35media.ru

«А трезвой жить лучше»

Общество.

— Ну что, девчонки, еще по одной?

— Давай! — с готовностью подставила рюмку Маша.

— А не хватит тебе, подруга? — с тревогой посмотрела Рита.

— Да че ты, нормально все, — отмахнулась девушка. Язык уже плохо слушался, встать Маша даже не пыталась — голова кружилась. Но она снова и снова подставляла рюмку, а то и сама плескала в нее водку, не дожидаясь тоста...

На 16-летие отец подарил старшей дочери бутылку шампанского. Прошел всего лишь год, и Мария стала непременной участницей всех пьяных застолий и дискотек с ровесниками. «И напивалась я тогда больше всех, — вспоминает сейчас 32-летняя Мария. — При этом, как и все алкоголики, проблемы не видела: ну выпила, ну встала еле-еле утром — так все так же, наверное. Похмелилась — и опять вроде жить можно».

Жизнь между тем шла своим чередом. Маша окончила школу, колледж, начала работать. Встретила мужчину, он вскоре позвал ее замуж — грех было отказываться: богатый, красивый, Машу любит. Даже ее пьянство не испугало Дмитрия, сказал лишь, когда впервые совсем «хорошую» увидел: «Ну ты даешь... Ладно, справимся».

Поженились. Через год родилась дочка — все как положено, все как у людей. Но Маша продолжала пить. Муж старался контролировать: отбирал рюмку в гостях, дома прятал спиртное, ругал, воспитывал. Бесполезно. «Ну что ты, нормально все», — как всегда, уверяла его Маша.

— Да где нормально! — кипятился муж. — Ты же пьяная каждый день!

— Ничего не пьяная, — доказывала Маша заплетающимся языком. — Я по чуть-чуть.

И тут же переходила в атаку:

— Что ты привязываешься?! Дом в порядке, ужин приготовлен. Что еще надо?

«А ведь я тогда была уже беременная младшей, — с тяжестью на сердце вспоминает теперь Мария. — Сидела в декрете. И знаете, у меня только дня два на неделе трезвыми получались — остальное время пила: работать-то не надо... Но мне казалось, что все в порядке: дома убираюсь, обед варю, старшая дочка ухожена, значит, все хорошо, чего же еще! А если приняла вечерком или даже днем — ну и что: расслабиться тоже надо».

В этом страшное коварство алкоголя: окружающие видят, что человек спивается, деградирует, но сам алкоголик очень долго не осознает проблемы, считая, что «просто расслабился», «все под контролем», «ничего страшного — брошу, когда захочу»...

О том, что проблема существует, Мария начинала догадываться, хоть и не признавалась себе. Когда ей было 28 лет, случился первый запой. Тогда ее чуть было не уволили с работы, эмоциональная молодая женщина не вынесла обиды и сорвалась: пила беспробудно пять дней подряд. Ситуация еще более усугубилась. Но муж употребил все свое влияние: достал ей больничный, звонил начальнице... На работе Маша осталась.

Тот первый запой слегка встряхнул ее — молодая женщина впервые подумала о том, что не все у нее в порядке, как уверяла мужа. Что делать? Краешком сознания Мария понимала: сама бросить пить она не может. Кодироваться она боялась: несколько лет назад закодировался ее отец — и через три года умер. Маша поехала по церквам в надежде, что где-нибудь ей помогут.

Но ничего в ее жизни тогда не изменилось: «Я увидела, как там все строго — пост, службы, молитвы... И решила, что это не для меня, я так жить не смогу», — объяснила себе Мария. И оставила попытки.

А вскоре новое потрясение: слегла мама. Лежала в больнице, Мария приехала к ней. «Моя мама была лишена родительских прав. Из-за алкоголизма. А в последние годы стала трезвой — сама, без кодирования. И когда я приехала к ней в больницу, сказала, придя ненадолго в сознание: «Маша, а трезвой жить лучше...»

Мария плакала всю ночь. И вспоминала горькое свое детство...

Мама ее была хорошей и доброй, такой и запомнилась. Но ее сгубил алкоголь. Запои становились все чаще и беспробуднее, муж ушел, Машу то и дело забирала к себе бабушка. Когда Маше исполнилось 10 лет, мать лишили родительских прав, и бабушка позвонила отцу девочки: «Николай, забирай дочку, мне одной не поднять».

Так Маша приехала в Череповец. И началась ее новая жизнь — в чужой семье, с отцом, которого она почти не знала, с мачехой и двумя сводными братьями. Приходилось девочке несладко: мачеха невзлюбила ее сразу. Потому что падчерица напоминала: у Николая была любовь и до нее, а теперь она должна горбатиться на плод этой любви; потому что Маша была робкой и тихой; даже потому, что училась хорошо.

