35media.ru

Не дура лекс, или Закон не всегда суров

20-летие Конституции Россия встречает в спорах о том, какая Конституция нужна.

Представьте: празднует уважаемая семейная чета 20-летие совместной жизни. Ресторация, гости, еда, напитки... Тостующий торжественно читает с открытки: «Друзья! Вы вместе двадцать лет! Опять любовь вам да совет! Однако я хочу сказать: приходит время все менять!» Горько? Вот под такой же фантасмагорический аккомпанемент мы справляем 20-летие Конституции.

Что празднуем?

В середине ноября в Москве состоялся прелюбопытнейший форум, более всего дающий представление о том, в каком состоянии пребывает ныне Конституция России, 20-летие принятия которой мы завтра отпразднуем. Тут, к слову, разгораются на удивление шумные споры насчет того, не сделать ли 12 декабря вновь выходным, но, думаю, это не главное. А главное — знать, что отмечаем и как.

Так вот, на форум «Конституция. Демократия. Парламентаризм» большинство не обратило никакого внимания вообще, а ведь он того стоил. Хотя бы потому, что темой самого оживленного обсуждения стала такая: а можно ли вообще менять Конституцию? Будь Конституция той самой семейной парой, этих гостей со своей фарфоровой свадьбы она бы натурально вышвырнула. Чисто по-человечески: мы или празднуем, или критикуем. Но Конституция пока терпит.

Терпит высказывания вроде того, что она «не священная корова». Терпит, что из нее пытаются извлечь некие статьи, изменить другие, добавить в нее третьи. Терпит и тех, кто дрожит над ней, как над священным истуканом, боготворя и превознося, хотя, по сути, она не нуждается ни в том, чтобы ее обожествляли, ни в том, чтобы защищали. Даже в том, чтобы ее элементарно читал кто-нибудь, кроме студентов юрфака.

Извините, я вас поправлю

Конституцию Российской Федерации, по данным прежних соцопросов, читали лишь 18 % россиян. Когда тот же самый вопрос гражданам задали в преддверии юбилея Конституции, читавших оказалось уже 62 %. Гражданам стало стыдно признаваться в своем неведении или же все массово кинулись ее штудировать?

А ведь она, в отличие, допустим, от Уголовного кодекса, сплошь позитивна: гражданин РФ имеет право на то и на это, его никто не имеет права ущемить ни в этом и ни в том. Согласно основному закону у граждан России наличествуют аж 68 прав и всего восемь обязанностей. Хорошая новость: незнание закона не только не освобождает нас от ответственности, но и не лишает нас наших прав.

«Известия» пишут, что спикер Госдумы Сергей Нарышкин предложил ввести обязательный экзамен для чиновников и кандидатов в чиновники на знание главного документа страны, и эту идею поддержали в Кремле и правительстве. Наверное, и мы эту идею можем поддержать, если не включать фантазию и не представлять себе в красках, как бы мог выглядеть такого рода экзамен. Как будто, зная содержание Конституции наизусть, чиновники коренным образом изменят свое отношение к работе! Но, допустим, для профилактики такой единый госэкзамен не помешает.

Беда, что некоторые действительно прочитали Конституцию и теперь пытаются ее улучшить — всяк на свой вкус и на свое разумение.

Депутат Госдумы Елена Мизулина, например, предложила конституционно закрепить православие как «основу национальной и культурной самобытности России». Отдувался премьер-министр Дмитрий Медведев, напомнив про свободу совести: «На мой взгляд, установление каких-либо специальных преференций недопустимо. Каждый выбирает себе церковь по своим ощущениям или говорит о том, что он является атеистом».

Депутат Госдумы Евгений Федоров настаивал (да и до сих пор настаивает) на отмене конституционного запрета на единую идеологию. И тогда в администрации президента сообщили, что насаждать какую-либо идеологию в России нет смысла, а вместо идеологии необходимо найти национальную идею, которую в свою очередь не имеет смысла кодифицировать.

Вообще не перестаешь удивляться тому, как взрослые и уважаемые люди искренне верят в поправки, тогда как достаточно поверить в сам закон. Верно и обратное: если законодатели и законоисполнители не верят в действенность закона, кто поверит в эффективность их поправок?

Принципиальный вопрос

Любой из нас, когда делает вдох, не задумывается о том, какие природные механизмы заставляют его дышать, хотя все это в свое время изучал и даже сдавал соответствующие экзамены. Зато можно быть спокойным за то, что никакие поправки к законодательству не изменят принципы окисления органических веществ. И хотя изменить состав вдыхаемого нами воздуха мы, люди, можем запросто, но дышать будем и дальше.

Не проще ли воспринимать Конституцию так, как изначально и было задумано? Ведь, как ни крути, она совсем не толстая, если сравнивать документы по количеству страниц, как сравнивали мы в школе книги, которые задавали прочитать на лето. Любой кодекс толще в разы. Как десять ветхозаветных заповедей, Конституция — это лишь около сотни правил-принципов.

Есть «Не убий» — оно вечно. За убийство, если брать в расчет мировую практику и историю, человека можно покарать тысячей разных способов, но это нюансы. Какое наказание ожидает убийцу, расскажет Уголовный кодекс (он-то уж точно не священная корова, его регулярно правят вдоль и поперек), но главное правило — убивать нельзя.

С другой стороны, Конституция — все же не Ветхий Завет. Ее возможности в плане улучшения самых разных сфер жизни общества и государства велики. Поэтому не следует категорически заявлять, что текст основного закона незыблем. В конце концов в 93-м его кто-то создавал, и этот кто-то не был наделен сакральными полномочиями, при этом не был ни богом, ни царем и ни героем.

А чего нам не хватает: новых статей Конституции или все же соблюдения имеющихся?

Андрей Савин