35media.ru

Заметит ли отряд потерю бойца?

Власть. В России ликвидировано самое загадочное министерство последнего десятилетия

В понедельник президент Путин подписал указ об упразднении Министерства регионального развития РФ. Узнав об этом из новостей, многие просто пожали плечами: о деятельности этого министерства мало кто в нашей стране имеет глубокое представление.

Ответственная безответственность

Всего пяти дней не хватило Минрегионразвития для того, чтобы отметить свой десятилетний юбилей. А ведь к юбилею наверняка готовились. В нынешнем событии есть и другие любопытные моменты. В частности, предложение президенту о ликвидации министерства поступило от премьер-министра Дмитрия Медведева, который в 2004 году, занимая все тот же пост еще до собственного президентства, Минрегионразвития фактически и создавал.

Если читать текст указа, то упразднение происходит «в целях дальнейшего совершенствования системы государственного управления». Это далеко не первый случай в современной России, когда министерства ликвидируются, объединяются или, напротив, разделяются. К тому же функции Минрегионразвития частями перейдут к Минэкономразвития, Минфину, Минстрою, Минкульту и Минюсту.

Считается, что камни из фундамента Минрегиона выбили сравнительно недавно образованные министерства. Например, создание Министерства строительства и ЖКХ в одночасье лишило Минрегион очень больших полномочий. Например, вопрос о выделении федеральных средств на строительство в Череповце второго моста через Шексну нужно решать с Минстроем, хотя раньше все ходатайства шли в Минрегион.

Известно, что если ты будешь хвататься за все подряд, ни одной задачи ты нормально решить не сможешь. А Министерство регионального развития именно в такие условия и было поставлено. Минфин отвечает за финансы, Минобороны — за оборону, МИД — за иностранные дела... А тут вам были и строительство, и ЖКХ, и межнациональные отношения, и социалка, и обманутые дольщики, и даже взаимодействие с казачьими обществами. Проблемы моногородов или малых городов, за которые также отвечало министерство, изначально были комплексными и многофакторными.

Разумеется, тут же всплывает старый и справедливый парадокс: в ситуации, когда ты отвечаешь за все, степень твоей ответственности резко снижается. И если подходить к такой работе с большой ответственностью, недолго и свихнуться. Если же никто не свихнулся, то...

Новая региональная политика

Невооруженным глазом видно, что государство вообще меняет политику взаимодействия с субъектами Федерации, оказывая поддержку не каждому по чуть-чуть, а применяя модный нынче кластерный подход: есть некие области на карте России, коим суждено развиваться каждой в своем направлении. И недаром в сравнительно короткий промежуток времени в Кабмине появились «региональные» министерства — по развитию Дальнего Востока, по делам Северного Кавказа и по делам Крыма. Они, если можно так выразиться, Минрегион окончательно обескровили: компетенция его таяла стремительно.

Интересно, что на встрече с Владимиром Путиным Дмитрий Медведев сказал буквально следующее:

— Мы, по сути, перешли к территориальному принципу управления, что дает определенные результаты. Может быть, пока их не так много, но в этом есть смысл.

Слово «пока» хочется выделить особо, потому что в диалоге первых лиц государства ничего случайного быть не может. И без этого «пока» уже прозвучали как бы шуточные высказывания о необходимости создания в РФ Министерства по делам Сибири или, допустим, Министерства по развитию Поволжья и Урала. По аналогии с уже имеющимися, короче говоря.

Судя по всему, в этих предложениях есть лишь доля шутки. Пока существовало Минрегионразвития, пусть даже со всеми к нему претензиями, жители регионов хотя бы знали, кто формально должен ими заниматься. Но мы не в Крыму, не на Северном Кавказе и тем более не на Дальнем Востоке и, если ничего не изменится, теперь должны апеллировать к Минфину, Минстрою, Минкульту, Минюсту... Поэтому есть предположение: что-то все же изменится.

Россия прирастет Россией

Ломоносов считал, что могущество России будет прирастать Сибирью. Не хочу ничего плохого сказать про сибиряков, но госполитика в отношении регионов сегодня многовекторная, то есть шанс на развитие декларируется для любой территории. Другое дело, какова будет реализация. Бездумное вбухивание средств куда бы то ни было — это, пожалуй, еще хуже, чем нехватка этих средств. С большой долей вероятности (с очень большой долей вероятности) деньги утекут в неизвестном направлении, а камнем преткновения как был, так и остается человеческий ресурс. Впрочем, об этом можно говорить долго.

У федерального центра при этом непростая задача: оказывать регионам поддержку и одновременно поощрять между ними здоровую конкуренцию, потому что только конкуренция не даст расслабиться местным властям. О том, где кончается поддержка и начинаются бездумные вливания, можно поспорить. Но кое-что делается уже сейчас и может делаться дальше даже без участия того же Минрегиона. Как последний пример — замещение коммерческих долгов регионов бюджетными деньгами. Последние, в отличие от банковских кредитов, фактически бесплатны, но условия их предоставления жестко прописаны: субъекты должны снижать размер дефицита и долю рыночных долгов. В двадцатку этих регионов, напомню, вошла и Вологодчина.

Региональная политика на примере России — это та область, в которой необходимо проявлять осторожность. Дело даже не в многонациональности или федеративном устройстве, ведь, как показал пример Украины, можно долгое время убеждать себя и других в единстве и унитарности страны, как вдруг оказывается, что нет ни единства, ни унитарности. Принципиальное же значение имеет экономическое благополучие территорий, ни одна из которых не должна чувствовать к себе невнимание, особенно сравнивая себя с соседями.

Андрей Савин