Соборная горка заговорила

История. Большие археологические раскопки могут скоро начаться на правом берегу Шексны

В течение августа археологи проводили разведку мест будущих раскопок на берегу Шексны и Ягорбы между двумя мостами. Проанализировать собранный материал и провести раскопки необходимо до того, как начнется строительство городской набережной.

От раскопов до раскопок

Археологи вышли в город, чего не делали более десяти лет, работая в глухих места Кирилловского, Белозерского и других районов Вологодской области. Причины есть — новая набережная (от Соборной горки до Октябрьского моста), которая может быть построена уже через 5 — 6 лет, грозит погрести под асфальтом и бетоном историю Череповца. Гостиничные комплексы и рестораны готовы встать там, где обнаружены первые поселения человека в наших краях и, где по мнению историков, более тысячи лет назад существовал торговый город. Еще в марте череповецкие археологи высказали требование к архитекторам доработать проект набережной и обязательно произвести археологические раскопки особо ценных памятников. Почти весь август археологи были заняты разведкой мест, которым позже уделят особое внимание.

— Принято решение согласно закону об охране памятников обследовать территорию, которая попадает в зону строительства набережной, — рассказал «Речи» известный археолог, заведующий музеем археологии Череповецкого музейного объединения Александр Кудряшов.

— Зона очень большая, охватывает значительную часть исторической части города, и в нее попадают или рядом располагаются восемь археологических памятников — и у Соборной горки, и у Октябрьского моста, и в районе набережной Ягорбы.

Для обследования территории протяженностью около трех километров археологи произвели семь разведывательных раскопов (на профессиональном языке — шурфов) в разных районах исторической зоны города.

— Четыре шурфа мы сделали вблизи Соборной горки, и три раскопа было сделано в районе улицы Горького около завода «Красная звезда», — рассказал Александр Кудряшов.

По словам археолога, сейчас выполнен лишь первый этап работ. Когда окончательно прояснится, где будет строительство и где разместятся объекты, тогда будут намечены места раскопок и начнется главная стадия работ.

— По итогам раскопов мы в ближайшее время дадим предварительное заключение с рекомендациями, где необходимо произвести раскопки, — рассказывает Александр Кудряшов. — Более подробное заключение я сделаю осенью, а научный отчет будет сделан еще позднее — наверное, к декабрю. К работе подключатся и вологодские ученые, которые дадут свое заключение. Раскопки — дело серьезное, долгое и затратное. Надеюсь, справимся своими силами, но, возможно, привлечем помощь. Все зависит от объема раскопок и времени, которое на них будет отпущено. Если выяснится, что за два года мы должны будем раскопать два гектара, то не исключен вариант приглашения археологов из других городов. Например, из Вологды. Но сейчас усложнились правила получения лицензий на раскопки. Чужим часто не дают. Работаешь в своем регионе и работай, а в соседнем регионе могут не разрешить вести раскопки.

Под лопату или под присмотр

Александра Кудряшова и его коллег нам удалось повстречать на седьмом раскопе, который проводился в считаных метрах от Соборной горки, рядом с танцевальным клубом «Карусель». Мы застали археологов в тот момент, когда они закапывали шурф. Вместе с Александром Кудряшовым работают опытные археологи (на шурфах трудились около 10 человек), прошедшие не одну затяжную экспедицию. Работают не только из любви к истории, а за деньги, по договорам.

На шурфе у «Карусели» сотни килограммов земли перекидано, а находки для исследований едва заполнили половину целлофанового пакета. Такова доля археолога — всю жизнь они ищут иголку в стогу сена.

— Кое-какие обломки керамической посуды мы обнаружили, но сложно делать какие-то выводы прямо из под лопаты, нужно их помыть и рассмотреть, — разворачивает пакет Александр Кудряшов и показывает находки на ладони. — Вот этот осколок явно от посуды XIX века, а этот, похоже, из позднего Средневековья. Но главное — не находки обнаружить, а понять, есть ли здесь культурный слой. В одних случаях мы предложим наблюдение за объектом — грубо говоря, наш специалист будет пристально следить за строительством, рассматривать вырытые котлованы и так далее. А в других случаях, если слой будет обнаружен, будем настоятельно рекомендовать раскопки.

Прогресс неумолимо движется вперед, а главным орудием археолога остается лопата. Ковш экскаватора внушает археологу такой же ужас, как слон владельцу посудной лавки. Отличие шурфа от обычной ямы для сооружения колодца или иных нужд в том, что археологи копают свою яму вдумчиво. Снимут 20 —

30 сантиметров земли, рассмотрят, сфотографируют. И снова за лопату.

Все раскопы, которые проводились в Череповце, разные. То есть величина одинаковая — два на два метра, а глубины разные. Были шурфы глубиной в 70 сантиметров, были и такие, в которых копщики скрывались с головой.

— Два шурфа были особенно сложными, — рассказал руководитель работ. — Копать и без того непросто, а еще вода грунтовая выступила, пришлось ее вычерпывать. На некоторые раскопы уходила неделя, работали без выходных.

Бусы у Октябрьского моста

Археологическая разведка и будущие раскопки, вне зависимости от находок, стали частью истории Череповца. Ведь на территории города серьезные археологические раскопки бывают крайне редко — последние проводились почти полтора десятка лет назад. Работы подобного рода на городских улицах затруднены как по техническим, так и по юридическим причинам.

— Последний раз большие раскопки проводились в 2001 году, работали на поселении «Октябрьский мост», — вспоминает Александр Кудряшов. — Раскопки тогда тоже были охранными, но не из-за строительства. Вода подмыла кусок берега, и нам пришлось раскопать 70 квадратных метров. Очень интересные находки тогда обнаружились — к примеру, мы нашли множество бус, порядка сотни. На других участках бусы тоже обнаруживались, но не в таком количестве. Мы предположили, что там когда-то располагалась прибрежная торговая зона. Упали бусы, их в грязь втоптали, и нет их. А мы нашли спустя века.

Серегй Виноградов