35media.ru

Вольному — воля, спасенному — рай

«Понять и простить» — известная формула гуманизма воплотилась в амнистии.

Говорят, чтобы вкусить свободу по-настоящему, нужно не быть свободным, а стать свободным. После того как 18 декабря депутаты Госдумы постановили объявить амнистию по случаю 20-летия Конституции, тысячи россиян смогут самолично подтвердить или опровергнуть этот тезис. А тем временем один за другим освобождаются фигуранты самых громких уголовных дел.

Внезапно помилованный

Жребий Ходорковского — быть за рамками больших выступлений Путина.

15 декабря 2011 года в беседе с журналистами уже после традиционной прямой линии президент обещал рассмотреть вопрос о помиловании Михаила Ходорковского, если получит соответствующее прошение.

И нынче, 19 декабря новость о скором освобождении бывшего олигарха глава государства сообщил уже после окончания своей большой пресс-конференции.

И вообще Михаил Борисович, как назвал Ходорковского Путин, был помилован сам по себе, вне рамок амнистии по случаю 20-летия российской Конституции, хотя по срокам его освобождение совпало именно с ней. И перекрыло ее, как сообщенная на ходу, как бы невзначай, новость о помиловании перекрыла все предыдущие четыре часа общения президента с журналистами 19 декабря.

Указ о помиловании Ходорковского был подписан президентом Владимиром Путиным на другой же день, 20 декабря, после чего бизнесмен тут же вышел на свободу и улетел в Берлин. Впрочем, столь же стремительно стали освобождать и особо «нашумевших» амнистированных.

Один за другим

В число статей УК РФ, перечисленных в документе, попали 213-я («хулиганство») и 212-я («массовые беспорядки»), потому амнистия коснулась фигурантов ряда громких уголовных дел из числа оппозиционеров.

В частности, суд прекратил уголовное производство в отношении четырех фигурантов «болотного дела», обвинявшихся в участии в массовых беспорядках и призывах к ним, при этом двоих арестованных освободили из-под стражи в зале суда.

Напомним, 6 мая 2012 года «Марш миллионов» на Болотной площади перерос в стычки с полицией, которые следствие квалифицировало как массовые беспорядки. Процесс в отношении 12 обвиняемых начался летом. Остальных амнистия не коснулась, поскольку им инкриминируется либо нападение на полицейских, либо непосредственная организация беспорядков.

Амнистированы и 30 активистов организации «Гринпис», которых задержали в Печорском море 18 сентября при попытке атаки платформы «Приразломная». Изначально их обвинили в пиратстве, но позднее переквалифицировали обвинения на статью «Хулиганство» и освободили под залог.

А вот судьба экс-министра обороны Анатолия Сердюкова пока неясна. Наблюдатели делают вывод, что для него амнистия как минимум откладывается.

Дело в том, что обвиненный в халатности Сердюков формально подходит под категорию, указанную в проекте амнистии: освобождение от наказания «осужденных к лишению свободы на срок до пяти лет и ранее не отбывавших наказание в исправительных учреждениях военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и иных лиц, принимавших участие в боевых действиях либо в действиях по защите Отечества».

Загвоздка в этом — следует ли Сердюкова рассматривать в качестве участника боевых действий. С одной стороны, он возглавлял военное ведомство во время вооруженного конфликта в Южной Осетии. С другой стороны, непосредственно в операции он не участвовал и даже не находился на территории боевых действий.

Ну и как не упомянуть про участниц панк-группы Pussy Riot — Надежду Толоконникову и Марию Алехину, которые 17 августа 2012 года были приговорены к двум годам колонии за «панк-молебен» в храме Христа Спасителя. Еще одна участница — Екатерина Самуцевич — также была лишена свободы, но позже наказание суд заменил на условное.

Что дальше?

Все вышеперечисленные дамы и господа — капля в море нынешней амнистии, под которую, как предполагается, попадает около 25 тысяч человек. Но именно по поводу освобождения этих людей ликуют либеральные политики, западный истеблишмент, правозащитники. Характерный комментарий Госдепа США: «Мы будем внимательно наблюдать за событиями по мере того, как заключенные выходят на свободу». Наблюдайте.

Что ж, с позиции геополитики ход неплохой — критиков лишили любимой игрушки, любимого их аргумента для обгаживания имиджа России (если не брать в расчет закон о запрете гей-пропаганды, естественно). В четверг даже рынок акций отреагировал на новости о помиловании Ходорковского скачком вверх, и некоторые заговорили о росте инвестиционной привлекательности России, хотя думается, что тут оказывают влияние более серьезные и рыночные факторы. Не важно.

На что хочется обратить внимание: обсуждаемые фигуры в родном обществе поддержки большинства не находят. Будь то танцы на амвоне храма или хищение 200 миллионов тонн нефти — не те случаи, когда тебе начинают симпатизировать массы. Силовой захват платформы и драки на митинге — не те действия, чтобы считать их нормальными акциями.

Но есть (и должно быть) внутри что-то человеческое. Как ни относись к конкретным «сидельцам», все понимают, что за решеткой жизнь не сахар, даже те, кто никогда не сидел. Как ни отказывалась Алехина из Pussy Riot от амнистии — вышла. Как ни пытался крепиться Ходорковский — прошение написал, хотя в тюрьме ему оставалось быть меньше года.

Нужно ли глумиться над ними за это? Наверное, нет. Наверное, их прекрасно поймут другие заключенные, те тысячи людей, которые надеются сейчас на досрочную свободу. О них новостей куда меньше, но у каждого тоже своя история и судьба.

Андрей Савин