Украина насажена на вертел

Украина сделала выбор и не сделала его: ассоциации с ЕС не будет, а что будет, непонятно.

Нет ничего более нестихийного, чем правильно организованная стихия. Неподалеку от Евромайдана в Киеве заработали пункты ночевки, где могут согреться и переночевать около четырех тысяч человек. Установлено надлежащее количество туалетов, организован вывоз мусора, расставлены бочки с открытым огнем для обогрева. Прямо-таки революция по-европейски.

Второй Майдан

Не беда, что ночлежку открыли в захваченном митингующими Международном центре культуры и искусств в Октябрьском дворце, — революции на то и существуют, чтобы дворцы захватывать.

Также штурмом взяли здание Киевской городской рады и администрации, которое милиция, впрочем, сдала почти без боя. Но бои были — из толпы на головы спецназовцев летели тротуарная плитка и прутья арматуры, обратно в толпу — свето-шумовые гранаты и слезоточивый газ.

Девять лет прошло с тех пор, как противникам действующей власти удалось вывести на улицы Киева демонстрантов в таком количестве (в воскресенье их насчитали 300 тысяч человек), требующих смены президента и правительства. Мелкие акции шли в Киеве с 21 ноября, но когда появилось известие об отказе администрации президента Виктора Януковича подписывать договор о евроинтеграции, стало ясно, что на политику вновь начинает влиять улица.

Украинский бунт

Наверное, пока рано говорить о том, чем закончится новоявленный украинский бунт. В своей оголтелости он похож на описанный классиком русский бунт, ибо не менее он бессмыслен и беспощаден. Не хотелось бы, чтобы наши народы объединяло только такое обстоятельство, впрочем, насчет этого тревожиться не стоит: как говорится, не дождетесь.

Популярные байки о том, как «хохлы» ненавидят «москалей» и наоборот, разбиваются о быт: что-то не слышно новостей о том, как русскому досталось на Украине за то, что он русский, а украинец пострадал в России за то, что он украинец (в отличие от житейских взаимоотношений с представителями иных народностей). Если исключить с обеих сторон кучки националистов, противоборство подавляющим образом умещается в двух областях: подтрунивании друг над другом в анекдотах и противоборстве в экономико-политической сфере. Хотя это вещи разных масштабов, но зато и то и другое пока запросто умещается в понятие братского соперничества. Пока.

К народу Украины я лично испытываю сочувствие. Не то чтобы он в нем нуждался, но ума не приложу, чем еще могут помочь ему в сложившейся ситуации я или те, кто читает эти строки. Проблемы как минимум две.

Запад есть запад, восток есть восток...

Незалежная Украина разменяла третий десяток, но до сих пор довольно четко делится на запад и восток. Деление это неравное: на востоке сконцентрировано основное население страны и по большей части — промышленность. Зато запад богат на памятники Бандере, сторонников теории «древних укров» и политически активное население, которое в изобилии можно ныне наблюдать на Майдане в Киеве.

Живущих на западе даже внутри Украины зовут западенцами, обитателей востока — донецкими. Донецкие считают, что западенцы живут за их счет, западенцы обвиняют донецких в том, что те предают интересы Украины, не желая даже разговаривать на украинском языке. Я к тому, что не Янукович часовню развалил — это было задолго до него...

Этот почти философский дуализм не мешает жить и работать в государстве почти никому... кроме президента. Януковичу, а до него Ющенко, Кучме, Кравчуку — всем приходилось вертеть головой то туда, то сюда, как зрителю на волейбольном матче. Всем в стране нужно угодить. Но Янукович почему-то отошел от этого правила. И это есть следствие второй проблемы государства.

Выбор не сделан

До сих пор, пока Украина стояла на распутье, ее граждане тешили себя мыслью о том, что когда-нибудь страна определится, с кем ей дружить теснее — с Европой или Россией, и каждый мечтал, что интеграция пройдет по желаемому именно им сценарию. Но саммит в Вильнюсе, на котором должно было быть подписано, но так и осталось неподписанным соглашение о евроинтеграции, точек над i не расставил.

Президент Янукович в этом смысле и прав и неправ. Он, в отличие от большинства швырявших на Майдане и Крещатике брусчатку, не мог не изучить тот 900-страничный документ, который подсунул Киеву Евросоюз. Соглашение об ассоциации с ЕС, если вчитаться, вовсе не гарантирует Украине вступление в эту организацию. Точно так же Евросоюз еще с 1960 года «динамит» Турцию. Но главное — после подписания европейские товары с огромной долей вероятности вытеснят с украинского рынка местную продукцию, и тогда начнут массово закрываться заводы, расти безработица и падать уровень жизни.

Одновременно, оглядываясь на политическое и экономическое давление со стороны России (которое, разумеется, имело место быть), Янукович не мог не понимать, что Москва в этом вопросе не в позу встала, демонстрируя свою великодержавность, а опасается, что в связи с наплывом на украинский рынок европейских товаров продукция из Украины хлынет на рынки Таможенного союза, на сей раз круша цены, экономику и промышленность в странах-участницах союза, и в России в первую очередь.

Словом, всего один росчерк пера наделал бы бед в украинской экономике, ориентированной в основном на экспорт в Россию. Но проблема в том, что отказ от подписания не выглядел храбрым и достойным. Янукович все это время не переставал оправдываться и жаловаться: дескать, извиняйте, шановни европейцы, это происки России — запугала, застращала... В итоге выбор так и не сделан, а реноме сильного главы государства подпорчено и внутри страны, и в ЕС, и в РФ.

Да, и чуть не забыл: хваленая Европа навстречу Украине не пошла. Так что делай забастовку, бей у матери горшки, не варила чтоб картошку, не пекла бы пирожки!

Андрей Савин