35media.ru

Насилие в семье:об этом не принято говорить

Насилие в семье. Проблема в нашей стране насколько больная, настолько же нерешаемая. Хотя, казалось бы, есть организации, официальные лица, призванные эту проблему решать. Об этом шла речь на круглом столе в Вологде с участием специалистов из Санкт-Петербурга.

...Елена и Александр в браке лет пять. У них растет сынишка Ваня, ему три года, недавно пошел в детский сад. На взгляд родных и друзей — нормальная, благополучная семья: муж работает, жена дома (на работу после отпуска по уходу за ребенком пока не вышла: должность сократили, да и муж так хочет — средств хватает), сын нормально развивается. Правда, Александр все чаще стал высказывать недовольство: то ужин не подан к его приходу, то приготовлен «не так, как надо», то еще что-то «не так».

Елена старалась, находила новые рецепты, но угодить мужу не могла. И однажды случилось ужасное: он разозлился, что котлеты «недостаточно горячие», швырнул вилку на пол, начал кричать, а потом... ударил жену.

Молодая женщина растерялась, стало страшно. Что делать? Она попробовала позвонить матери Александра: «Ваш сын часто недоволен мной, вам он ничего не говорил?» Но свекровь вникать не стала, отрезала: «Ты у него на шее сидишь, еще и претензии высказываешь?» — «Да я не претензии, я понять хочу», — оторопела Лена. — «Люди взрослые, разберетесь».

Друг семьи Степан тоже принял сторону Александра (о пощечине Лена не смогла сказать: было стыдно): «Мужику немного надо — чтобы приготовлено было. Так что старайся — и все наладится».

Елена решила о случившемся молчать: мало ли — случайность, буду вкуснее готовить, и все станет хорошо.

Но через какое-то время, когда она пришла за сыном в садик, воспитатель сообщила: «Мальчик стал плаксивым, у него энурез. Вам нужно обратиться к нашему психологу». Лена попыталась отказаться, но педагог настаивала — и Лена пришла.

— Может быть, вам нужна помощь? Или вы с мальчиком мало времени проводите?

Елена сразу начала защищаться, объяснять, какая у них прекрасная семья, заботливый папа. Психолог пыталась выяснить другие моменты, но тут в кабинет вошел Александр с сыном и, заявив: «Мы торопимся», увел жену.

Дома — очередной скандал: «Нечего куда-то ходить, я сам все решу» — и новые побои.

Проплакавшись, Елена решила просить помощи уже у официальных лиц и, когда Александр ушел на работу, позвонила в полицию. Вечером к ним домой явился участковый:

— Я бы хотел сначала побеседовать с пострадавшей.

Александр настаивал на общем разговоре, но полицейский стоял на своем. Муж возмутился, позвонил адвокату, и вдвоем они убедили стража порядка, что в семье все нормально, а жена клевещет на мужа.

Адвокат, кстати, разъяснила женщине, что за клевету предусмотрена уголовная ответственность. А когда посторонние ушли, Елена получила еще один «урок» от мужа. То же последовало и после визита представителя органов опеки: специалист пришла по информации участкового, но Александр с адвокатом вновь оказались победителями. Елена попыталась спастись в убежище для женщин с детьми, но дальше ситуация вновь стала только ухудшаться...

— Это реальная история, — говорит Наталия Ходырева, директор кризисного центра для женщин (Санкт-Петербург). — Женщина пыталась защитить себя и ребенка, обращалась в разные инстанции, но у мужа было «положение в обществе», и она ничего не могла доказать. Побои становились только сильнее...

Эта ситуация была разыграна в начале круглого стола по продвижению закона против насилия в семье, прошедшего в Вологде. Участникам — полицейским, психологам, работникам социальной сферы — было предложено выступить в роли тех самых «официальных лиц», у которых просила помощи избиваемая мужем женщина, тех, кто пытался как-то помочь ей. Никто не знал реалий. Но то, что произошло в игре, практически в точности повторяло то, что происходило в жизни. И от этого стало по-настоящему страшно: каждый действовал в рамках своей роли — и действовал так, как ждет общество...

— Что вы чувствовали? — спросила Наталия Ходырева девушку, игравшую Елену. И в полной растерянности та ответила:

— Я себя очень плохо чувствую. Мне не давали слова сказать, я оказалась крайней, все испортила, оклеветала мужа... И выхода нет, только страх, что еще больше обвинят, будет только хуже.

— Кто поддерживал Елену?

— Только Александр, — неожиданно цсказала сама Елена. — Он казался самым близким человеком, спас от психолога, которая на меня нападала... А потом избивал...

— Да, женщина оказывается в противоречивой ситуации: ей наносит самый большой вред и в то же время, как ей кажется, оказывает самую большую поддержку ее муж, — подтвердила Наталия Валериевна и задала следующий вопрос: — Были ли возможности прекратить насилие?

— Сразу идти с сыном в убежище! — раздались голоса.

Но убежище — мера временная. Вернуться домой все равно придется, а что ждет там женщину, осмелившуюся противостоять мужу-тирану?

Наталия убеждена: сегодняшняя система не работает, остановить насильника в большинстве случаев невозможно, жертва беззащитна.

Почему так происходит?

Об этом — в следующей статье.

Программа «Дорога к дому»

направлена на помощь семьям с детьми. В ее проекты приходят родители и дети — в том числе и в ситуации домашнего насилия. Телефон горячей линии «Детство», по которому вы можете получить психологическую консультацию, узнать, в какой проект обратиться именно с вашей проблемой, — 57-10-07.

Наталия Макштарева,старший помощник прокурора Череповца:

Сегодня в Череповце есть четкая система действий педагогов в случаях физического насилия над детьми, и она работает.

Если воспитатель детского сада или школьный учитель заметил, что ребенок избит, он обязан отвести его к медработнику и зафиксировать телесные повреждения.

Затем педагог сообщает об этом руководителю учреждения (заведующему детсадом или директору школы).

Третий шаг — письменное обращение в полицию по факту избиения ребенка. Одновременно информируется комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав мэрии Череповца и прокуратура города.

Дальше начинает работать полиция. Если выясняется, что один из родителей ребенка бьет, а второй не может обеспечить защиту, несовершеннолетнего помещают в социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Росток». Это можно сделать как по акту оперативного дежурного, так и по собственному заявлению ребенка.

Нередко такие действия педагогов и полиции останавливают домашнего деспота: он понимает, что может оказаться на скамье подсудимых или иметь крупные неприятности, и перестает поднимать руку на детей.

Ирина Ромина