«Мой первый год в Череповце»

Александр Кувшинников рассказывает о том, каким был наш город в шестидесятых годах прошлого столетия.

Отец губернатора нашей области Александр Кувшинников родом из села Турундаево, что расположено под Вологдой. После окончания института он приехал работать в Череповец. Александр Николаевич вспоминает, каким был город пятьдесят лет назад.

«Череповец начался для меня с вокзала»

— С городом я познакомился задолго до своего первого приезда сюда, — начинает рассказ Александр Николаевич. — С 1952 по 1956 год я учился в Вологодском техникуме железнодорожного транспорта, и на третьем курсе мы в качестве помощников машиниста паровоза бывали в Череповце, привозили сюда грузы для строительства металлургического завода, а потом либо с грузом, либо порожняком ехали обратно в Вологду. В то время я видел лишь депо и вокзал — маленький вокзал старого образца, где на перроне была булыжная мостовая. В то время, конечно, по городу я не гулял, но из окна паровоза видел деревянные домики и дымы труб строящегося завода. Хотя нет, труб тогда еще не было — просто строящийся комбинат.

После окончания техникума Александр Николаевич уехал учиться в Ленинградский институт железнодорожного транспорта. А затем по распределению получил путевку на металлургический завод — к тому времени его отец умер, и молодой человек хотел быть ближе к матери.

— Можно было уехать работать в Ригу, в Пензу, остаться в Ленинграде. А я хотел быть ближе к своей семье. И вот 1 августа 1961 года я прибыл в Череповец.

— Тогда вы в первый раз увидели город целиком?

— Да. Сошел с поезда и спросил, как попасть на комбинат. Мне сказали: иди на трамвай. Я удивился: город вроде небольшой, а есть трамвай. Пошел искать остановку: передо мной чистое поле, слева деревянные домики. Один большой деревянный дом был как раз напротив трамвайной остановки, как потом я выяснил, это был клуб культуры железнодорожников, сейчас его уже нет, конечно.

Чистое поле, которое увидел Александр Кувшинников, — это стадион «Локомотив». Сейчас на этом месте пяти- и девятиэтажные дома улиц Максима Горького и Комсомольской. Стадион по диагонали пересекали пешеходные дорожки, а рядом паслись коровы и овцы.

— Трамвай повернул и поехал в сторону площади Металлургов. Вокруг деревянные дома, как я узнал позже — дома для железнодорожников. Пятиэтажки начались возле фабрики обуви, это дома на улице Металлургов. Огромные новые здания. «Красиво, прямо как в Ленинграде», — подумал я.

Представим себе город начала шестидесятых. Кирпичных и панельных строений почти нет — все они сосредоточены на улицах Металлургов и Ленина, зато очень много деревянных изб. У каждой семьи, живущей в таком доме, свое хозяйство: огород, скотина. Нет ставших для нас привычными Северного, Заягорбского, Зашекснинского районов — на их месте деревни. Четырехэтажное здание заводоуправления, а рядом с ним — поле, трава, кусты.

Футбол, лыжи и каток

Зато был стадион. Для увлекающегося футболом и лыжами молодого человека — самое важное.

— На второй день после работы в желдорцехе я вернулся в общежитие (а место мне дали в доме на улице Верещагина, 40; в комнате, кроме меня, жили еще двое ребят), сразу переобулся в кеды и побежал искать стадион: за полтора дня я уже узнал, что он есть. Прошел мимо старой бани на улице Ленина (сейчас здесь магазин «Пупа»), люди объяснили мне, что нужно идти прямо по дороге. И вот я на стадионе — он был совсем не таким, как сейчас: деревянные трибуны, трава... Попросился к ребятам играть. Через некоторое время увидел: на западном поле играют цеховые команды. Поле было очень грязным, а по нему бегают футболисты, грязь месят. Там играла и команда моего желдорцеха, в ней заправляли пятеро братьев Скородумовых из вагонного депо.

Стадион «Металлург», как помнит Александр Николаевич, всегда был переполнен. Все время играли в футбол, а на деревянных трибунах вокруг главного поля сидели и стояли зрители. Кто бы ни выходил на поле, болельщиков было хоть отбавляй.

— Наступила осень, и я записался в заводскую лыжную секцию. У меня был разряд по лыжам, я очень люблю этот спорт. Как только выпал снег, наша секция начала заниматься на Соборной горке — там оборудовали лыжную трассу. Представляете, какие там крутые горы? Кататься и сложно, и интересно. Мы ездили до лесомеханического техникума и возвращались обратно. По вечерам, то есть ребятишкам уже не мешали.

— А много детей каталось с горы?

— Конечно! Ведь почти весь Советский проспект до самого училища связи был деревянным. Стояли избы, а ребятишки зимой приходили играть на горку. Церковь тоже была, действующая, но территория, занимаемая храмом, была меньше.

Зимой череповчане ходили кататься на коньках. В городе было два катка, один — на стадионе «Металлург», а второй, особенно любимый людьми, — на стадионе «Строитель». Молодому поколению название «Строитель», наверно, ничего не скажет. Зато молодежи известны другие названия: «Буревестник», «Универ»... Вот этот университетский стадион и назывался «Строителем».

— Я помню, как появилась хоккейная команда, — говорит Александр Николаевич. — В 1964-м или в 1965 году построили первую хоккейную коробку на том месте, где сейчас ФОК «Северсталь». Она существовала, пока по соседству не построили «Алмаз». Тогда и начали играть в хоккей. Это было в новинку для города, и зрители приходили на матчи даже в самый лютый холод. Минус двадцать, минус тридцать градусов мороза, а трибуны заполнены под завязку.

Алена Сеничева