35media.ru

«Не надо демонизировать мои отношения с дорожниками»

Нынешняя зима отчасти оказалась весьма милосердной к дорожным предприятиям: снега было мало, и серьезных поводов жаловаться на качество уборки у горожан было немного. Но европейская зимняя погода принесла другую напасть — выбоины на уличных магистралях. О том, как работают принципиально новые подходы к уборке и ремонту городской дорожной сети, наш подробный разговор с Юрием Кузиным.

О ресурсах

В прошлом году люди говорили, что город стал убираться заметно лучше. В этом году снегопадов почти не было, а улицы, как кажется, убирались хуже.

— Такое впечатление складывается из-за состояния дорожного покрытия: большое количество ям, деформация дорожного полотна. И причина этого — не в содержании. Во-первых, в предельном износе дорожного покрытия, во-вторых, в резких перепадах температуры от минуса к плюсу, которые рвут асфальт, как бумагу. Да, мы все хотим иметь качественное дорожное покрытие. Но надо понимать, что качественный ремонт в зимних условиях провести невозможно. Ямочные ремонты проводят, чтобы исключить аварийное повреждение автомобилей. И это делается. Другой вопрос, почему дороги находятся в таком состоянии? Потому что в течение длительного времени не ремонтировались капитально. Мы два года подряд основательно занимались капитальными ремонтами главных магистралей. И намерены это делать и дальше. Это целевые показатели, зафиксированные в стратегии города. Но здесь есть очень важный вопрос — вопрос ресурсов. Наш ресурс — транспортный налог, который выплачивают физические лица. Он сначала поступает в областной Дорожный фонд и только потом, спустя почти год, возвращается в городской бюджет. Если бы мы получали деньги в начале года, то могли бы живым рублем рассчитываться за выполнение работ. А поскольку мы получаем их в конце года, то, соответственно, возникает вопрос своевременности расчетов с подрядными организациями за те работы, которые они уже произвели. Внутреннего финансового ресурса, который позволил бы выполнить работы и год ждать расчета, у наших дорожных предприятий нет.

Как можно было бы эту ситуацию исправить?

— Я считаю, что транспортный налог и акцизы на топливо должны быть источником формирования городского дорожного фонда, поскольку у города других доходных источников нет. Сводить его к нулевым показателям неправильно, потому что потребность в текущих и капитальных ремонтах с той дорожной сетью, которая есть, колоссальна. Но мы даже и этот источник можем потерять: есть предположение, что транспортный налог через какое-то время отменят. Потому что, когда с одного налогоплательщика — владельца транспортного средства — взимают и транспортный налог, и акциз на топливо, возникает система двойного налогообложения, что исключается принципами самого Налогового кодекса.

О ямочных ремонтах

Вы часто заявляли, что нельзя «закапывать» деньги в ямы, в ямочные ремонты. А сейчас весь город в ямах. Вам жалко тех денег, которые все-таки придется потратить на латание ям?

— Я говорил о преимуществах масштабных капитальных ремонтов. А то, что происходит сейчас, — это текущее содержание. И в данном случае расходы несут организации, обслуживающие дороги. Они обязаны обеспечить безаварийную эксплуатацию дорог, в том числе делая ямочные ремонты. Эти расходы уже заложены в контракте. Мы выезжаем с проверкой, смотрим: дорога чистая, без ям — актируем и оплачиваем. Залатали они яму или на этой дороге ямы просто не было — неважно, важно, чтобы состояние дороги соответствовало требованиям, прописанным в контракте. И ямочных ремонтов проводится огромное количество, но процесс формирования ям происходит настолько активно — опять же в силу особенностей этой зимы, — что эти работы в целом не улучшают ситуацию. Заплаты стоят два-три дня. Можно возмутиться: а зачем вообще тогда делать ямочные ремонты? Но если их не делать, можно попросту колеса оторвать.

О перераспределении средств

В городской стратегии применительно к развитию дорожной сети заложена задача ежегодно капитально ремонтировать 10 — 15 % городских магистралей, чтобы к 2022 году прийти к показателю 70 — 80 % безаварийных дорог. Этот стратегический план был привязан к денежным источникам, которыми Череповец обладал в 2012 — 2013 годах. Но если финансовые условия меняются, что произойдет с планом?

— Даже при ограниченных ресурсах мы сохраняем приоритет проведения дорожных ремонтов и выделяем на это денежные средства. Вот и в феврале, как вы помните, мы внесли корректировку в бюджет, выделив средства для обеспечения расчетов с дорожными компаниями. Это создает для нас дополнительные сложности, мы перераспределяем расходную часть бюджета, но тем не менее понимаем ответственность за выполнение приоритетных задач. Однако помимо ремонтов у нас есть задачи по транспортной логистике, по расшивке узких мест, без чего никакие ремонты не решат проблему. Это также требует ресурсов... Вопрос источников финансирования стоит очень остро, но так или иначе — мы все равно будем ремонтировать.

