Прямая линия сюжета

Борис Челноков — автор 5 архивно-краеведческих книг по истории металлургическог комбината и Череповца.

Все началось в Тамбове. Присказка «Я тамбовский волк» очень нравится Борису Васильевичу Челнокову. Родной город в его биографии как отправная точка, от нее он считает шаги в сторону другого города — Череповца, история которого стала предметом исследования и гордости.

Три года было Борису, младшему в семье Челноковых, когда отец ушел на войну. Мать работала в двух местах, чтобы прокормить четверых ребятишек. Старший брат, как главный в семье, отправлялся за хворостом в единственных валенках. Однажды провалился в воду и заболел воспалением легких. Валенок в это время дожидался дома младший. Ждал и читал, проживая и судьбу Сани из «Двух капитанов» Каверина, и гайдаровского Тимура с его командой. Отправлялся в путешествия с героями Жюля Верна и Майн Рида.

Голодно, бедно, смерть за порогом, а мальчик вместе с героями книг окунался в драматические и не менее суровые, чем его реальная жизнь, приключения. Видимо, в те дни и рождался романтик Борис Челноков, выбравший своим девизом каверинское: «Бороться и искать, найти и не сдаваться». И судьбу свою строил энергично, бескомпромиссно, интересно.

Отец с войны не вернулся, пропал без вести. Будущий череповецкий писатель-краевед пошел в школу в сорок пятом, когда вернулись мужчины-победители. У классной доски стоял живой герой, мальчишки во все глаза смотрели на учителя в военной гимнастерке с боевыми наградами, нутром впитывали дух послевоенного времени и то, что называется патриотизмом.

Любимыми предметами были история, география, литература, поэтому документы выпускник школы подал на геофак в Тамбове. В 1956 году добровольцем поехал на целину, привез матери мешок отборной пшеницы, что для их бедной семьи было настоящим богатством.

Направление молодой учитель географии попросил на Алтай. Правда, думал, что попадет в горы, а оказался в степи. Но вот наступило лето, и началось самое интересное — походы, в том числе и в горы.

Из Вологодского пединститута в алтайскую школу с красным дипломом приехала Аня, учитель биологии и географии. В следующем году в походе молодой географ был уже рядом с ней. Армия, два года романтической переписки и... переезд с молодой женой в Череповец, где жила ее сестра.

— Борис Васильевич, почему вы все же остались в Череповце?

— В родной патриархальный Тамбов можно было всегда вернуться. Моему характеру ближе оказался Череповец, интересный, бурный, энергичный. Когда приехали, места учителя географии для меня не было, предложили: «Пойдешь в пионервожатые в новую 18-ю школу?» Пошел. А на слете туристов наша команда показала хорошие результаты, и меня пригласили во Дворец пионеров вести кружок туризма и краеведения. Потом была победа на областном конкурсе, Всероссийский слет туристов в Братске, создание клуба старшеклассников «Романтика». Условия в клубе были недетские: ни рубля не брать у родителей — картошку перебирали, снег чистили на путях. И на заработанное ездили по городам, по Сухоне и даже на Кавказ. Сдружились так, что и спустя 35 лет на нашу встречу пришли все, теперь уже бабушки и дедушки. Затем был клуб туристов завода, ходили по местам трудовой и боевой славы. Много писал в газеты, пропагандировал отдых с пользой: призывал изучать родной край. Гремела наша команда ЧМЗ и в соревнованиях по полосе препятствий, и по спортивному ориентированию. На турслетах наши песни становились лауреатами.

Четыре года работал редактором радиовещания, после чего партийный комитет поручает мне создать музей. 25 лет оставался его директором. Оттуда ушел на пенсию.

— В книге Каверина, слова из которой вы сделали своим жизненным девизом, герой всю жизнь ищет капитана Татаринова, это было его целью. И находит. А вы нашли своего «капитана»?

— Можно сказать, нашел. Мечтал о кладах, о неоткрытых землях. И все же сделал открытие, нашел ответ на вопрос: какую роль сыграл академик Бардин в истории Череповца?

— Вы помните, с чего все началось?

— В книге Мезенцева «Бардин» из серии «Жизнь замечательных людей» Череповцу посвящена одна строка: «1952 год. Академик Бардин впервые совершает поездку на Кольский полуостров, в Воркуту и в Череповец». Вся информация о создании завода оказалась засекреченной, известно только, что вновь созданному тресту «Череповецметаллургстрой» в 1948 году поручено строительство комбината, а 24 августа 1955 года считается днем рождения ЧМК. Отправился в архивы, добивался, чтобы открыли доступ к документам.

— Борис Васильевич, в книге «Архивы раскрывают тайны», вышедшей в 1992 году, некоторые исторические события вы описываете так живо, будто присутствовали там сами. И Сталин у вас бесшумно прохаживается по кабинету, диктуя стенографистке историческое постановление. И вместо отчета по совещанию ученые у вас спорят, выступление Бардина — живая картинка...

— Я проживаю событие вместе со своими героями. Перед собой всегда вижу читателя, несу перед ним ответственность и должен сделать так, чтобы ему было интересно. А к себе отношусь, как самый строгий редактор.

— А кто первый читатель ваших книг?

— Моя жена — мой первый рецензент. Именно она подтолкнула к тому, чтобы я более глубоко стал изучать историю края. Аня работала в музейном объединении. В город приходило много теплоходов, и все музейные работники вели экскурсии. Она это делала великолепно. Собирала, накапливала факты: о том, как создавалась телестудия, как советская власть устанавливалась, как к нам приезжали космонавты и партийные деятели. А я, занимаясь в туристском клубе, использовал эти факты, чтобы составить интересные маршруты, увлекся архивными исследованиями.

— Вы постоянно были в поездках, на слетах... У вас двое детей, как вы их воспитывали?

— Дети были на жене, Аня — мой крепкий тыл. Конечно, бывало, не выдерживала: «Тебе-то хорошо, рюкзак на плечи и пошел, а мне... Забирай с собой!» Сыну два годика — его в рюкзак, дочь за руку или на плечи — и на слет туристов. Но, конечно, оттаивала и всегда меня поддерживала.

— Борис Васильевич, сейчас архивы открыты. Что нового можно в них еще отыскать?

— Архивная строчка дает толчок в направлении поиска. Нашел, а дальше надо идти к свидетелям открывшегося факта; тут-то и начинается самое интересное: встречи, дальнейший поиск. Как это происходит? В конце 80-х нашел в архиве досье первого директора строящегося завода Александра Ивановича Мурзова. Досье кончалось 1943 годом — направлен в Магнитогорск. Отослал письма на все метпредприятия в газеты. И вот две читательницы из Магнитогорска, старушки очень отзывчивые, написали, что он, скорее всего, в Куйбышеве, там живет его сестра. Через паспортный стол выяснил: да, живет, 82 года (1907 года рождения!). Поехал, встретился. Переговорил с Юрием Викторовичем Липухиным, и пригласили Мурзова в Череповец. Он приехал и с интересом знакомился с действующим комбинатом. Оказался творческим человеком: работая в цветной металлургии, имел 150 изобретений, его учителем был академик Бардин. Хотите почитать об этом? — и Борис Васильевич раскрывает ладонь с флэшкой. — Здесь моя новая книга «Две жизни академика Бардина». Это настоящий детектив. О драматической судьбе Бардина, о том, как его помнят металлурги: и премии, и улица его имени, и вагон-музей, и книги...

Татьяна Бурова