35media.ru

Жить в квартире над магазином

Вере Константиновне (имя героини изменено) 88 лет. Она живет в квартире на втором этаже. На первом — продуктовый магазин, в котором, как она утверждает, круглые сутки работают холодильники. Их шум не дает ей жизни. Так ли это?
Источник неприятностей
Мы навестили нашу героиню. Дверь нам открыла женщина с пристальным взглядом, выдающим сильный характер. У ног Веры Константиновны трется кот с признаками сиамского, но явно «дворянских кровей». Яська, так зовут кота, замер: «Зачем пришел чужой человек?» Вера Константиновна пригласила нас пройти и сразу же приступила к делу.
— Житья нет мне от этого шума. Круглые сутки работает холодильник. Вы слышите?
Честно признаться, никакого шума я не услышала. В комнате под ногами и на стенах потертые ковры, им под стать старомодная мебель. На широких подоконниках цветы, на тумбочке телевизор. В центре комнаты на столе, покрытом скатертью, аккуратная стопка писем, рядом очки. Потолки, хоть дом и новый, низкие, видимо, застройщик экономил квадратные метры. В комнате абсолютная тишина. Шума снизу я не услышала, зато уловила стук каблуков по ступенькам в подъезде.
— Вера Константиновна, может быть, в доме вообще звукоизоляция плохая и слышен шум не от магазина, а с улицы, из подъезда? — спрашиваю я.
— Нет, шум с улицы мне не мешает, меня выматывает шум из магазина на первом этаже, — безапелляционно заявляет моя собеседница. — Заставьте их сделать так, чтобы холодильники работали тише. Кстати, особенно шумно ночью. Я даже на диване спать не могу, перехожу на кушетку.

Заключения сделаны
История эта тянется давно, еще с весны. Вера Константиновна обошла ряд инстанций, дошла и до мэрии, и до полиции. Теперь вот и до газеты. Частая гостья она и в магазине, где, как она утверждает, ей грубят. Были в ее квартире и эксперты центра гигиены и эпидемиологии. Выдали заключение — читаем в одном из писем, лежащих на столе: «Замеры шума произведены из трех точек», «измеренные уровни звука и уровни звукового давления в жилой комнате в точках измерений соответствуют требованиям СанПиН 2.1.2 2645-10 «Санитарные эпидемиологические требования к условиям проживания в жилом здании» и т. д. В конце эксперты делают вывод: нарушений действующего законодательства РФ со стороны продуктового магазина нет.
Нарушений нет, вот только не верит Вера Константиновна этому заключению. И продолжает обращаться во все инстанции.

Кухонные разговоры
Мы переходим на кухню. Вера Константиновна угощает меня чаем, ароматной дыней и просит прислушаться к шуму на кухне. Здесь, по ее словам, гул еще сильнее. Но шума я не слышу и на кухне.
— Мне просто мстят, — с горечью замечает Вера Константиновна. — Из вредности не хотят устранить шум.
Ну что тут скажешь? Может, и так, а может, нет. Может быть, слух у Веры Константиновны отменный, опять же свой отпечаток накладывает тот факт, что Вера Константиновна живет одна. За кухонными разговорами она вспоминает войну. Июнь 1941 года, ей 14 лет, она только окончила восьмой класс в южном городе Украины. Выпускной, а тут война, бомбежки. Всем классом, без родителей, их отправили в эвакуацию, сначала в Белоруссию, потом на Кавказ, потом в Среднюю Азию. Там она отучилась в железнодорожном техникуме на помощника машиниста, позже вышла замуж. В общем, нелегкая была жизнь. Отец погиб на фронте, мать умерла, сестра потерялась в годы войны. Не так давно умер и муж. Кажется, человек заслужил право на тихую и спокойную старость. Но все ли так, как рассказывает наша героиня?
Мы обратились к сотрудникам магазина с предложением выразить свою точку зрения на проблему.
— Мы с большим уважением относимся к тем, кто прошел через испытания войны. Мы все понимаем, но дело в том, что сам продуктовый магазин находится под другой квартирой. И ее хозяйка никаких претензий нам не предъявляет. А под квартирой Веры Константиновны овощной отдел, там нет холодильников, — рассказывает сотрудница магазина. — Тем не менее из-за жалоб нас в последнее время проверили все. Приходили из мэрии, из полиции, из Роспотребнадзора. Нас заставили поменять холодильники на бесшумные, что мы и сделали, но поток жалоб не прекращается. Как мы выяснили, у Веры Константиновны есть сын, внуки, но они в ситуацию не вмешиваются. К ней ходит социальный работник. Ну что тут сделать?

P. S. Действительно, здесь трудно сказать, кто является пострадавшей стороной. Но и проявляется одна острая проблема — одиночество пожилых людей. Но это уже тема отдельного разговора.

Татьяна Ковачева