35media.ru

«Я бы таких водителей пожизненно не допускал до руля...»

Не успели череповчане отойти от шока, вызванного страшной аварией на трассе, когда по вине пьяного дальнобойщика погибли три человека, как вот — очередная дорожная катастрофа. На Октябрьском мосту 29 сентября разбился молодой парень. Установлено, что предполагаемый виновник аварии сел за руль пьяным. Более того, водительского удостоверения он никогда не имел, зато неоднократно задерживался полицейскими за управление ТС в нетрезвом виде. 19-летний Максим Карцев, погибший в аварии, в то утро ехал на работу на своей «пятерке». О том, как страшно потерять самого близкого человека, — наша беседа с родителями Максима и его лучшим другом.

Пьяный без прав на угнанной машине

В понедельник, 29 сентября, движение на Октябрьском мосту и подъездах к нему было парализовано. Несколько часов сотрудники ГИБДД устраняли последствия аварии с четырьмя автомобилями. В полицейской сводке ДТП описано следующим образом. В 06.10 на Октябрьском мосту водитель 1990 г.р., управляя автомобилем «Мазда», не справился с управлением и выехал на полосу встречного движения, где столкнулся с автомобилями «Ссан-Йонг» и ВАЗ-2105. После этого отечественная автомашина столкнулась с «Форд-Фокус». 19-летний водитель «пятерки» погиб на месте, остальные водители получили травмы. «Мазда» скрылась с места ДТП. Водитель был задержан полицейскими в результате преследования на одном из городских пляжей. Впрочем, назвать водителем этого человека было бы неправильно. Транспортным средством он управлял, не имея водительского удостоверения — прав на вождение у него вообще нет. «Мазду», на которой ехал, он угнал из автомойки, где трудился мойщиком (иномарки была оставлена владелицей для химчистки салона).К тому же 24-летний череповчанин неоднократно привлекался к административной ответственности за пьяную езду и провел не одни сутки в изоляторе. И утром 29 сентября он также сел за руль пьяным. «Последний раз его привлекали за управление транспортным средством в нетрезвом состоянии в сентябре этого года», — сообщил начальник ОГИБДД УМВД России по г. Череповцу Александр Андреев.

Добавим, что сейчас молодой человек находится под стражей. В отношении него возбуждено уголовное дело. Ему грозит реальный срок лишения свободы.

Но никакое расследование и установленное судом наказание не сможет вернуть родителям Максима Карцева их погибшего сына.

«Ваш сын погиб...»

То роковое утро разделило жизнь семьи Карцевых на до и после. Отец погибшего Леонид практически по минутам вспоминает, как начался их обычный рабочий день 29 сентября.

— Мы с Максимом рано утром вместе вышли из дома, оба направлялись на работу, — говорит Леонид. — У сына была «пятерка», на которую он сам заработал. Старенькая, конечно, но исправная. Максим понимал в автомобилях, сам ремонтировал, если требовалось. Сын пошел к своей машине, а я сел в свою и выехал чуть раньше. Я ведь проезжал по тому самому месту на мосту на 5 — 10 минут раньше сына, понимаете? — голос мужчины срывается от горя, но мой собеседник справляется с эмоциями и продолжает свой рассказ.

— Я нормально добрался до работы, потом приехали коллеги, рассказали, что припозднились из-за аварии на мосту, — вспоминает Леонид. — Я поинтересовался, что за авария. Коллега объяснил: «Проезжал мимо, видел, что несколько машин стоит, в том числе и „пятерка“ светлая». У меня сразу сердце екнуло. Я набрал номер Максима. Идут гудки, слышу — ответили. Я обрадовался на секунду, но в трубке не его голос, чужой. Меня спросили: «Вы кто?» — «Папа». — «Сможете приехать на мост?» И тут я уже все понял... Самые страшные опасения подтвердились, когда услышал: «Ваш сын погиб».

