35media.ru

ЕГЭ как путевка в жизнь. Только вот в какую

Мы давно уже привыкли к ЕГЭ. Вот только споры о пользе и вреде единого государственного экзамена не утихают до сих пор. Очередная волна интереса к нему — выпускные экзамены в школах. Причем родители волнуются в эти дни не меньше детей.

Каждый из нас хоть раз в жизни сдавал экзамены. Некоторые и сейчас просыпаются в холодном поту, «сдавая экзамены» во сне. Потому что экзамен — это стресс, потому что всегда хотелось вытянуть счастливый билетик. Помните фильм Гайдая «Операция „Ы“ и другие приключения Шурика»: «Билет номер девять. Прием!» Смешно. Но знания раньше были крепче. А сейчас? На Орловщине 6 % выпускников не сдали ЕГЭ по истории. Лучший показатель по биологии: 2,66 % не сдавших. Но дело не в цифрах, печалит снижение уровня образования в России. Взрослые невольно сравнивают свои знания со знаниями своих подросших детей. Иногда приходят в ужас. «Мама, а кто такой Ленин?» — спросил 14-летний отпрыск знакомую моей подруги, между прочим, с высшим образованием. Ладно дети — выросло поколение вполне состоявшихся и не знающих историю взрослых. Как-то раз моя сестра в разговоре с молодым врачом пошутила, сказав, что с повязкой он похож на Щорса. «А кто такой Щорс?» — спросил врач. Опешив, сестра сказала: «Щорс — красный командир времен Гражданской войны, участник боев с германскими интервентами». И песню напела: «Шел отряд по берегу, шел издалека...». Короче, сдала «экзамен». Что дает нам всем ЕГЭ?

Вадим Костин, ведущий инженер по метрологии ФБУ «Череповецкий ЦСМ» Самый сложный в жизни экзамен навскидку не вспомню, значит, не было чего-то запоминающегося. Но вообще мне повезло. Во-первых, с родителями, которые воспитали тягу к знаниям, я много читал, в школу ходил не из-под палки. Во-вторых, с преподавателями лицея «АМТЭК», который я окончил. После седьмого класса я сдавал вступительный экзамен в лицей. В-третьих, с институтом — окончил вологодский политех. Кстати, перед вступительными экзаменами в институт мне пришлось пройти тестирование. Думаю, это были зачатки нынешнего ЕГЭ. На мой взгляд, знания в чистом виде, в механическом, как ЕГЭ — знаешь ответ, поставь напротив галочку, — не дают главного. Сформироваться как личности. Я имею в виду — выпускник одиннадцатого класса не должен дрожать перед экзаменом, как перед угрозой взойти на эшафот. Если он получил крепкие знания, то и экзамен не должен быть страшилкой.

Александр Бровкин, заместитель начальника порта ОАО «Аммофос» Щорс, может быть, сейчас и не так актуален. Другое дело, когда в школе не дают фундаментальных знаний. Я не говорю, что виноваты ученики или учителя. На мой взгляд, причина кроется в системе образования, которую навязывает министерство. Складывается впечатление, что в нашей стране стараются разрушить образование «до основанья». Возникает вопрос: а зачем? Моя старшая дочь давно окончила институт, сама преподает. Младшая застала ЕГЭ. Я тогда даже рад был, поскольку мы-то испытывали двойной стресс: экзамены после школы и сразу же вступительные экзамены в вуз. Им вроде легче: один раз отмучился — и выбирай себе самостоятельную дорогу. Но вот прочность полученных знаний при системе ЕГЭ уже ставится под сомнение. ЕГЭ — это тест, а на тесты натаскивают. Знаю случай, когда выпускник не знал предмета, а по ЕГЭ получил высокие баллы. Сработал элемент везения.

Ольга Яшина,заведующая Музеем природы Мне кажется, давно все понимают, что ЕГЭ — это, мягко говоря, не то. Тестирование — это зубрежка, натаскивание. Все равно что тренировать мышцы. Мне нередко приходится сталкиваться с ситуацией, когда дети просто не могут сформулировать свои мысли, плохо говорят. В том числе демонстрируют слабые знания истории родного края, страны. Я уже не говорю про знания о Гражданской войне или Великой Отечественной. Впечатление, что кто-то ставит эксперимент над народом. Причем все понимают, что происходит, и никто ничего изменить не может. Появились и крайности. Дочь моей подруги в Питере, выпускница школы, чтобы изучить историю страны периода Великой Отечественной войны, просмотрела огромное количество фильмов, прочла много книг. Ее знания в этом вопросе глубоки. И так она поступает во всем. Другая крайность — не знаю, не хочу знать, сижу в Интернете, от игрушек не оторвать.