35media.ru

Проработала больше семи пятилеток

Она была среди первых комсомольцев, направленных на строительство металлургического завода в Череповце. 38 лет посвятила сфере строительства, а начала работу в очень трудное, практически послевоенное время, но это Аллу Беляеву не остановило.

1 февраля 1949 года бюро Вологодского обкома постановило: на строительство Череповецкого металлургического завода направить коммунистов и комсомольцев. В рекордно короткий срок в город на Шексне прибыли 700 первых и 1 200 вторых. Среди комсомольцев была и 17-летняя Алла, тогда еще Васильева; она приехала из Вологды, где работала в областной конторе Госбанка.

— Мы еще с одной комсомолкой из нашей организации приехали в марте, — вспоминает Алла Ивановна. — Нас поселили в деревне Горке, на частной квартире... Все детство прошло в голоде, а нам, хрупким девчонкам, дали в руки тачки, на которых мы возили камни, а затем и раствор для фундамента — это было при строительстве первых двухэтажных домов в одном из кварталов на улице Максима Горького.

Детство у Аллы Ивановны и впрямь выдалось нелегким.

«...Я родилась в Вологде. Свою родную мать не знала: она умерла при родах, в больнице от заражения крови. Отец от меня отказался и отдал на воспитание в другую семью. Меня усыновили Иван и Елена Васильевы, когда мне было три месяца.

Приемный отец всю жизнь работал проводником служебного вагона, мама была домохозяйкой. Взяли они меня на воспитание уже в преклонном возрасте. Отец был очень добрым. Помню, когда мне было семь лет, было очень туго с продуктами, так он из поездок привозил чай, еще что-то и угощал старушек-соседок и нищих — ни одной не обидел. Приемная мама была очень богомольная, маленькой я ходила с ней в церковь. Рядом с той церковью было кладбище, где похоронены моя родная мама и брат, который умер в семь лет.

Жили мы в деревянном доме. Когда мне было восемь лет, кто-то сказал, что у меня мать и отец не родные, я долго плакала, а они меня успокаивали, говорили, что это неправда. Они были очень добрые и ласковые, и я поверила.

В 1941 году, когда уже шла война, папа поехал с начальством в Архангельск, там была и мама, она уже готовилась возвращаться в Вологду. Когда мы пришли в вагон, увидели папу мертвым. У него был разрыв сердца. Мама похоронила его в Архангельске. Так мы остались вдвоем и получали пенсию за папу.

Жизнь была очень тяжелой. Мы с мамой ходили за восемь— десять километров в деревни, меняли вещи на продукты. Во второй комнате дома у нас жили эвакуированные из Ленинграда. Мама, конечно, жила только для меня. И вот, мне не было и 12 лет, она сильно заболела и в январе 1944 года умерла от голода. И ее из церкви везли на санках на кладбище. Помню, был такой разговор у мамы с соседкой: «Рано тебе еще умирать, у тебя маленькая Лялюшка, с кем ты ее оставишь?» «С богом» — так ответила мама.

В июне 1946 года добрые люди устроили меня на работу в Вологодскую областную контору Госбанка. Работала я первое время курьером, на ногах были только тапки; юбка из солдатского материала, ситцевая старая кофта. Весь день я бегала по организациям, разнося корреспонденцию босиком, и только когда заходила в Госбанк, надевала эти тапочки. Хорошо, что было летнее время. Меня очень жалели, перевели на работу ротаторшей (ротатор — аппарат для размножения машинописного или рукописного текста — авт.). Вечерами училась в школе рабочей молодежи и училась печатать на машинке, была переведена машинисткой.

В 1949 году за высокие показатели в соцсоревновании была награждена Почетной грамотой Вологодской областной конторы Госбанка. В том же году с первым комсомольским призывом на строительство Череповецкого металлургического завода приехала из Вологды в Череповец«.

Алла Ивановна вспоминает, что первые дома доводилось строить вместе с пленными немцами, которые жили в бараках.

Вскоре после приезда в город на Шексне девушка окончила курсы в учебном комбинате и возглавила звено бетонщиков на шлакоблочном заводе. Кстати, завод этот тогда располагался на месте Комсомольского парка. В сентябре того же года по рекомендации комитета комсомола была приглашена на работу в отдел кадров треста «Череповецметаллургстрой». И более семи пятилеток трудилась на кадровой работе, совершенствуя свой опыт, занимаясь самообразованием, постигая тонкости работы с людьми.

— В отделах кадров стройки работали добрые, отзывчивые люди, никогда они не трудились по принципу контролирующих организаций, и любой рабочий находил понимание и поддержку. Комплектовать кадры приходилось в очень трудное время. Мы ездили по всей стране, принимали рабочих по оргнабору — по окончании училищ; условно освобожденных и условно осужденных, военных строителей. Тысячи выпускников высших и средних специальных учебных заведений про-шли через наши кадровые службы.

Помимо основной трудовой деятельности Алла Беляева проводила большую работу в общежитиях, по охране общественного порядка в городе. Была членом комитета профсоюза, ревизионной комиссии, совета экономического образования. Награждена медалью «За трудовое отличие», знаками «Победитель соцсоревнования» (1973, 1975, 1977 и 1979 годов), похвальным листом Министерства строительства предприятий тяжелой промышленности СССР и множеством почетных грамот.

За 38 лет работы (и это только кадровой, не беря в расчет предыдущую) Алла Ивановна прошла путь от машинистки до заместителя начальника отдела кадров и быта Всесоюзного объединения «Череповецметаллургстрой». В 1987 году, вскоре после сдачи доменной печи № 5, она ушла на заслуженный отдых. По приглашению администрации Череповецкого района занималась поиском защитников Родины, погибших в Великую Отечественную войну.

— И мной лично напечатана Книга памяти в двух томах, за что приказом областного военного комиссариата я награждена знаком «За активный поиск».

Елена Бжания