — они теперь щадящие, оптимистичные.

О своей работе доктор может говорить бесконечно и с неиссякаемым увлечением.

Оказывается, в 60 — 70-х было очень много глазных травм: на строительстве, в промышленности, в сельском хозяйстве. В глаза попадали частицы металла, дерева, другие инородные тела, которые приходилось удалять. В начале 80-х шло строительство доменной печи № 5 на Череповецком металлургическом комбинате — и врачи, в том числе офтальмологи, выезжали туда на дежурство. Теперь травм меньше, и они в основном бытовые или криминальные.

«Человек просто желает знать»

Переезд из одного региона в другой — это всегда новые впечатления, иной уклад жизни, другие традиции. К чему-то человек привыкает и перестает замечать, как и коренные жители, но иногда увиденное впервые и поразившее так и остается пламенной страстью на всю жизнь. Такой любовью остался для Валентины Абрамовны наш северный лес. И прежде всего Зеленая роща.

Еще одним удивлением были серые щи:

— Увидела их на рынке, изумилась: неприглядные, несимпатичные — и еще за деньги продают! — смеется она теперь: за эти годы и распробовала, и сама готовить научилась. А как доктор может об их несомненной пользе рассказать очень много.

Но самое притягательное в Валентине Абрамовне — ее неуемное стремление узнавать новое, учиться и радоваться новым знаниям, новым встречам, новым умениям.

Семья всегда выписывала много газет и журналов — профессиональных, по интересам; читали, обсуждали. Собирали библиотеку — с тех времен, когда достать хорошую книгу было непросто: стояли в очередях с ночи, чтобы купить. В отпуск отправлялись путешествовать: по Волге, в Дарвинский заповедник, в другие города и веси Вологодской области. Не боялись часами трястись в маленьких пазиках, даже копотных автобусах КАвЗ («Тогда было свое понятие о красоте и удобстве», — спокойно говорит доктор).

— Чтобы познать что-то, мне нужно не один раз к этому прикоснуться, — говорит Валентина Абрамовна. — Перечитать книгу, приехать еще раз в город или село...

С новым для них северным краем Горбуновы знакомились не только вживую: читали местных поэтов и писателей, ходили на выставки художников, в музеи... В отделении, продолжая традиции, Валентина Абрамовна организовывала литературные вечера и стремилась, чтобы приходили все: врачи, медсестры, санитарки... Читали Евтушенко, Цветаеву, Ахматову, Асадова, знакомились с их биографией, устраивали спектакли по произведениям. Проводили и исторические вечера: изучили генеалогическое древо царской семьи Романовых. Выпускали стенгазеты («Вы бы удивились, откуда у нас поэтический дар!»)...

Все нравилось, все было любопытно — интересной была сама жизнь! Как, впрочем, и сейчас. По-прежнему доктор Горбунова много читает, выступает с беседами о здоровье, зимой катается на лыжах и санках (порой даже запрягает в санки свою собаку и мчится с ветерком!), на даче ходит босиком по снегу, сама колет дрова. И, конечно, гуляет в любимом лесу...

Ирина Ромина