— Я поехал, долго добирался до места аварии из-за образовавшейся пробки, — продолжает Леонид. — Когда приехал, сотрудники ДПС уже заслон убирали. Ни водителя «Мазды», ни Максима на мосту не было. Полицейские мне сообщили, что сына уже увезли в морг. Цепляясь за последнюю надежду, я переспросил: «Точно в морг? Может, в больницу?» Но они повторили: в морг. Я не сообщал ничего супруге, пока не съездил и не удостоверился, что нашего сына действительно больше нет...

На мой вопрос о том, какого наказания заслуживают такие водители, цена лихачества которых — человеческие жизни, Леонид ответил:

— Честно говоря, я даже не знаю, что бы с ними сделал... — и замолкает. — И дело не только в том, что погиб мой сын. Из-за таких водителей на дорогах гибнет столько людей! Он мог сбить человека и на пешеходном переходе, если гнал с такой скоростью. Я таких водителей пожизненно не допускал бы до руля.

«Не в то время не в том месте»

Максим был обычным парнем, сыном, братом, другом, любимым для своей девушки. Учился, подрабатывал, дружил, любил...

— Я никогда не сомневался в том, что сын был хорошим парнем, но когда увидел, сколько друзей пришло на его похороны, сколько добрых слов они говорили у его могилы, еще раз в этом убедился, — говорит отец Максима. — А для нас он навсегда останется самым лучшим.

Близкий друг Максима, Андрей Тараторин, написал эмоциональное письмо, в котором вспоминал, как познакомился с Максимом еще в школе.

— Когда я попал в класс к Максу, поначалу ни с кем не общался, а потом стали гулять с ребятами, сдружились, общение становилось все ближе, — говорит Андрей. — И в итоге в девятом классе у нас сформировалась компания из трех верных друзей: Макс, я и еще один Андрей.

После школы ребята на некоторое время потеряли друг друга из виду, но полгода спустя снова начали дружить.

— Андрей первым водительские права получил, потом я, а потом Макс, — продолжает Андрей. — Я ушел в армию. А когда вернулся, меня встретили только друзья и мой отец. У Макса к тому времени уже «пятерка» была, на которой он и ехал в день трагедии. Через несколько дней после моего возвращения мы отремонтировали его машину, на ней вообще в тот момент не было пружин, мы смеялись и называли ее ведром. Месяц после армии я отдыхал, а Макс работал в доставке пиццы. Я почти постоянно катался с ним за компанию. Потом я работать начал, вскоре и он на другое место работы перешел, звал меня к себе. Видеться стали реже, только по выходным.

— В воскресенье, 28 сентября, мы с Максом не созванивались, со вторым другом катались до поздней ночи на машине. Дома я еще посидел за компьютером. Лег спать под утро, а проснулся от звонка Андрея, который мне сообщил, что Макс разбился, — рассказывает Андрей. — Я сначала не хотел верить, посмотрел в Интернете, увидел фотку белой «пятерки» с золотыми штампованными дисками. Такая машина была только у Макса, он всегда хотел выделяться, чтобы было не как у всех...

— Он был отличным другом. Мы, конечно, и ругались, и прикалывались друг над другом, и обзывались, но все это было в шутку, с улыбкой, иногда со смехом до слез, — рассказывает о погибшем товарище мой собеседник. — Нам всегда было о чем поговорить, мы старались помогать друг другу. Макс был очень целеустремленным: крутился, работать начал еще в школе. Я редко видел его грустным, а если такое случалось, я подшучу над ним — и вот мы уже оба смеемся. У меня в семье он как родной был, постоянно заходил в гости. Я с его родителями и сестрой хорошо общался, а он с моими.

— Он не сделал никому ничего плохого, — уверен Андрей. — Я не знаю, почему эта трагедия произошла именно с ним. Видимо, так должно было случиться или просто он оказался не в то время не в том месте...

Марина Алексеева