Палец вместо кисти, щепотка вместо палитры

Искусство рисования песком по стеклу называется sand-art и с каждым годом завоевывает все большую популярность. О нем все слышали, но мало кто видел. Первый спектакль в экзотическом жанре собрал в Череповце аудиторию без особой рекламы.

Песочный вихрь

Казалось бы, все просто. Стол со стеклянной столешницей, снизу подсвечиваемый лампой. Над столом закреплена видеокамера, которая в режиме реального времени выводит на большой экран рисунки из песка, производимые художником. А дальше — волшебство. Поражает не только качество рисунков (да что там — картин), но и скорость их создания. Столичная художница Лилия Чистина (проект «Музыка песка» московско-питерский) тратит на изображение, например, Московского Кремля (хоть фотографируй и продавай снимки туристам) меньше минуты. Широким жестом сеятеля швыряет горсть пес-ка на стол, с десяток ударов ребром ладони — и силуэт Кремля вырисовался, почти одновременно пальцы работают над окнами и часами Спасской башни. Но Кремль вроде бы не показатель: шоу существует более пяти лет (объехало половину страны), и Лилия набила руку. Но свое выступление на сцене череповецкого ГДК «Аммофос» гости начали с изображения местных достопримечательностей — на одной картинке сошлись Октябрьский мост, Воскресенский собор и заводские виды. Выполнено за минуту с небольшим и с тем же «кремлевским» блеском. Зал аплодирует втрое дольше, чем все это рисовалось. Лилия Чистина и композитор Арсений Трофим, который сопровождает шоу живой фортепианной музыкой, смотрят на ликующих зрителей с легкой улыбкой. Все, зал в их руках, и с ним можно делать то же, что с песком. И началось: за полтора часа гости закружили в песочном вихре, устроив для публики экскурсию по всему свету и по истории человечества.

«Я уже шесть лет с головой в песке»

За час до начала шоу художник и главное действующее лицо коллектива «Музыка песка» Лилия Чистина рассказала корреспонденту «Речи» о песочной живописи. Руки набирались сил перед полуторачасовым действом на мягких кресельных подлокотниках.

Где вы учились?

— Создавать картины из песка пока нигде не учат, постигается самостоятельно. Когда я узнала об этой технике, в России ею никто не владел. Мы пытались постичь ее через видеофильмы, найденные в Интернете. Я в песке с головой уже шесть лет, и за эти годы это направление стало очень популярным в нашей стране. Конечно, классические художественные учебные заведения я оканчивала. Я бы не назвала мою работу с песком специальностью или специализацией, это скорее призвание. Это и работа, и жизнь. Песок со мной кругло-суточно. Он и в квартире, и в складках одежды, и на зубах скрипит.

Вас, наверное, чаще считают фокусником, чем серьезным художником. Как полагаете, суть этого направления в моментальности воспроизведения изображений или в чем-то еще?

— Песок — он сам по себе интересный и необычный, по-моему. То, как он сыплется, складывается в картинку, рассыпается — это завораживает. Мне кажется, суть в том, что действо происходит на ваших глазах, что-то возникает из небытия и снова в него возвращается. Художник, работающий с песком, не способен соврать, прикрыться фокусом, технологией или домашней заготовкой. А как создает свои картины живописец, мы не видим. Хорошая кисточка — это уже помощник, уже технология, уже приемчик. А наше искусство абсолютно натуральное, только руки и песок. Натурального сейчас так мало, что это ценится особо. Часто люди после наших выступлений впадают в странное состояние вроде транса, как будто только что открыли новый закон природы, о котором не подозревали.

Песок обычный, из карьера или пляжа, или специальный рисовальный?

— Есть и специальные рисовальные, разные вулканические и добытые со дна морского, но, по-моему, это неважно. Шедевр можно создать абсолютно из любого песка. Я использую самый обыкновенный.

Возите с собой на гастроли чемодан песка? Таможенники, наверное, удивляются...

— Чемодан я действительно вожу, и не один, но в них перевозится громоздкое оборудование. Мешочки с песком занимают совсем немного места — два-три килограмма. Каждое выступление совсем немного, но истощает запасы. Часть песка оказывается на полу и моментально теряет рабочий вид.

— То есть среди вашего громоздкого оборудования веника нет?

— Когда просыпаю слишком много, приходится брать и веник в руки. Правда, потом нужно заново обрабатывать — промыть, просеять, прожарить и снова просеять. А иногда еще и красить приходится. Долгая процедура.

В этих шоу вы скорее артист. А не тянет писать картины маслом, делать выставки?

— Тянет. Так я и пишу маслом, и выставляюсь параллельно со своим песочным творчеством. Но оно отнимает слишком много времени, и до кистей и красок руки доходят редко. Но у меня есть идеи, как обездвижить песок с помощью клейкого холста и создавать картины, которые можно выставлять в залах. Пока мои картины из песка зафиксированы на фото и видео и для галерей не годятся.

Почему у вашего спектакля такая сложная философская концепция? По-моему, жанр настолько оригинален, что простые и знакомые изображения поражали бы зрителей больше.

— Я бы не назвала наш спектакль сложным и перегруженным философией, но для следующего спектакля мы действительно выбрали сюжет поизвестнее и попроще. В следующем году мы планируем выпустить «Маленького принца». На сцену выйдут трое: актер будет читать текст сказки, музыкант исполнять сопровождение, а я с помощью песка иллюстрировать происходящее.

Вы живой человек, и наверняка случаются удачные и неудачные спектакли. Не жалко стирать особо удавшуюся картину?

— Особо удачные я фотографирую. Но слово «жалко» здесь не совсем уместно. Я считаю, что любой творческий человек обязан уметь приструнять свое эго и избегать самолюбования, чтобы двигаться вперед. Надо верить в то, что завтра получится еще лучше.

К вам обращаются с оригинальными просьбами? Например, мне сразу приходит на ум: как было бы здорово признаться девушке в любви с помощью вашего таланта...

— Бывает и такое. Буквально несколько дней назад знакомый молодой человек делал предложение любимой девушке и попросил меня помочь в этом. Для меня, скажу честно, это был самый волнительный момент в моей карьере художника. Сама не ожидала, что буду волноваться до такой степени. Это ведь какая ответственность. Отношения у них были непростые, и молодой человек был не уверен, что избранница согласится. Две крайности: либо «да», либо категорическое «нет». Что я изображала? Романтическую историю их знакомства. Девушка рыдала и ответила парню согласием. Мне кажется, я была счастливее, чем они.

Сергей Виноградов