По следам древних цивилизаций и первооткрывателей

Застать дома Александра Сухина — предпринимателя, путешественника, фотографа, коллекционера — непросто. То он в Марокко, то на Енисее, то в Боливии. До шести путешествий в год — с рюкзаком, байдаркой, палаткой, с компанией и в одиночку...

Наедине с миром

Вот и этот год Сухин начал с путешествий. Открыл после Нового года в выставочном зале выставку фото и графики и укатил в Южную Америку — знакомиться с бытом инков, смотреть на гнездовья пингвинов, сражаться с сумасшедшим ветром на горных перевалах.

— Я не могу сидеть на месте, мне нужно ходить, — говорит Александр, рассказывая о многодневных пеших переходах.

И не просто ходить. Сухин — человек любопытный, прежде чем отправиться в путешествие, он тщательно готовится к походу.

— Когда идешь куда-то, нужно досконально изучить историю тех мест и помимо спортивных характеристик иметь приличную историческую базу, тогда путешествие будет во много раз интересней. А не так, что за три недели чертову уйму километров отмахал, лоб утер, лодку на зимовку поставил — и домой... — считает Александр.

Путешествовать он начал в 1994 году. И вовсе не потому, что для русского человека открылись границы, а просто понял предприниматель, что «работа, работа и еще раз работа» не может быть целью всей жизни, что нужно уметь отдыхать — с душой. Сначала путешествовал в компании единомышленников, но с годами оценил прелести одиночного путешествия.

— Оно дает совсем другой взгляд, другое мироощущение. Ты как бы остаешься наедине с миром, с Вселенной — так определил свое кредо Сухин.

Ритуальные мумии и кладбище паровозов

Но в путешествие по Южной Америке Александр отправился с друзьями. За 44 дня они обошли и объехали весь континент — от тропиков до крайнего юга, где так же холодно, как у нас на Крайнем Севере. Побывали путешественники в Аргентине, Бразилии, где любовались удивительным природным каскадом водопадов. Затем в Боливии и Перу.

— Это две очень древние страны, уникальные и по природе, и по истории. Там на высоте 4 000 метров находятся солончаки — соляные пустыни, — вспоминает Александр. — Мертвое море «нервно курит» перед боливийскими солончаками. Мы попали туда в сезон дождей, когда солончаковая долина была вся затоплена водой по щиколотку. Вы только представьте себе: огромное водное зеркало, в котором отражается низкое боливийское небо с облаками! Потом в одном из перуанских городков увидели кладбище старинных паровозов. Это что-то! Мой папа в прошлом — машинист паровоза, не тепловоза, а именно паровоза. Так он, увидев фотографии, сказал: «Какие чудные, у нас таких не бывало». Затем были в городе Ла-Пас, расположенном в долине, образовавшейся в жерле бывшего вулкана, где находится знаменитый ведьмин рынок. Там продают мумии лам — большие и маленькие, засушенные и завяленные. Оказывается, местные жители закладывают их, согласно древним ритуалам, под углы фундаментов домов.

В Куско за четыре дня череповецкие путешественники прошли по древней тропе инков, в местном ресторане попробовали на ужин экзотическую морскую свинку — блюдо с неблагозвучным для русского уха названием куй.

И конечно, настоящий путешественник не мог не добраться до Магелланова пролива.

— Там, в Патагонии, температура, как летом в Арктике. Мы оделись подобающим образом, знали, куда едем. Первый день были на леднике. А потом друзья решили отдохнуть, и я путешествовал один. На третий день, когда переходил перевал, поднялся сумасшедший ветер — до 40 метров в секунду. Вцепился в какой-то корявый корень, едва удерживался на месте... Из этой поездки привез семь часов видео и около четырех тысяч фотографий. Сейчас монтирую видеофильм.

Цивилизованный отдых

— Два раза в год я путешествую цивилизованно — вывожу на отдых семью, — рассказывает Александр. — Но беру машину напрокат и объезжаю всю страну. Беру даже байдарку с собой — надувную, четыре с половиной метра длиной, в отеле договариваюсь о ее хранении. Иначе я от скуки с ума сойду.

Жена Александра и дочки, 9-летняя Лиза и 4-летняя Маша, предпочитают отдых цивилизованный: с номерами в отеле и с пляжами. Но и в курортных местах Сухин находит заповедные исторические уголки.

— Вот взять, например, Турцию — избитая тема, туда едут все. Но я говорю знакомым: «Ребята, вы просто не читали истории. Турция, Греция и Италия — это три страны, где сохранилось больше всего следов древних цивилизаций. Исторические памятники просто стоят на обочинах дорог». У меня в прошлом году случай был характерный, — продолжает рассказ путешественник. — Мы осенью полетели с семьей в Израиль. В самолете рядом со мной сидел человек, разговорились... Я спрашиваю: «Что в Израиле делать будете, планируете путешествовать?». Нет, говорит, никуда не поеду. Буду отдыхать и пить вино... А я по приезде на Мертвое море устроил своих в отеле, взял рюкзак с палаткой и спальником и отправился в Иорданию — в Петру. Два дня не спеша бродил по городу. Вокруг туристы бегут, несутся на каких-то лошадях. Чего они там увидят с этих повозок? А я решил заночевать в горах рядом с городом, хотя это категорически запрещено. Сумерки наступили. Иду, впереди двое полицейских, поглядывают на меня с подозрением. Как только увидел боковую улочку — свернул, взобрался на сопку, палаточку разбил, спать лег. На следующий день спускаюсь, подходит один из тех самых полицейских. Потребовал показать билеты, потом говорит: «А я вчера вечером вас видел. Вы ночевали в Петре?». Я ничего не говорю, только улыбаюсь. Тут и он в ответ улыбнулся такой хорошей улыбкой, мол, молодец парень, не галопом промчался по городу, по стране, а понял всю ее красоту.

«Мне это очень нужно»

Путешествовать по зарубежным странам, конечно, очень интересно, но Александр любит и родные просторы.

— У нас в стране красот не меньше, чем в любой другой стране, — говорит он. — Сейчас, в мае, поеду по реке Онеге — сплав по всему Каргополью. Хочу ближе ознакомиться с русским деревянным зодчеством. Каргополье — это же затерянный мир, то нетронутое царство, где максимально хорошо сохранилась история. Это уходящая натура. Все рушится, пройдет еще какое-то время, и ничего не останется. Надо успеть все заснять, чтобы осталась память... А в июле пойду на Карское море. Там, в Дудинке, у меня оставлена лодка. В прошлом году я Енисей прошел до Дудинки. Теперь сяду в свою лодку и пойду на север, на Диксон. Для меня этот подход принципиально важен. Карское море — это же дрейфующие массивы льда, поход будет нелегким. Если я смогу туда пробиться, если проявлю упорство, если повезет, это будет серьезный поступок. Мне это очень нужно. А в следующем году пойду на Обь. У меня мечта есть: пройти все крупные российские реки...

Татьяна Васнецова