Выгодно ли умножить пенсию на ноль?

Государство посулило отложить на один год обнуление накопительной части пенсий россиян.

В стране все последнее время шли бескомпромиссные бои за пенсии. Новость следовала за новостью, одна «говорящая голова» опровергала другую, и в памяти следивших за этой вакханалией осталось лишь жуткое словечко, сопровождавшее все действо: «обнулить».

Год в запасе

Поскольку последнее сообщение относительно будущего пенсионных накоплений россиян почти расставило точки над i, с него и начнем. Как сообщила пресс-служба Минтруда РФ, российское правительство одобрило законопроект о продлении до 31 декабря 2015 года права выбора тарифа накопительной части пенсии в размере 6 % или 0 %.

Напомним, что ранее предлагалось все пенсионные накопления россиян за 2014 год направить в распределительную систему, то есть фактически на один год приостановить пополнение накопительной составляющей пенсионной системы. Еще ранее правительство собиралось обнулить накопительную часть пенсии только для «молчунов», а премьер Дмитрий Медведев сообщил, что «молчуны» не потеряют страховую часть пенсий.

Лавинообразный поток таких противоречивых заявлений, разумеется, никак не способствует правильному перевариванию информации. Тем более непонятно, как простому россиянину действовать в условиях, которые меняются каждый день, причем в большинстве случаев — с пометками «возможно» и «планируется».

А ведь еще этим летом казалось, что с пенсиями наконец-то все наладится. В июне Минтруда презентовало пенсионный калькулятор; премьер Дмитрий Медведев рассчитал на нем свою будущую пенсию, составившую 70 тысяч рублей, и заявил: «Не то что неплохая — огромная пенсия!» Но осенью настроения кардинально изменились. Пеняя на бюджетный дефицит, Минфин стал урезать расходы, и пенсионная реформа затрещала по швам одной из первых.

Попытаемся восстановить хронологию событий, но для начала вспомним, из-за чего ломаются копья.

Три корзинки

С 2002 года пенсия в России формируется из трех частей: базовой, страховой и накопительной. Первая — солидарная часть, предназначенная для финансирования базовых пенсий, положенных всем, кто хоть немного в своей жизни поработал. На нее отчисляется 6 %.

На формирование личной пенсии идут 16 % отчислений в страховую часть и 6 % — в накопительную. Взносы в последнюю поступают от страховых взносов работодателя за каждого работающего гражданина, родившегося в 1967 году и позже; у тех, кто родился раньше, накопительной части нет.

Накопительной частью пенсии человек может распоряжаться: оставить в государственном Пенсионном фонде или перевести в негосударственный пенсионный фонд или управляющую компанию. В первом случае государство называет человека «молчуном» и нередко предпринимает попытки как-нибудь его уязвить помимо обидного прозвища. «Молчуны» первые попались под горячую руку, когда в правительстве стали думать, на чем имеет смысл экономить.

Про «молчунов» и не только

«Молчунам» решили обнулить накопительный компонент их пенсий (был 6 % — станет 0 %), взамен увеличив компонент страховой (до 22 %). Не хочешь — до конца этого года срочно пиши заявление и передавай деньги в НПФ.

Собственно, а чего волноваться? В одном месте убыло, в другом прибыло... Правительство объясняет, что вовсе не собиралось покуситься на достаток будущих пенсионеров, а пресловутое обнуление нужно не для обнуления накопительной, а как раз для увеличения страховой части пенсии. Оттуда можно брать деньги, нужные для выплат пенсий нынешним пенсионерам, тогда как накопительная часть считается неприкосновенной. Правда, непонятно, о какой неприкосновенности может идти речь, если вполне законны хитрости по заморозкам и обнулению, но это совсем другой вопрос. В целом же, по словам вице-премьера Ольги Голодец, от предлагаемой формулы никто не пострадает, а кто-то даже выиграет.

Но хитрость можно разглядеть и здесь. Страховая часть пенсии конкретного гражданина рассчитывается на основе коэффициентов (баллов), учитывающих, допустим, трудовой стаж, количество детей или время декретных отпусков. Потом, когда придет время пенсионных начислений, правительство определит стоимость одного балла. Как определит? Сколько он будет стоить? Сие неведомо.

Далее появилась идея на год приостановить отчисления в накопительную часть вообще всех россиян. Ну а потом, как уже говорилось, нам отвели еще один год, чтобы определиться: «копить» мы хотим или все же «страховаться». В Кабмине давно негодуют, что большинство россиян — «молчуны», не хотят принимать решения самостоятельно и надеются, что государство за них разберется...

Риск — благородное дело?

Тогда немного о кино. В центре сюжета американской криминальной комедии «Как украсть небоскреб» — группа сотрудников шикарной нью-йоркской гостиницы, отдавших свои пенсионные накопления в управление боссу, владельцу отеля и финансисту по совместительству, который вдруг объявил себя банкротом.

За лихим сюжетом прячется горечь простых американцев предпенсионного возраста, которые в одночасье остались нищими до конца своих дней. Традиционный хеппи-энд неубедителен: в жизни все могло сложиться иначе, и, думается, большинство заокеанских зрителей эту драму внутри комедии прочувствовали. Потому что они знают с молодости: никто не может гарантировать им полной сохранности их пенсий в случае, если они неудачно разместили свои накопления.

Несмотря на то что каждый американский гражданин после выхода на пенсию получает стабильные выплаты от фонда социального страхования, этих средств часто хватает только на питание и оплату счетов. А чтобы пенсия была достойной, американцы должны инвестировать средства в ценные бумаги, что всегда связано с большим риском. Такие накопления серьезно страдают во время экономических спадов или от неудачных вложений в акции, как это и произошло с героями фильма. На Западе вообще существует практика, когда люди откладывают выход на пенсию, если он приходится на кризис, чтобы подождать, пока ценные бумаги восстановят свою стоимость.

Но ничего лучше широко разрекламированная американская модель предложить не может.

В вечном ожидании

Так что представители правительства, конечно, могут упрекать своих граждан в безынициативности и лени. Зато граждане в ответ имеют право обвинить государство в попытках ухода от ответственности за их будущее. Вдобавок хроническая, как болезнь, смена правил игры, мягко говоря, не дает гражданам никакой уверенности в достойной старости.

Ведь даже сейчас думать о том, что мы наконец-то разобрались в хитросплетениях пенсионной паутины, увы, не приходится. Озвучиваются все новые инициативы. Например, Минфин и Минэкономразвития предлагают обязать граждан распоряжаться своими пенсионными накоплениями не когда им вздумается, а раз в пятилетку. То есть, вложив в конкретный НПФ свои средства, только спустя пять лет человек сможет выбрать другой НПФ.

Зачем? А просто так, в воспитательных целях: чтобы выбор фонда, которому будущий пенсионер доверит накопление пенсии, был «максимально взвешенным». Что сможет взвесить человек, весьма смутно разбирающийся в рынке акций, не говоря уже о преимуществах одного НПФ над кучей ему подобных, остается при этом загадкой. И как ему быть, если через год-другой он поймет, что его вложение было ошибочным, — тоже.

Андрей Савин