35media.ru

Парижская интрига

В минувший вторник в Париже прошла церемония передачи полномочий от действующего президента Франции Николя Саркози избранному главой государства Франсуа Олланду. У здания официальной резиденции главы государства Олланда встречали многочисленные зеваки и сторонники Николя Саркози, которые пришли проститься с уходящим президентом и скандировали «Спасибо, Николя!». По красной дорожке Олланд пересек парадный двор Елисейского дворца, у ступеней перед входом в здание его встретил Саркози. После короткого рукопожатия они удалились в кабинет, где уходящий президент передал своему преемнику «ядерные коды» и текущие дела.

1. По дороге к инаугурации

Франсуа Олланд ехал на место инаугурации на собственном автомобиле Citroеn C5, позиционируемом экспертами как автомобиль среднего класса, созданный для людей со средним достатком. И хотя в общем потоке транспорта, всегда достаточно напряженном в это время суток, Олланд, как всегда, останавливался на каждом светофоре и пропускал зазевавшихся пешеходов на переходах, он не опоздал. В конце не слишком длинной церемонии, проходившей по его настоянию с максимально допускаемой протоколом скромностью (даже его собственные дети не были сюда приглашены), он выступил с речью. «Я не буду решать все, за всех и везде, — сказал он, в частности. — Государство будет беспристрастным».

2. Не заладились

Напомним, 6 мая во Франции состоялся второй тур президентских выборов, в ходе которого социалист Франсуа Олланд одержал победу над действующим лидером Николя Саркози. По мнению аналитиков, победа Олланда стала следствием не столько его заслуг, сколько ошибок его предшественника. Между тем, считают обозреватели, от способностей нового президента зависит будущее не только Франции, но и всей Европы.

По большому счету победа Франсуа Олланда — первого президента-социалиста за 17 лет — не стала неожиданностью, однако некоторый элемент интриги сохранялся до последнего момента. Поражение Николя Саркози прогнозировал опрос, опубликованный еще в марте. Согласно исследованию, это должно было произойти только во втором туре, тогда как первый должен был остаться за действующим президентом. В реальности дела у Саркози не заладились с самого начала: он уступил основному сопернику по итогам еще первого этапа голосования, который состоялся 22 апреля.

3. Ставка на националистов

В дальнейшем все новые опросы однозначно отдавали победу Олланду, однако ситуация оставалась до конца не ясной из-за попыток Саркози привлечь внимание сторонников крайне правой партии Марин Ле Пен «Национальный фронт», чей результат в первом туре оказался беспрецедентно высоким. Французский лидер и ранее делал реверансы в сторону националистов, однако теперь их голоса оказались для него жизненно необходимыми. В связи с этим эксперты не исключали, что в случае, если президенту удастся убедить правых поддержать его, шансы Олланда на победу могут оказаться не такими уж высокими. Эти опасения подогревались тем фактом, что сам Олланд заигрывать с электоратом Ле Пен отказался наотрез. А попытка Саркози достучаться до сторонников «Национального фронта» оказалась довольно неуклюжей: судя по формулировкам, которые использовал экс-президент, он хотел угодить как правым, так и своим традиционным избирателям. Впрочем, его действия нивелировала сама лидер «Национального фронта», которая призвала своих сторонников не поддерживать ни одного из кандидатов, вышедших во второй тур. Тем не менее, несмотря на противодействие лидера националистов, а также снова всплывший скандал по поводу возможного финансирования предвыборной кампании Саркози из кармана бывшего ливийского лидера Муаммара Каддафи, Саркози постепенно нагонял своего соперника.

4. На три пункта

В конечном итоге в ходе голосования 6 мая Олланд опередил Саркози немногим более чем на три процентных пункта: 51,62 % против 48,38 %. Примечательно, что эта разница оказалась меньше, чем предполагалось всеми опросами, в том числе и самыми последними. Впрочем, в первом туре разрыв был еще меньше: тогда Саркози отстал от Олланда всего на полтора процента.

Судя по реакции как во Франции, так и за ее пределами, итоги выборов оказались неоднозначными. С одной стороны, обозреватели отмечают, что нынешняя кампания стала своего рода референдумом о доверии действующему лидеру. По сути, французы голосовали не столько за Олланда, сколько против Саркози. В вину уходящему президенту ставят и подрыв экономики, и поляризацию общества, да и элементарное пренебрежение своими избирателями. Французы до сих пор не могут простить своему лидеру то, что сразу после победы в 2007 году он, вместо того чтобы обратиться к ним с благодарственной речью, молча удалился на празднование триумфа в дорогой ресторан. Незадолго до нынешних выборов Саркози вспомнил про эту и другие похожие истории, принес извинения и подчеркнул неприемлемость своего поведения, однако время для того, чтобы просить прощения, видимо, уже прошло.

Какова теперь будет судьба уходящего лидера, предсказать сложно. По его словам, обращенным к сторонникам сразу после подведения итогов второго тура, он собирается исполнить данное им раньше обещание — в случае поражения уйти из политики. Между тем это означает, что Саркози может быть подвергнут уголовному преследованию — как в связи с предполагаемым получением денег от Каддафи, так и в связи с рядом других эпизодов.

5. Европа насторожилась

Тем временем в Европе радость французов в связи с избавлением от нелюбимого лидера разделяют далеко не все. Поводом к пессимистическим настроениям стали экономические планы Олланда, эффект от которых может затронуть не только Францию, но и другие европейские страны. В частности, европейцев насторожили предвыборные обещания Олланда отказаться от мер жесткой экономии, к которым собирался прибегнуть его предшественник. В результате у соседей Франции возникли опасения, что меры, которые предложит новоизбранный президент, могут спровоцировать дальнейший рост государственной задолженности, что негативно отразится на всей еврозоне. Кроме того, схожий образ действий Олланд может навязать всему Евросоюзу. Речь идет о его намерениях потребовать внесения изменений в европейский договор о бюджетной дисциплине, подписанный в марте 25 членами ЕС. Документ, который пока еще не вступил в силу, направлен на снижение уровней бюджетного дефицита и государственного долга, что, по замыслу его создателей, должно помочь ЕС преодолеть экономический кризис. Между тем, по мнению Олланда, одним только ограничением госрасходов добиться улучшения экономической ситуации не удастся, в связи с чем он говорит о необходимости ввести меры, напрямую стимулирующие рост экономики. Какие именно меры имеет в виду новоизбранный президент, он сам пока не пояснил, однако ожидается, что Олланд может сделать это в скором времени на очередном саммите ЕС. Впрочем, как пишет The Guardian со ссылкой на дипломатические источники в Германии, новый президент прекрасно понимает сложность стоящих перед ним задач. В частности, Олланд осознает, что ради спасения экономики страны он будет вынужден пойти на ряд непопулярных мер, которые позволят сократить дефицит бюджета. Что касается европейского договора, в дипломатических кругах Германии — соавтора документа — предполагают, что, несмотря на сложность предстоящих переговоров, достичь компромисса, скорее всего, будет проще, чем это представляется.

Сергей Бегляк