35media.ru

Художник так видит. Объяснить непонятное

Художественный музей отдал два зала под молодежное абстрактное искусство с подтекстом

Под простым и несколько заурядным названием выставки «Фанера и холст» скрываются два десятка ярких, необычных, пестрых, подчас страшных картин и инсталляций. Авторы произведений — студенты и выпускники Училища искусств.

Дорогу молодым

Как обычно монтируются выставки? Приходят музейщики в мягкой обуви и тихими голосами обсуждают, какую картину куда повесить. Потом приходит плотник с молотком и гвоздями и выполняет задуманное. Студенческая выставка «Фанера и холст» прогремела за несколько дней до открытия. Работники и гости Художественного музея рассказали, как в залах бушевал творческий процесс: авторы работ стучали, колотили, спорили, ломали и переделывали свои работы под влиянием мелькнувшей идеи. Выставка получилась необычной — смотрителя со слабыми нервами в залы не посадишь, — но, бесспорно, интересной. В центре первого помещения посетителей встречает гигантский паук с красными нитями в лапах (название работы — «Любовные сети»), рядом воплощенный в фанере и других материалах ад (работа «Что могут деньги»), в котором горят известные политические деятели с заклеенными долларами лицами. В уголке скромно стоит грудная клетка, сделанная из проволоки, — из-за серого железа выглядывает ярко-красное сердце. Работа называется «Железная леди». И прочее и прочее.

По отдельности далеко не всякая работа понятна, но если смотреть на них в совокупности, становится ясно как божий день: сегодняшняя творческая молодежь уверена, что миром правят любовь, деньги и человеческая фантазия. Формы новые, содержание вечное.

— Студентам интересно все, особенно первокурсникам, — говорит преподаватель Училища искусств, художник Михаил Калинич. — Они ничего не знают и за все берутся. Здесь важны личность педагога и его подход к

обучению. Учитель, который разбирается в своем деле, может заинтересовать ученика и направить его в то или иное русло. Конечно, молодежи хочется делать что-то большое и по возможности быстро, благо компьютерные технологии это позволяют. Педагоги должны фильтровать все эти начинания и метания, подавать их в определенном контексте, передавать традиции русского искусства, в том числе реалистической школы, формировать гуманизм как неотъемлемую часть изобразительного искусства. Задания, которые студенты выполняют поначалу, нельзя назвать искусством — это ремесленные задания. Но это очень важно, ведь без погружения в ремесленные дела, которые требуют от человека сосредоточенности и психологической мобилизации, не придешь и к искусству.

По словам Михаила Калинича, авангард авангарду рознь. В одном случае это отрицание существующего положения вещей в обществе и искусстве, в другом —

продолжение созданного и придуманного ранее. В одной работе видно желание художника разобраться в себе и окружающем мире, в другой — нагнать тумана, покрасоваться, сойти за провидца и гения. «Мы стараемся учить их тому, что художественное произведение — это не просто совокупность треугольников, точек и других деталей, — рассказывает педагог. — В произведении все эти детали должны быть организованы по определенным законам, которые воздействуют на человека, увидевшего картину. И воздействуют так, что человек не впадает в уныние и депрессию, а получает позитивную энергетику. Искусство обязано нести в мир созидательное начало, а не разрушительное».

Многие начинающие художники и дизайнеры двигаются в сторону абстрактного искусства вовсе не по велению сердца и мировоззрения, а для овладения прибыльным ремеслом. Сегодня березки-речушки продаются подчас хуже цветастых квадратиков-кружочков. Незаурядное мышление и творческая смелость востребованы и на дизайнерском рынке. «Когда я учился, в нас воспитывали другое восприятие профессии, — говорит Михаил Калинич. — И выпустили в мир, который противоречит этим понятиям. Мир бизнеса, зарабатывания денег и так далее. Сегодняшние студенты живут в этом мире. Они знают, зачем они пришли учиться на художника или дизайнера. Разумеется, они хотят быть успешными, хотят благосостояния и славы».

Показать свой мир и его обитателей

Художнице Ольге Духановой устроители отдали целый угол, где она разместила свои произведения, сделанные специально для выставки. Тут щерит зубастый рот деревянный скелет рыбы, внутри которого сидит рыба поменьше. И странный гномик, ковыряющий в носу, — картина называется «Не беспокоить, сильно занят».

Если перед просмотром не читать название картины «Погружение в депрессию», то покажется, что автор делал иллюстрацию к одному из «глубоководных» романов Жюля Верна. Островок в открытом океане, под ним многоэтажный батискаф, под ним киты и огромные зубастые рыбы.

— Я изобразила здесь ну о-о-очень глубокую депрессию, видите, как глубоко, — рассказывает она. — Конечно, здесь есть доля шутки. Я депрессиями не страдаю, а если и страдаю, то незаметно для себя и окружающих. Какова дальнейшая судьба этой картины? Трудно сказать. Ведь ее в спальне не повесишь. Хотя, как знать, может быть, будущий хозяин как раз разместит ее в спальне, и она спасет его от депрессии или остановит от каких-то шагов.

По словам художницы, творческий процесс в ней запускается обычно под влиянием внешних обстоятельств. Толчок к созданию работ для выставки «Фанера и холст» дал заведующий художественным отделением Училища искусств Леонид Диков. «Он подсказал общее направление — нечто из фанеры и холста, желательно интересное, — рассказывает Ольга. — Не знаю, как у других, но у меня будущие работы появляются в голове в виде картинок со всеми деталями. Чпок — и возникло. Остается только срисовать».

Художница Арина Бойкова, чьи картины расположены по соседству с работами Ольги Духановой, в своем творчестве копает не менее глубоко, но под воду не опускается. «Я увлеклась символизмом, прочитала много литературы на эту тему, и все это отразилось в моем творчестве, — рассказывает Арина, стоя у картины, на которой изображена толпа странных существ — корова, единорог, крысы. — Работа называется „Врата“. Куда ведут эти врата? Конечно, в хорошую жизнь. Видите единорога? Это символ обновления. Я давненько это рисовала и уже в точности не помню, что еще вложила».

Рядом изображение то ли волны, то ли человеческого глаза. Герою полотна, кем или чем бы он ни был, тесно в рамке, и он старается выскользнуть из картины. Произведение сделано с помощью бумаги и веревки. «Веревка обычная, в хозяйственном магазине покупала, — делится Арина Бойкова. — Это фрагмент большой работы, которую я делала в рамках проекта оформления современного кафе, — я учусь в академии в Санкт-Петербурге».

— Как вы реагируете на людей, которые не понимают ваше творчество?

— Вполне спокойно. Творческий человек всегда поймет другого творческого человека, а вот обычному зрителю, конечно, трудновато уразуметь.

— Но ведь в кафе, над оформлением которого вы работали, придут обычные люди...

— Обычные. Но они придут, чтобы на пару часов уйти от надоевшей обыденности.

Студентам интересно все, особенно первокурсникам. Они ничего не знают и за все берутся. Педагоги должны фильтровать эти метания.

Не знаю, как у других, но у меня будущие работы появляются в голове в виде картинок со всеми деталями. Остается только срисовать.

Сергей Виноградов