35media.ru

Каждый выбирает для себя женщину, религию, дорогу...

Сегодня мы расскажем о семье Шарыгиных, судьба большинства представителей которой связана со службой в правоохранительных органах. Супруги Александр и Ольга Шарыгины — офицеры милиции. В семье у одной только Ольги Юрьевны несколько статусов: внучка, дочь, племянница, жена, мать и теща милиционера.

Непреходящие ценности

Мы продолжаем наш проект «Династия». Через историю череповецких династий мы хотим подчеркнуть ценность семьи ради семьи, а не ради «свободы от нее». Почему это так важно для нас? Крушение авторитетов стало одной из главных черт, присущих молодому поколению. Казалось бы, что тут страшного, конфликт отцов и детей вечен. Мы его проходили еще по школьной программе — повесть «Отцы и дети» Ивана Тургенева. Да, но степень низвержения авторитетов в современной семье стала зашкаливать за разумные пределы. Зачем штамп в паспорте, если можно и так: пожили, не понравилось — разбежались. Зачем дети, если можно пожить для себя. Укоренение в обществе потребительского отношения, равнодушия и эгоизма заставляет задуматься: «А тот ли пример берут на вооружение молодые?» И хочется верить: напускной нигилизм сойдет с нового поколения, как вешний снег, а семейные ценности останутся незыблемыми. Иначе кто будет строить фундамент семьи следующих поколений?

По стопам деда

Нам не удалось собрать всю семью Шарыгиных за одним столом. Задача эта трудновыполнимая, поскольку специфика работы наших героев требует огромного количества времени. Но за время пусть и короткого общения удалось создать картину большой семьи, где взаимоотношения сложились как в хорошо отлаженном механизме. И прежде чем понять, почему для многих представителей семьи именно служба в правоохранительных органах стала судьбой, начнем с главы династии.

Ольга Шарыгина — внучка милиционера. Дед, Валериан Григорьевич Коробейников, прошел всю Великую Отечественную войну — с 1941 по 1945 год. Вернулся с фронта в звании майора (батальон аэродромного обслуживания) — грудь в орденах, но о войне практически не рассказывал. После окончания войны он пошел служить в милицию, окончил Высшую милицейскую школу, академию. И дослужился до звания полковника и должности начальника ГОВД. К слову, первый в Череповце полковник милиции. Ольга Шарыгина тоже полковник — юстиции.

Кроме того, она дочь милиционера. Мы застали Юрия Валериановича Коробейникова в хлопотах по хозяйству: он раскладывал варенье в банки. Сейчас он на пенсии. А в свое время служил в ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности). Правда, недолго, всего полгода. На службу пошел из рабочих по комсомольской путевке. Но вскоре понял, что это не его призвание.

— Работа в правоохранительных органах — это не мое. Думаю, моя дочь Ольга выбрала профессию скорее благодаря моему отцу, ее деду, — рассказывает Юрий Валерианович. — Я, когда окунулся во всю эту кухню, решил, что не подхожу для этой работы. Вернулся на Череповецкий металлургический комбинат — рабочим-модельщиком в литейный цех.

Юрий Валерианович с супругой Галиной Ивановной (сейчас ее нет в живых) прожили вместе 52 года. Родили двоих детей: старшую дочь Ольгу и младшего сына Андрея. Каким должно быть правильное воспитание детей?

— Да бог его знает. Мы никогда про это не думали, — говорит Юрий Валерианович. — Отца своего, Валериана Григорьевича, я не часто видел. Он круглые сутки на работе. Мать нас в строгости держала. Но если нашкодишь, довольно было угрозы: «Скажу отцу». Помню, закурил — мать меня веником отходила, бросил эту вредную привычку. У нас в шкафу всегда вица лежала. Недаром же говорят в народе: «Вица костей не сломит, а ума дает». Да мы и не пререкались с родителями. К труду и к учебе были приучены с раннего детства: вечерняя школа, по дому прибрать, грибы солить — все делали. Скажу вам, уклад семьи был традиционным: дети воспитывались в труде, в уважении к старшим. Я не понимаю этой современной моды перенимать все английское да немецкое. Зачем, когда есть наше, исконно русское.

Погода в доме

Жена милиционера. Семья Александра Николаевича и Ольги Юрьевны Шарыгиных стала ядром в связке старшего и последующих поколений. Но прежде ее нужно было выстроить. В короткий перерыв на обед (встречу пришлось «встроить» в рабочий день) мы беседуем за круглым столом с мужем и женой, у которых двое теперь уже взрослых, самостоятельных детей. Супруги вспоминают, как это было.

— Едва мне исполнилось 18 лет, я пошла в милицию, в патрульно-постовую службу, — рассказывает Ольга Юрьевна. — В другой профессии я себя и не представляла. Яркое воспоминание детства — всегда строгий подтянутый дед в красивой милицейской форме; я хотела быть похожей на него. Потом поступила на юридический в Вологде (филиал московского института). Учиться было трудно, не скрою. Экзамен по «Теории государства и права» несколько раз пересдавала, и не я одна. Зато теперь благодарна преподавателям за знания.

Сейчас она опытный специалист, в недалеком прошлом — заместитель начальника УВД по городу Череповцу, начальник следственного управления города, полковник юстиции; в настоящее время — зам. генерального директора ООО «Медиа-Центр». Муж Александр Николаевич — из семьи металлургов, в правоохранительных органах отработал 20 лет, в запас ушел в звании майора, сейчас занимается бизнесом: руководитель частной охранной организации.

