35media.ru

Верещагин в зале ожидания

Первой публикой салона в духе XIX века стали музейщики, музыканты, краеведы, пассажиры поезда Череповец — Москва и вокзальные охранники. В одном из залов ожидания прошел вечер, приуроченный к 170-летию художника-баталиста Василия Верещагина.

Нынешним летом железнодорожный вокзал уже второй раз принимает мероприятие, связанное с именем великого череповчанина-юбиляра. В конце июня на стенах здешних залов разместилась выставка «С мольбертом по земному шару», включившая репродукции картин Верещагина, написанных им в путешествиях. Идея была такая: Василий Васильевич известный путешественник (он и погиб, находясь в творческой командировке), а вокзал — символ путешествий. Откликов на выставку, которая до сих пор на своем месте, было немало. Самый частый такой: «А он что, ваш?» Так реагировали гости Череповца.

— В XIX веке вокзал был местом всеобщего увеселения, — рассказывает о концепции другого мероприятия заведующая Домом-музеем Верещагиных Любовь Маликова. — После театра публика часто ехала на вокзал. Там было шумно, работали хорошие рестораны, пели цыгане и заезжие знаменитости. Мы решили попытаться воссоздать атмосферу салона XIX века, возобновить традицию.

По ее словам, договориться о проведении мероприятий в здании вокзала было совсем несложно. Но работа потребовала немалых усилий. Наш вокзал принадлежит Северной железной дороге, руководство которой находится в Ярославле. И все, включая детали вроде плана размещения репродукций и их крепежа к стене, требовалось согласовывать с ярославским начальством.

— Зато теперь для нас открыты двери вокзала, причем совершенно бесплатно, — говорит главный верещагинист Череповца. — Железнодорожникам настолько понравился этот опыт, что они интересуются, не хотим ли мы проводить в их стенах другие мероприятия. И, думаю, концерты и вечера будут проводиться здесь регулярно.

По мнению Любови Хазаросовны, это нужно и местной интеллигенции, и приезжим. Вокзал — лицо города. И Череповцу, бесспорно, очень лестно предстать перед гостями лицом бородатым и одухотворенным.

На череповецком вокзале Василий Верещагин не был и не мог быть. Хотя бы потому, что покинул родные пенаты очень молодым человеком за полвека до появления здесь железной дороги и никогда не возвращался. Первый поезд прошел через наш город спустя три года после гибели художника. Но Верещагин наверняка обрадовался бы, узнав, что сегодня с вокзала его родного города есть прямые рейсы в Москву, где он жил и работал, и в Санкт-Петербург, где учился. А также в Крым, куда ездил на этюды. И на Дальний Восток, где обрел последнее пристанище.

Первый салонный вечер объединил в себе и музыку, и историю, и поэзию. Цыган и ресторанных закусок, правда, не было, но по бокалу шампанского за новое дело гости подняли. На два часа облик и жизнь зала ожидания и вокзального кафе изменились: столики сдвинуты в угол, стулья выставлены рядами на середину помещения. Случайные зрители реагируют на развернувшийся салон по-разному. Одних настигает остолбенение по пути в кулинарию, и они забывают, зачем шли. Другие остаются равнодушными, третьи улыбаются и снимают на сотовые телефоны, четвертые вежливо замедляют ход чемоданных колесиков и прислушиваются. Появился и свой бузотер, без чего и прежде не обходилось ни одно собрание приличного общества. Нетрезвый молодой человек требовал шампанского и энергично пританцовывал. К середине вечера большинство пассажиров из соседнего зала ожидания переместилось в салон. А это немалая победа — там телевизор.

Действо началось с выступлений Любови Маликовой и начальника управления культуры Леонида Лаврова. Первая на словах вчерне набросала карту путешествий Верещагина (объездил полмира), рассказала о феноменальной любознательности художника и зачитала высказывания Василия Васильевича о пользе передвижения по миру для всякого творческого человека. Леонид Лавров напомнил о громком праздновании 150-летии Верещагина в 1992 году и о том, как оно повлияло на жизнь Череповца. Благодаря великому земляку о нашем городе вдруг услышал весь мир, а череповчане узнали, что Верещагин не один из плеяды художников, а стоит особняком, единственный и неповторимый. И что он не только художник, но и философ, историк, писатель и путешественник. От нынешнего юбилея в Череповце тоже ждут прорывов. Речи обоих ораторов время от времени прерывал громкоговоритель. «Объявляется посадка», «вниманию встречающих»... Пришлось подстраиваться. Замыкал программу мини-концерт череповецкого барда Сергея Рыжова. Он исполнил под гитару песни на стихи Рубцова, композиции Булата Окуджавы и кадетский гимн, который Верещагин в бытность кадетом, бесспорно, певал. Завершился концерт хоровым исполнением песни «Ваше благородие». Таможенник Верещагин, певший про госпожу Удачу в фильме «Белое солнце пустыни», как выяснилось, «родственник» нашему Верещагину. Музейщики разыскали интервью создателей фильма: оказалось, фамилию они искали, листая попавшую под руку энциклопедию русских художников. А потому легендарный афоризм мог звучать и иначе: «Репин (Саврасов, Перов и пр.), уходи с баркаса». Но Репин и прочие не взрывались на кораблях, в отличие от Верещагина и таможенника, которые в итоге и стали однофамильцами.

Кто бы ни пел в салоне в дальнейшем, но Сергей Рыжов навсегда останется первым артистом новообразованного вокзального концертного зала. После его выступления «Речь» поинтересовалась, удобна ли площадка.

— Хорошее место, отличная акустика, — сказал Рыжов. — Вот только холодильники шумят. Здесь штук пять торговых точек, и у всех холодильники. Поют хором, их сложно перекричать. Вокзальные объявления не мешали, наоборот, создавали ауру. Хороший зал, здесь можно выступать, был бы повод. Верещагин может подарить не одну причину нам здесь собраться, крупнее земляка у нас нет.

К эмоционально говорившему Сергею Рыжову подошла женщина с чемоданом на колесиках. Представилась: кадуйчанка, едет в Москву, на вечере оказалась случайно. «Слушала вас, и захотелось почитать свои стихи», — призналась женщина. Такой реакции организаторы и ждали. Десяток коротких стихотворений она бы успела прочесть, на московский поезд еще даже не объявляли посадку. Но стулья уже разбежались по стенам, и салонная публика поднимала пластиковые «бокалы» с шампанским за удачный почин. В следующий раз.

Верещагин пригласил Озерова в Среднюю Азию

«Познакомившись со среднеазиатскими картинами Верещагина, я пожалел, что до сих пор не съездил туда, хотя посетил 48 стран, — рассказал самый известный череповецкий путешественник Константин Озеров. — Восполню этот пробел в ближайшее время».

Сергей Виноградов