«Ты от алкашки приехала — и учишься почти на пятерки, — злилась она. — А мои Павлик с Ваней из хорошей семьи, а одни двойки таскают! Почему так?!» — швыряла она что под руку попадется и уходила из комнаты.

«Унижала меня, ругала все время, — печально, но уже без обиды говорит сейчас Мария. — Одежду такую покупала, что все надо мной смеялись — и в школе, и во дворе. Я была изгоем, а это очень тяжело. Отсюда, я думаю, и пьянство мое началось: выпьешь — и вроде легче, отпускает эта боль... Мачеха умерла, когда мне 15 лет было».

Девочка отцу не жаловалась: он почти все время был в командировках — зарабатывал деньги. Семья многим казалась вполне благополучной. Родители работали, растили троих детей, дома не было пьянок... Что еще нужно?

А нужно ребенку очень и очень много. Любовь и ласка, разговоры по вечерам всей семьей, общие прогулки и поездки, внимательный взгляд, объятия, шутки, смех...

«Я не помню, чтобы меня в детстве целовали, обнимали, чтобы кто-нибудь взял на ручки, — признается Мария. — Этого так не хватало! В семье отца все было строго. Мы с братьями дикие росли. Деструктивная, ненормальная семья!»

Когда Мария стала старше, узнала, что отец ее тоже пьет. Много лет. Не дома, не в семье — в командировках. А потом запои начались и на выходных. После одного из таких срывов его отвезли в наркологию; Алексей Петрович закодировался, но полный запрет на алкоголь без работы над собой не всегда выход: проблемы, из-за которых человек хватается за бутылку, остаются с ним. Машин отец не выдержал их тяжести и решил свести счеты с жизнью. Девушке только-только исполнился 21 год.

А теперь умерла и мама... Эта ночь в слезах, проведенная рядом с умирающей матерью, стала поворотной в жизни Марии. Она наконец смогла осознать: откладывать больше нельзя. Вспомнила, как летом ездили с мужем на юг, и она пила весь месяц, не могла остановиться. «Уже край», — поняла женщина.

Но что делать? Религия ей не помогла; в наркологию ложиться нельзя — двое детей дома, младшей полтора года; кодироваться после самоубийства отца она боится. Куда бежать? Где искать помощи?

Все случилось как-то неожиданно. Ни с того ни с сего Марии вспомнился анекдот: если в России соберутся анонимные алкоголики, они пошлют гонца за водкой и напьются. Про эту организацию она что-то слышала, но всерьез не воспринимала. А тут почти машинально набрала в Интернете: «анонимные алкоголики» — и увидела множество ссылок. Мария зашла в группу «Vesvalo» — оказалось, это международная группа русскоговорящих анонимных алкоголиков. «Я три дня бухая с ними разговаривала — и ни один не упрекнул! А я ведь себя алкоголичкой не считала, для меня алкоголик — тот, кто бутылки собирает, бомж, опустившийся человек, я же не такая!» «Иди в „живую“ группу и просто делай то, что тебе говорят, не думай ни о чем», — писали ей. И Мария пошла.

«Теперь мне самой неинтересно пить, — говорит красивая, элегантная женщина. — Но с мужем мы расстались: он не смог принять меня новую, то, что не нужно больше меня контролировать, упрекать. По статистике, так случается в большинстве семей алкоголиков, освободившихся от зависимости: в человеке происходят большие изменения, а вторая половинка к ним часто не готова».

Сейчас у Марии новая семья. И младшая дочка никогда не видела ее пьяной.

P.S. Имена героев изменены.

— Если у вас возникают проблемы, связанные с последствиями употребления алкоголя,

— если вам трудно или даже невозможно управлять своей жизнью,

— если употребление алкоголя приносит в вашу жизнь страдания, то, возможно, вам помогут анонимные алкоголики.

Вы можете позвонить по телефону 8-965-735-97-07, и с вами поговорит алкоголик, который не пьет. По этому же телефону вы можете уточнить время и место проведения собраний всех групп анонимных алкоголиков в Череповце.

«Анонимные алкоголики — это содружество, объединяющее мужчин и женщин, которые делятся друг с другом своим опытом, силами и надеждами с целью помочь себе и другим избавиться от алкоголизма. Единственное условие для членства в АА — это желание бросить пить. Члены АА не платят ни вступительных, ни членских взносов. АА не связаны ни с какой сектой, вероисповеданием, политическим направлением, организацией или учреждением; стремятся не вступать в полемику по каким бы то ни было вопросам, не поддерживают и не выступают против чьих бы то ни было интересов. Наша главная цель — оставаться трезвыми и помочь другим алкоголикам обрести трезвость». (Со страницы группы АА «Vesvalo»).

Ирина Ромина