35media.ru

Фронтовая «кухня»

О том, как создавалась реконструкция войны, мы поговорили с главным организатором мероприятия — Череповецким музейным объединением. А о том, насколько удобна военная форма тех времен, мы узнали у главных героев дня — реконструкторов из Вологды.

Идея мероприятия родилась в музейном объединении Череповца и разрабатывалась в полной мере этой организацией, как рассказывает специалист музея «Усадьба Гальских» Елена Беляева. Автор сценария — Олег Хорошавин, известный в Череповце режиссер массовых мероприятий, работающий сейчас в музейном объединении.

— Хорошую финансовую помощь нам оказала «Северсталь». Но мы очень многое делали сами, своими руками и на собственные средства: костюмы шили, часть оборудования и обстановки, медицинскую кибитку, к примеру, тоже воспроизводили самостоятельно, — сообщает Елена Беляева. — Многие помогли нам на добровольной основе: ЧВВИУРЭ, артель кулачных боев «Буза», медицинское училище, клуб «Матица». Ввиду того что музей значительно потратился на подготовку мероприятия, администрация музейного объединения приняла решение сделать вход платным.

Активно над реконструкцией музейщики начали работать три месяца назад. До этого шла работа по сбору информации в музейных фондах Череповца, Новгорода, Вологды. Данные приходилось собирать буквально по крупицам. Заняла эта работа порядка полутора лет.

— Война всегда дается абстрактно, в цифрах, — объясняет Елена. — А у нас здесь история конкретной семьи. Всю трагедию вой-ны начинаешь понимать, когда выходишь на судьбы конкретных людей. У Марии Львовны Гальской, в замужестве Яниш, было пятеро сыновей. И они имеют отношение к Первой мировой войне: двое принимали участие в сражениях, третий был военным инженером, разрабатывал укрепления, четвертый был одним из первых летчиков, сам он в войне участия не принимал, но были в ней задействованы все его ученики. Про пятого же мало что известно. Сыновья вернулись с войны живыми, двое из них стали георгиевскими кавалерами. Подробнее о них рассказывает экспозиция в усадьбе Гальских, открытая до конца года.

Сама же реконструкция на улице — общая картина войны, воссоздающая не столько дух сражений, сколько атмосферу полевого госпиталя.

Роту, сражающуюся с вражеской армией, изображали члены Вологодского военно-исторического общества. По признанию одного из участников, Дмитрия Смирнова, реконструкциями они в принципе занимаются нечасто. Основное время общества занимают работа с семейными и государственными архивами, создание базы данных вологжан, участников войны (нашли пока 11 тысяч из предполагаемых 300 тысяч). К тому же и сражений в нашем регионе не было, а реконструкции обычно проходят в местах реальных битв.

— На основе чего воссоздавалась сцена боя за деревню?

— Нельзя сказать, что это фантазия... Есть исторические исследования по Первой мировой, книги по военному искусству, устав Российской императорской армии, по которому действуем и мы, — ответил Дмитрий Смирнов.

Обмундирование вологодских реконструкторов четко соответствует 1914 году, в другие годы войны экипировка менялась. Например, в начале Первой мировой были красные погоны, но потом они стали зелеными, так как привлекали внимание врага.

— Костюмы мы частично приобретаем у других реконструкторов, частично шьем сами, — говорит Дмитрий Смирнов. — Современная экипировка, конечно, легче. Кроме того, армия сейчас стала более экономичной. Наша форма сшита из сукна, а оно недешево, хотя очень практично. Винтовка тяжелее, и скорость стрельбы у нее меньше. Но в чем-то обмундирование Первой мировой войны удобнее, например подсумки мне нравятся больше.

Пока рота солдат сидит на привале в реконструированном лагере, череповчане подходят фотографироваться с солдатами, пробуют на вес ружья, надевают каски.

— Всегда людей привлекает внешний эффект: сфотографироваться с нами, потрогать руками оружие... А вот вопросы задают далеко не все, мало кто интересуется, что именно он взял в руки, как это оружие работало, а о фактах военных действий спрашивают единицы, — сожалеет Дмитрий.

Юлия Бочкарева