Когда вы говорите, что перераспределяете статьи расходов, чтобы выполнить приоритетную задачу — ремонт и содержание дорог, это значит, что вы снимаете деньги с других сфер?

— В том числе.

Но в других сферах, например в социальной, тоже есть приоритетные направления. Или получается, что дороги в большем приоритете?

— Фактически эта задача решается следующим образом. В 2013 году мы, сохраняя все приоритеты, утвержденные в стратегии города, достигли основных целевых показателей, при этом неоднократно перераспределяли ресурсы по определенным приоритетам. То есть мы и наиболее приоритетные задачи выполнили, и практически всех целевых показателей достигли по всем сферам.

Как это происходит?

— За счет повышения эффективности использования бюджетных ресурсов, взыскания долгов, в том числе просроченных, налоговых и неналоговых. У нас ведь очень крупные долги были по использованию муниципального имущества. Мы этот источник в полной мере реализовали, практически полностью взыскав долги с арендаторов и собственников муниципального имущества... Финансовая ситуация вынуждает нас искать пути снижения издержек внутри сфер, и этих резервов на самом деле еще достаточно много.

О проверках и наказаниях

В ходе зимних проверок звучала критика в адрес подрядной организации «Стройгрупп», которая обслуживает Индустриальный район: у нее не оказалось достаточного числа техники и работников, чтобы содержать район более или менее в порядке. А когда генеральный подрядчик — МУП «Спецавтотранс» — привлекает субподрядчика для обслуживания того или иного района, количество техники, которой располагает субподрядчик, учитывается?

— Учитывается, и «Стройгрупп» на момент заключения договора субподряда заявил свою потенциальную возможность обеспечивать качественную уборку Индустриального района; помимо собственной он представил и ту технику, которую готов был арендовать. А сколько техники они фактически привлекают и арендуют — это уже другой вопрос. Те претензии, которые возникали в январе по результатам объездов и контрольных осмотров, «Стройгрупп» и «Спецавтотранс» приняли, и с того времени произошли позитивные изменения. И это не мое субъективное ощущение, а оценка специалистов, которые осуществляют приемку улиц города. На мой взгляд, в том, что мы не закрываем глаза на нарушения, а критично оцениваем ситуацию, предъявляем претензии к дорожникам, включая и муниципальное предприятие, которое, как генподрядчик должно контролировать и требовать от субподрядчика качество уборки, и заключается основа для наведения порядка в этой сфере. Если работы не выполняются, мы их не оплачиваем: фиксируем факт неоказания услуги, юридически оформляем документ и снимаем сумму и с субподрядчика, и со «Спецавтотранса».

Не кажется ли вам, что столь жесткая штрафная политика загоняет эти предприятия в производственную депрессию?

— А какая есть альтернатива? Закрывать глаза, не видеть нарушений и платить, независимо от того, оказываются услуги или нет? Но это будет уже с нашей стороны нарушение: оплатить неоказанную услугу — значит, нецелевым образом использовать бюджетные средства. Мы делаем свое дело: контролируем качество тех услуг, которые мы заказали и которые подрядная организация обязалась выполнять в соответствии с требованиями контракта. И разговор с подрядчиками прямой: если не можете убирать качественно, откажитесь, мы найдем других подрядчиков. Только скажите честно: мы не в состоянии.

А зачем это делать? Вы хотите тех, кто привык работать по старинке или как-то пытается диктовать условия, с рынка вытеснить?

— Не надо меня демонизировать в вопросах взаимоотношений с подрядными организациями. Все просто: мы четко прописали в контракте требования к содержанию и уборке улиц, мы готовы платить за это хорошие деньги, и мы имеем право требовать качества. Никто из них не скажет, что мы требуем сверх контракта.

О конкуренции

Можете объяснить, зачем нужна эта система, когда есть главный подрядчик — муниципальное предприятие «Спецавтотранс» — и есть субподрядчики?

