35media.ru

Череповец: город возможностей или болото?

Прежние и нынешние жители Череповца обсуждают, насколько комфортна жизнь и возможна ли самореализация в этом городе

Обсуждение нового бренда города, начавшееся в конце сентября в стенах городской администрации, всколыхнуло и общественность. Каким мы хотим видеть Череповец и хочется ли в нем жить? Об этом говорят и реальные истории наших горожан.

Городские власти при соучастии общественности ищут новую стратегию развития города взамен прежней «Череповец — город лидеров», принятой на 2003 — 2011 годы. «Стратегии, бренды, имиджи — это все хорошо. Но думать надо прежде всего о том, чтобы молодежь из нашего города не уезжала», — рассуждают местные бизнесмены и общественники. А молодежь тем временем активно стремится за пределы родного «Че»: за образованием, работой или просто «другой атмосферой». Причем в крупные российские города, часто за пределы области. Есть тому объективные причины. По статистике, до 80 % предложений вакансий на Вологодчине составляют инженерные и рабочие специальности. А популярные у молодежи профессии экономического, управленческого и гуманитарного профиля практически не востребованы у работодателя, их доля — всего 1,5 % предложений.

В Череповце ситуация аналогичная. Уезжают не только молодые, но и вполне зрелые люди, получившие более выгодные предложения в других городах, вплоть до ближайшей Вологды. Обратная тенденция — переезд в Череповец — тоже активно развивается. Обширный поток иммигрантов идет, что не удивительно, из сельской местности. Но Череповец видится городом больших возможностей не только для селян, но и для тех, кто объездил весь мир и реально может сравнивать.

Мы приводим истории и комментарии тех, кто выбрал один из двух путей: уехать из Череповца или, наоборот, переселиться сюда.

СПРАВКА
Направить молодежь
Владимир Боглаев генеральный директор ОАО «ЧЛМЗ» (род��м из Белоруссии)
Попав в Череповец впервые восемь лет назад, я воспринял этот город как очередной населенный пункт, где надо выполнить некоторую поставленную нанимателями задачу. Наверное, самую непростую в моей карьере управляющего проектами. Сегодня, сравнивая Череповец со многими другими городами, я могу сказать: «Я люблю этот город за то, что он дал мне шанс самореализоваться как ни один другой город». И это не только мой частный случай. На нашем заводе работают десятки руководителей и ведущих специалистов, которые приехали сюда из многих городов России и стран СНГ.
Я с печалью смотрю на молодежь, которая едет искать счастья по другим городам и весям. Почему-то они уверены, что где-то там лучше. Череповец меня всегда удивлял резко критическим отношением горожан к своему городу. То, как ругают свою малую родину череповчане, мне не приходилось слышать даже в самых захудалых дырах России. Но с другой стороны, наверное, только в сравнении они смогут понять, как хорош наш город на самом деле. Как мне кажется, было бы не лишним для развития городской экономики проводить разъяснительную работу среди местного подрастающего поколения именно в направлении тех жизненных перспектив, которые могут открыться перед ребятами в Череповце. В том числе — на конкретных примерах. Ничто так не поможет имиджу Череповца и не поднимет его привлекательность для возможных партнеров и инвесторов, как искренняя любовь самих горожан к своему городу и желание молодежи именно здесь ставить перед собой амбиционные цели и здесь же добиваться их достижения.
СПРАВКА
Больше культуры!
Евгений Максимов художественный руководитель ансамбля «Русский Север», народный артист России (родом из Нижегородской области)
Я приехал сюда в 1989 году и поразился царящей здесь атмосфере жажды деятельности. Тогда все приезжали в Череповец, чтобы добиться чего-то в жизни. Этот город имел славу молодого и динамично развивающегося, и эту черту он за собой сохранил. Здесь достаточно активно развивается культура: фольклор, молодежные направления, спорт, танец и т. д. Но на мой взгляд, истинный культурный потенциал этого города недостаточно реализован. Возможно, молодежь и уезжает отсюда потому, что некуда применить свои таланты. Сравните, как воспринимается качественный детский спектакль (вспомним нынешнюю «Золотую маску») в Вологде и Череповце: череповецкие дети не подготовлены к восприятию настоящего театра, не приобщены к этому виду искусства. Посещаемость театров за последние три-пять лет идет на убыль. Я — человек мира, побывал везде, кроме разве что Антарктиды. И Череповец, на мой взгляд, город удобный, современный, постоянно улучшающийся. Хотелось бы только, чтобы пристальное внимание здесь уделялось не только строительству дорог, но и увеличению числа досуговых учреждений, кинотеатров, театров. Нужно создавать больше культурных учреждений для молодежи, чтобы та могла реализовать себя здесь, а не стремилась воплотить свое призвание в других городах. Череповцу, конечно, еще многого нужно достичь, чтобы из индустриального города превратиться в культурный центр, но у него есть все возможности для этого, здесь живут талантливые люди. Главная задача этого города — стать тем, чего он достоин.

