Появился новый человек, хороший и здоровый

Человек и событие. Маргарита Синицына, заместитель главного врача городского роддома, — о профессии врача-акушера

Череповецкий родильный дом отметил 55-летие. В 1958 году был заложен первый камень в фундамент строящегося здания на ул. М. Горького. А известное череповчанам здание роддома на пр. Луначарского, 50, было открыто десятью годами позже, а 1969-м.

Я пришла работать в городской родильный дом в 1986 году, после окончания ординатуры в Ленинграде. Профессию акушера-гинеколога выбрала в институте и никогда не жалела об этом. Почему именно ее? Думаю, многие студенты выбирают будущую специальность, многого о ней не зная и руководствуясь каким-то образом, представлением о ней. И у меня был такой образ, кумир — врач Тамара Григорьевна Галстукова, которая работала в заводской больнице, именно такой врач, каким бы я хотела быть. И еще назову тех врачей, с которыми уже работала в Череповце, — Александра Петровича Крамаренко и Галину Михайловну Теркину.

А потом уже я окунулась в эту профессию, и не было у меня ни минуты покоя, что мне и нравилось. Нас учили выбирать не где легко, а где трудно. И акушеры-гинекологи всегда были своего рода элитой среди врачей, это я вынесла еще с институтских занятий. Врачебные специальности делятся на хирургические и терапевтические. Мы же — и хирурги, и терапевты одновременно. И перед акушером не один пациент, а два — мать и ребенок.

Сложно описать, что чувствуешь, когда видишь рождение нового человека. Это радость и гордость за свою работу. Конечно, мы не можем испытывать то же, что родившая женщина и ее родственники. Но есть удовлетворение оттого, что благодаря нашим мероприятиям роды прошли нормально и на свет появился новый человек, хороший и здоровый. Это прекрасно.

Еще в нашей профессии очень важен опыт. И с опытом приходит уверенность. Тогда ты можешь успокоить женщину. Мы даже говорим, что женщина находится словно на другой планете, она в особом статусе. Роды не всегда проходят легко, бывают и экстренные ситуации. Испытывала ли я страх, когда впервые принимала роды самостоятельно? Страх — это неверное слово. Что значит «страх»? Когда в институте ты принимаешь роды, рядом с тобой другие акушеры, которые могут подсказать, поддержать. А в первый раз у меня был не страх, а ощущение тревоги. Оно есть у всех медицинских работников. И оно никуда не уходит и потом. Даже больше — если ты на работе испытываешь полное равнодушие, стоит задуматься, все ли в порядке. Другое дело, что пациент не должен видеть твоей тревоги за него. Я помню всех своих пациенток, и бывало, что даже ночью не спала, беспокоясь за них. Страх — это если ты не понимаешь, что делать в ситуации. А врач должен знать, как себя вести.

Больше всего родов у нас было в 80-е годы: тогда город развивался, строился, больше людей приезжало сюда жить. А самый сложный период, когда меньше женщин обращалось в роддом, — это 1993 — 1994 годы, сами помните, какая ситуация была тогда в стране. Но нам говорили: к 2000 году ситуация исправится. Так и получилось. В 2014 году у нас на 70 родов больше, чем за тот же период, с января по октябрь, прошлого года.

Алена Сеничева