— Но дома генерал, — улыбается Ольга Юрьевна.

Роли в семье Шарыгиных распределены в традициях, о необходимости возрождения которых мы нередко говорим с ностальгией. Отец — глава семьи, строг, но справедлив. Мать более эмоциональна — и пожурит, и приласкает. Но вместе Шарыгины придерживались одних принципов в воспитании. Трудно ли правильно воспитывать детей?

— Трудно, — говорит Александр Николаевич. — Не бывает так: дети раз — и выросли. Хлопот много. Еще более сложный — переходный возраст. Хотя мы не знали ни с Антоном, ни с Катей каких-то серьезных проблем, и когда они учились в школе, и в институте. Сейчас дети уже самостоятельные, но мы по-прежнему тесно общаемся. Да, не всегда, допустим, мои взгляды на жизнь совпадают с системой ценностей сына. Но спорим, разговариваем, выясняем. Я вообще считаю, что метод убеждения самый действенный.

А еще и личный пример. И особенно в подростковом возрасте. А какой пример перед собой видели дети? Родители не пили, не курили, матом не ругались. Дед, Юрий Валерианович, готовил с внуками уроки, читал книжки вслух. Отсюда, в частности, вовремя привитая любовь к книгам. Отец — рыбак, охотник...

— Саш, ты же еще рисуешь прекрасно! Мой портрет нарисовал, когда за мной ухаживал! Это и стало решающим аргументом в решении выйти за тебя замуж, — шутливо добавляет Ольга Юрьевна, обращаясь к мужу.

— Ну, брось ты, когда это было, — отвечает Александр Николаевич. — Другое дело — мы всегда всей семьей старались как можно больше времени проводить вместе. Путешествовать, зимой на лыжах, летом в парке, в лес ездили, в деревню.

Безусловно, не все так гладко. Пришлось поволноваться и пережить вместе с детьми их подростковый период.

— Были хлопоты, были и страхи, — признается Ольга Юрьевна. — И из-за Кати, и из-за Антона. Нет, не потому, что мы с мужем детям не доверяли. Но в таком возрасте, да еще и в такое смутное время... По долгу службы и я, и муж часто сталкивались с ситуациями, когда несовершеннолетних «подсаживали» на наркотики, ребенок мог сбиться с пути в дурной компании. Сколько детей так погибло, сколько судеб разбито. Поэтому вечером укладываешь спать, гладишь сына или дочку — и незаметно осматриваешь руки, заглядываешь в глаза, пытаешься почувствовать настроение.

Правило в семье было выработано жесткое: никаких компаний вне дома, ночевок у подружек или друзей. Пусть лучше все они в дом идут. Знать всех друзей дочери и сына наперечет: телефоны, где живут, как и с кем проводят время, чем занимаются. Строгость в сочетании с доверительными отношениями дала свои результаты.

Родом из детства

Ольга Юрьевна и Александр Николаевич — родители милиционера, и они же — теща и тесть милиционера. Их дочь Екатерина Шарыгина (20 лет), теперь уже Кубышкина, сама пошла в милиционеры и мужа себе выбрала милиционера. Ну совсем как мама в свое время.

— Никто меня не убеждал сделать такой выбор. Родители не давили, а папа даже был поначалу против, но потом поддержал, — говорит Екатерина. — Я с 16 лет подрабатывала в автошколе, потом пошла в секретариат УВД, затем в ГАИ.

Параллельно поступила в институт — в УРАО, на факультет юриспруденции; сочетает и работу, и учебу, и семейную жизнь. Ее муж Евгений Кубышкин — лейтенант, инспектор ДПС. Теперь им предстоит построить свою семью. Достойный пример для подражания — родители. Самые яркие воспоминания из детства...

— Помню, папа меня на плечах держит, мы на площади Металлургов, снег пушистый, лошади, запряженные в сани, — рассказывает Катя. — Помню папины подарки. Он меня баловал. Лет в пять, мы были в деревне, на день рождения он мне подарил розовое платье в пене кружев и куклу в мой рост. Помню, как мама меня маленькую учила не открывать двери квартиры чужим, прежде спросить «Кто там?». Меня оставили одну в квартире. Мама возвращается, я, как положено, спросила «кто», а дверь открыть не могу...

Был и сложный подростковый период. Лет в 16 Катюшу увлекла не очень хорошая компания. Попробовала курить. Отец объяснил, почему девочке не стоит этого делать, какой вред здоровью это может нанести. А отца Екатерина слушалась с полуслова — одной беседы с ним хватило. Сопротивлялась, когда мама заставляла читать книжки.

— До сих пор помню «Малахитовую шкатулку», — говорит Катя. — Сейчас книги — неотъемлемая часть жизни, за что я благодарна маме, дедушке.

Каждый выбирает для себя...

«Каждый выбирает для себя женщину, религию, дорогу. Дьяволу служить или пророку — каждый выбирает для себя». Эти строки из стихотворения Юрия Левитанского как нельзя лучше подчеркивают, что свою судьбу, свою семью можно построить. И, наверное, нужно, поскольку это не меньший труд и не менее важное дело, чем реализация себя в профессии. Как правильно заметил самый старший из династии, Юрий Коробейников, Родина начинается с семьи, с места, где ты родился, с того, какой фундамент заложен для будущих поколений. Совсем скоро Новый год. И за большим столом соберется большая семья — отец Ольги Юрьевны, муж, сын, дочь, зять... И для всех здесь найдутся теплые слова, сочувствие, радость за успехи, помощь, если кому-то трудно. Родные люди.

Татьяна Ковачева