Москва — Лондон
Юлия Румянцева, более известная горожанам под псевдонимом Юлия Гордеева, 5 лет проработала в Череповце ведущей на радиостанциях «Европа Плюс», «Ретро FM». За тот же период в Москве она достигла несравнимо большего. А недавно переехала в Лондон.

— Работа на радио в Череповце была отличная... для студентки филфака ЧГУ. Но после вуза найти себе в этом городе такой доход, чтобы хотя бы снять квартиру и отделиться от родителей, я не смогла. А еще я устала смотреть на заплеванные подъезды, на обезображенные алкоголем лица персонажей в спортивных костюмах, неухоженные улицы и дворы... Сейчас с дорогами и интерьерами стало лучше, а вот люди не изменились. В Москве я прожила пять лет. Там я получила то, что хотела: ровные дороги, подъезды с цветочками... Первый год перебивалась корреспондентом, пиарщиком. Потом работала в Останкино ди-джеем радио «Юмор FM». А вскоре меня пригласили на новую станцию «Добрые Песни». Покидала Москву в должности директора эфира столичной радиостанции. Перед увольнением мне подняли зарплату в 2 раза, сообщили, что обязательно примут обратно, если я захочу вернуться. Но в Лондоне меня уже ждал муж. Из Москвы я ушла не от плохой жизни, а к лучшей. Я не представляю, как мои дети будут расти в Москве. Мне кажется, москвички рожают в пробках. Проталкивают детей в садик при записи за сто лет. Возят их в сад в толпах на метро или в тех же пробках на авто через всю Москву. У меня есть русская подруга с британским гражданством. Она прожила в Англии 14 лет, а сейчас временно работает в Москве. Она говорит: «В Лондоне я попадаю в мягкие пушистые лапы, где о тебе все заботятся — и прежде всего твоя полиция».

Из вечной мерзлоты
Корреспондент газеты «Речь» Марина Белая родом из Воркуты.
В Череповец приехала учиться. Хотя и в Москве, где она прожила два года и получила второе высшее, ей было комфортно. Но победила большая доступность жизни
в Череповце.

— Я родилась и выросла в Воркуте. Вечная мерзлота, полярная ночь, шахты. Колоритный город, который стоит того, чтобы его увидеть. Но жить в нем очень тяжело: зимой солнце появляется редко, летом часто идет снег, в вузы принимают только на юридические и психологические специальности, которые меня не привлекали. Родители согласились, чтобы я уехала учиться в другой город, правда, с условием, что я поеду только в Череповец. Здесь жил брат матери, который гарантировал хоть какой-то присмотр. Уговорить их на другие города, особенно на Москву или Санкт-Петербург, было нереально. В Череповце я поступила на исторический факультет ЧГУ, познакомилась с молодым человеком, после окончания обучения вышла замуж. Работала сначала в рекламной сфере, потом журналистом в еженедельнике. Через два года поступила на второе высшее (Высшие литературные курсы) в Москву. Обучение там было только вечернее, поэтому все два года я жила в Череповце. Город понравился: своей энергетикой, богатой историей, музеями и театрами, литературными вечерами, которые проводились каждую неделю. Подрабатывала в рекламе и в ежемесячнике «Московские аптеки». Возвращаться в Череповец, признаюсь, не хотелось, но муж переезжать в столицу отказался. В Череповце мне не хватает прежде всего культуры.

С музыкой расти
Мила Юрченко, вокалистка некогда известной в Череповце группы Karmuazine. Пару лет назад группа переехала в Санкт-Петербург. За это время удалось добиться определенных успехов. Но главное — моральное удовлетворение
от работы.

— В Череповце всего один нормальный клуб для выступлений — «Инферно», и аудитория, хоть и любимая, но всего 200 — 300 человек... Группе, достигшей уже определенного уровня, нужно развитие. В Санкт-Петербурге больше возможностей, клубов, мест для учебы, выставок, концертов... В общем, богаче культурная жизнь, что помогает самореализоваться.
Конечно, публику в незнакомом городе (как и частично новый состав самой группы) пришлось собирать с нуля. Сначала приходили на концерт буквально по три-четыре друга, но за тот год, что мы здесь выступаем, эта цифра выросла и мы обзавелись верными слушателями.
Я — студентка, пока о карьере только задумываюсь, поэтому подрабатываю официанткой, делаю мыло и украшения ручной работы на заказ. Хочется, конечно, воспринимать свое большое хобби — группу — как работу. Однако отдаю себе отчет в том, что заработок не окупает затраты (на аппаратуру, инструменты, репетиции, запись и пр.), но доставляет очень большое моральное удовлетворение... Вдохновляет мысль, что Ван Гог при жизни не продал ни одной картины, а сейчас его работы очень больших денег стоят.
Обратно тянут друзья и родственники, по ним, конечно, «грусть-тоска съедает», но обратной дороги нет...