— Давайте вспомним, какая ситуация была два года назад. Наши подрядчики тогда сыграли в интересную игру, называемую городской конкурс. В результате цена контракта для муниципального предприятия опустилась на 40 % ниже рентабельности. Да, город получил экономию в результате проведения конкурса по этому контракту, но тем самым МУП получило порядка 80 млн рублей непокрытых убытков. А что подрядчики? Они продемонстрировали высокое качество уборки города? Ничего подобного. Снег вообще не вывозился. Я в марте 2012 года, после выборов, пытался их заставить убрать сугробы, а в ответ услышал: вы предъявляйте претензии, если есть, а мы их в суде обжалуем, но деньги заплатите авансом, как это прописано в контракте. Придя к пониманию, что условия контракта создают определенные преференции для подрядных организаций и не отражают интересы города, мы изменили контракт под потребности города. И поняли, что без участия конкурентоспособного подрядчика, отражающего интересы города как в ценовой политике, так и в вопросах качества оказания услуг с точки зрения технологии, техники и оборудования, невозможно формировать конкурентную среду. Потому что бизнес, участвуя в этом конкурсе, пытается минимизировать затраты и получить максимальную прибыль. Для бизнеса это стремление характерно и понятно. Но у нас-то в данном случае другой интерес — качество оказания услуги. Поэтому очень важно, что МУП работает по рентабельному контракту и является конкурентом. Так же важно, как, к примеру, в случае с МУП «Автоколонна-1456». Если бы эту автоколонну не сохранили в 90-е годы, а полностью отдали услугу перевозок на рынок, мы бы сейчас ездили на ржавых газелях.

Это некая стратегическая линия в любой сфере — поддерживать конкуренцию по качеству и по цене благодаря присутствию города на рынке в виде какого-то МУПа?

— Определенного сегмента рынка. В каких-то секторах достаточно 20 %, где-то — до 40 %, но не более. Не надо пытаться монополизировать услугу, да у нас и ресурсов таких нет, чтобы в полном объеме инвестировать эти процессы. Нужно, чтобы между муниципальной и частной услугой была конкуренция.

Но получается, что «Спецавтотранс» находится в более выгодном положении, чем бизнес, присутствующий на том же рынке? Он может создавать услугу, не самостоятельно зарабатывая деньги, а получая финансирование от города, будучи предприятием муниципальным.

— Ну а каким образом «Спецавтотранс», с убытком под 100 млн рублей, мог бы без поддержки города обновить технический парк и сохранить конкурентоспособность? Если бы у МУПа не было накоплено за предыдущие годы такого убытка, нам бы не потребовалось выделять муниципальные ресурсы на приобретение техники по договору лизинга. Само МУП сделало бы это преспокойно. Сейчас всю прибыль, которую зарабатывает, оно вынуждено направлять на гашение просроченной кредиторской задолженности. А могло бы направлять на приобретение техники.

Когда в городе поработали сторонние дорожные строители, в одном из интервью вы говорили, что это было очень важно с той точки зрения, что местные подрядчики увидели, как это можно делать — по качеству, скорости, срокам, организации работы, технологиям. Правда ли, что сумма контракта для «ВАД» была чуть ли не на 20 % больше, чем это было прежде для наших строителей?

— Нет, это не так. Все подряды распределяются на условиях конкурса. Информация по конкурсным процедурам открыта: по подаче и рассмотрению заявок, подведению итогов. Увидели ли череповчане другое качество? Думаю, что увидели.

Но эти же технологии применяли и наши подрядчики, когда ремонтировали улицы Краснодонцев, Архангельскую и Северный мост. Если есть ряд фирм, которые готовы применять одинаковую технологию, почему тогда выигрывает сторонняя компания?

— Объемы инвестиционных ресурсов разные. Конкурс на проведение ремонтных работ по основным городским магистралям предполагал отсрочку в платежах на три года. У наших строителей не было финансовой возможности проводить ремонтные работы с тем графиком оплаты, который мы заложили в контрактные обязательства. Они не готовы были кредитоваться. «ВАД» отработал, практически беспроцентно кредитовав город. Наши на тот момент были не готовы к этому, поскольку привыкли работать по другой схеме. Они считали, что так в принципе невозможно и никто не согласится. Но потом поняли, что если не пойдут на эту модель, то выпадут с рынка раз и навсегда.

О том, как надо бы

Подводя итог разговору о дорожных ремонтах, скажите, совпали ли результаты с тем, как вам это виделось в самом начале?

— Я в расчетах не ошибся. И в прогнозах. Единственное, что это решение тоже не в полной мере отражает реальную потребность в реконструкции наших дорог. Ведь мы что сделали? Поменяли верхние слои магистралей. А надо бы заниматься и коммуникациями, делать вынос сетей на отдельных участках, менять дорожную основу, строить ливневую канализацию, расширять проезжую часть. Но мы очень ограничены в ресурсах, поэтому приходится решать задачи максимально эффективно, исходя из имеющихся возможностей.

Прошлым летом вы говорили о программе ремонта тротуаров. Она, видимо, под большим вопросом?

— Если объективно смотреть на ситуацию с нашим бюджетом, то можно сказать, что у нас вообще все под вопросом. Ремонт тротуаров входит в приоритеты, и мы от этой программы не отказываемся.

Елена Бегляк