Кто владеет историей, тот владеет миром

Рубрика: «Колумнист».

Создавать свою историю может только народ. А вот писать или переписывать ее — кто угодно. Передергивание исторических фактов — оружие в информационной войне. Им можно разобщить народ, захватить его территорию. Сейчас смотришь какой-нибудь американский фильм и чувствуешь, что тебе вбивают в голову: победитель во Второй мировой войне — Америка, а не Советский Союз. Даже отечественные фильмы, бывает, искажают советское прошлое. Я родом из СССР. И думаю, имею право говорить о том, что не все в нем было так плохо, как иногда представляют. До восемнадцати лет я жил в Армении, в поселке Воронцовка. Русских в рес-публиках СССР, таких как Узбекистан, Таджикистан, Казахстан, Грузия, было очень много. Это сейчас народы разъединены. А тогда все мы были дети одной большой Родины — Советского Союза. Нас воспитывали в традициях нормального гуманного общества. Уважение к старшим было само собой разумеющимся. К примеру, как-то мы с мальчишками забрались в сарай, играли в карты, в дурачка. Нас заметил отец одного из мальчишек и пригрозил, что сходит в школу и все расскажет учителям, а те — нашим родителям. Я хорошо помню, как было стыдно. Хоть мы оправдывались: мол, игра-то безобидная, но чувство стыда перед взрослым человеком было жгучим. Попробуйте сейчас сделать замечание подростку... В детстве мы учились плавать, нырять, играли во дворе до самозабвения в футбол. Зимой катались на льду, обувшись в кирзовые сапоги. Ботинок практически ни у кого не было. Особый шик был прокатиться на стертой подошве таких сапог. Профессию врача я выбрал еще подростком. Однажды увидел, как ребенок разбил коленку, шла кровь, он плакал от боли, а я не знал, как помочь. Я лечил свою собаку Малыша: ошейник натер ему шею. И мечтал стать врачом. В 18 лет после школы я поступил в Ленинградский ордена Трудового Красного Знамени педиатрический медицинский институт. Учился бесплатно, в общежитии жил бесплатно. А какие у нас были студенческие компании! Собирались умные, талантливые ребята, мы пели песни под гитару, мечтали совершить подвиг во имя Родины, сделать для нее что-то большое, значимое. У нас было чувство защищенности, веры, уверенности в будущем.

Павел Дмитриев