Бегом из Иванова
Еще студентом Ивановского энергетического университета Владимир Шатунин вместе с одногруппниками поехал по приглашению от Череповца на «Аммофос», а сегодня он — главный эколог ОАО «Северсталь». Иваново он вспоминает как страшный сон.

— Иваново — криминальный город, где 50 % населения живут за чертой бедности, хорошей работы нет. Заработная плата в 10 — 15 тысяч рублей там считается достойной. Мне приходилось работать с третьего класса, освоил множество рабочих профессий. С моей специальностью (а наш университет имеет почти такой же авторитет, как МГУ) у меня была масса возможностей успешно трудоустроиться на крупные предприятия энергетики. Я остался в Череповце, потому что этот город, на мой взгляд, безопаснее и богаче, здесь совсем другой уровень жизни. За семь лет жизни здесь я уже смог многого достичь и уезжать отсюда не хочу: здесь есть все условия для комфортного проживания. Знаю, у череповецкой молодежи главная тема — Москва и Петербург. Но даже я со своими тремя дипломами и квалификацией не хочу туда соваться. Не думаю, что меня там кто-нибудь ждет, там таких, как я, уже много. И какой смысл ехать в другой город, не зная кем ты там будешь? «Какая-то» работа (менеджером по продажам в каком-нибудь магазине) меня не устраивает. В Череповец я поехал потому, что мне здесь предложили выгодную вакансию. А стремление в крупный город ради самого города мне непонятно. По-моему, местная молодежь несколько избалована и обладает завышенными амбициями. Но попробуют жизнь, увидят, как там на самом деле — в других городах, и поймут, что в Череповце, оказывается, очень даже неплохо.

Один год за три
Александр Ширяев, кандидат в мастера спорта по спортивному ушу, прошел путь от сотрудника МЧС Череповца до победителя международных соревнований. Москва, где он живет уже пять лет, дала массу возможностей для обучения и спортивного роста.

— Я начал заниматься спортом с 1987 года и очень благодарен за обучение череповецкому тренеру Юрию Филимонову. Живя в Череповце, я выступал на различных соревнованиях, стал кандидатом в мастера спорта, призером Кубка мира на шаолиньском фестивале ушу, победителем Первенства России по традиционным видам ушу. Окончил спортфак ЧГУ, устроился в МЧС, по вечерам тренировал детей и взрослых в ЦБИ. Но совмещать было сложно, об участии в соревнованиях тем более некогда было думать. В Москву я поехал, чтобы зарабатывать больше и больше учиться. Найти здесь работу куда легче, чем в Череповце. Получилось так, что меня взяли в первый же центр, куда я зашел, а это был лучший фитнес-клуб в Москве, которым руководит мастер спорта СССР Ольга Слуцкер. Проработав там три года, я устроился в школу Джамала Ажигирея, многократного чемпиона Европы по ушу. Сейчас у меня свои ученики. Я постоянно повышаю мастерство, обучаясь у мировых профессионалов, приезжающих в Москву. Вновь стал участвовать и побеждать в соревнованиях вместе с командой школы Джамала Ажигирея. Москва дала мне прежде всего личностное развитие. Здесь каждый год — за три. Жизнь в Москве, конечно, гораздо труднее и экстремальнее. Много можно добиться сегодня, живя в Череповце. Но в Москве у меня уже свои ученики, определенные наработки и перспективы — и я пока не намерен возвращаться.

Дома лучше
Елена Маклакова прожила два года в Санкт-Петербурге, куда уехала за мечтой, но вернулась в Череповец. И не одна, а с молодым человеком, который вообще родом из Питтсбурга (США). Теперь она работает воспитателем, но живет не без поддержки жениха.

— В Петербург мне хотелось всегда, сколько себя помню. Притягивали большие города, суета, движение. А в Череповце раздражала его «прозрачность»: не пройти по улице, чтобы не встретить знакомого. С работой не получалось: после института я почти полгода не могла найти что-то по душе. В итоге пошла работать куда взяли — в детсад воспитателем. В тот момент все как-то в жизни не клеилось. И я решила уехать. Питер меня не разочаровал, мне там было очень ком
фортно. Сначала я около года работала товароведом в одной из крупных продовольственных сетей. Потом устроилась бизнес-администратором. И получала немало, и работа очень нравилась. Но... Очень не хватало друзей и родных. И надоело платить «чужому дяде» массу денег просто за крышу над головой. Хотя в основном жизнь в Питере немногим дороже нашей. Но человеку без опыта и питерской прописки никто там не будет платить больше
25 тысяч рублей в месяц. У них из своих очередь стоит. Тем более вуз у нас в Череповце, прямо скажем, не МГУ. И без прописки чувствуешь себя социально незащищенным. Хоть я и была там официально зарегистрирована, но вот в какую поликлинику идти, случись что, не знала. В Питере без регистрации никуда — ни в метро, ни в парк. Вернувшись, я снова устроилась в детсад воспитателем. Молодой человек мне, конечно, помогает. Работает он сам на себя: все, что ему нужно, — Интернет, он разработчик программного обеспечения (так что для него город не важен).