35media.ru

«Если бы не спорт, выбился бы в начальники»

Конькобежец Артем Кузнецов не знает цены буханки хлеба, но знает ценность сотой доли секунды.

За два с половиной месяца до Олимпиады один из лидеров сборной России, бегун на короткие дистанции, на три дня вернулся в Череповец. В интервью «Речи» Артем Кузнецов вспомнил свои первые шаги на льду и рассказал, чего ждать от выступления россиян в Сочи.

Вас называют коренным череповчанином...

— Так и есть, хотя я родился под Смоленском, но наши корни отсюда. В школу пошел здесь и спортом начал заниматься тоже здесь. Я был рад, что мы переехали. До Череповца мы жили в деревне, было сложно. Вообще мое детство простым не назовешь.

Что вы имеете в виду?

— Отца я не видел. Из детей в семье я старший. Брат моложе на пять лет, сестра — на шесть. И когда сестра родилась, я стал нянькой. Мама должна была работать и оставляла меня с малышами. Лет до 12 я безвылазно сидел дома после школы, не знал, что такое гулять с ребятами по вечерам или в выходные. Были сложности с питанием. И с деньгами, конечно.

В школе звали рыжим?

— Да, я был маленьким и довольно щупленьким. Но я воспитывался в деревне и мог за себя постоять. Возможно, кто-то изредка и называл меня рыжим, но никаких проблем цвет волос не доставлял. Сейчас я очень рад, что рыжий. Не похож на других, а это здорово.

Как и когда вы пришли в конькобежный спорт?

— На коньки встал, когда учился в пятом классе. Как это часто бывает, отправился в секцию за компанию с другом, и в итоге он через три месяца бросил занятия, а я остался. В моей жизни так часто бывает: начинаю какое-то дело случайно, можно сказать, скуки ради, а потом довожу до конца. Не могу иначе. Так и с учебой получилось. Пошли с другом поступать после школы в металлургический колледж на специальность «обработка металлов давлением». Друга хирург не пустил, а я поступил. Пришлось с красным дипломом оканчивать.

Если бы не спорт, в какой бы сфере сейчас работали?

— Наверное, по специальности. Пошел бы на завод. Не хочу хвастаться, но с моей упертостью и нацеленностью на результат, воспитанными спортом, вряд ли долго засиделся бы на низших должностях. Стал бы каким-нибудь начальником, наверное.

Конькобежцы в последнее время в политику потянулись...

— Нет, политика — это точно не мое. Я не настолько люблю разговаривать.

Сейчас вы один из лидеров сборной России, претендент на участие в Олимпийских играх. Ваша семья уже ощутила плюсы от того, что уговаривала вас когда-то не бросать спорт? Покупаете дорогие подарки, высылаете деньги?

— К сожалению, практически не ощутила. Зарабатываю я немного, на дорогие подарки денег пока нет. Но если будут олимпийские медали, думаю, все поправится.

Обычно на Олимпиадах российские конькобежцы завоевывают одну-две медали. На домашних Играх от нашей команды ждут прорыва. Сможете?

— В марте на чемпионате мира в Сочи наша сборная завоевала пять медалей, что стало своеобразным рекордом для команды. Награды мы взяли в том числе и в тех дисциплинах, в которых россияне не считались лидерами. Сейчас у нас очень сильная команда, поверьте. И если мы на Олимпиаде повторим или улучшим результат, показанный на чемпионате мира, который стал своего рода репетицией перед Играми, то это будет бесспорным успехом.

В спринте зачастую проигравшего от победителя отделяет одна сотая секунды — на одно моргание тратишь больше времени. Как психологически пережить тот факт, что успех у тебя отняли доли секунды?

— Трудно, конечно. Надо уметь анализировать свои выступления, уметь видеть собственные ошибки. А ошибки есть всегда, идеального бега не бывает. Когда бежишь 500 метров и надеешься на высокий результат, каждое твое движение ног — это как выстрел, которым ты должен попасть в яблочко. Из-за одного малюсенького промаха потенциальный претендент на золото может финишировать во второй десятке.

Давление перед Олимпиадой ощущаете?

— Особенного давления не чувствую, нервы в порядке. Спорт сейчас главное в моей жизни, но не единственное. Мы с ребятами по сборной не только тренируемся, но и в кино ходим, гуляем, отдыхаем.

Но от житейских забот, наверное, вы очень далеки. Знаете, сколько стоит буханка хлеба?

— Так с ходу не скажу, мы ведь в основном за рубежом находимся. Но могу сказать, что после Америки и Канады цены на продукты в России меня неприятно удивили.

Сергей Виноградов