35media.ru

«Мои успехи Череповцу неинтересны»

Обладательница «Русского Букера», череповецкая журналистка Елена Колядина скоро отметит год с того момента, как о ней узнала вся страна. Шум, поднятый вокруг ее романа «Цветочный крест» в Интернете, почти не слышался в ее уютных квартирках, череповецкой и московской, в которых она попеременно живет уже много лет. Переезжая из родного города в столицу и обратно, Елена поражалась их разным отношением к ее победе. Москва удивляла дотошностью критических разборов романа, Череповец озадачивал тем, что не только не читал одну из главных русских книг года, но и не слышал ни о каких «Букерах». Кстати, этой осенью увидел свет роман Елены Колядиной «Потешная ракета» — продолжение «Цветочного креста». И это стало еще одним поводом к нашему разговору.

«Я и до „Букера“ не скучала»

— Как прожили год? Трудно ли преодолевался этот переход: жили-жили — и вдруг вся страна бросилась обсуждать ваше творение и его автора...

— Ни обожания, ни особенной ненависти я не ощутила. Все эти пересуды происходили в основном в Интернете, и я радовалась, читая любые высказывания. Радовалась, что удалось так всколыхнуть нашу читающую публику. К определенному негативу я была готова, потому что ругать победителя и жюри — это традиция больших литературных премий. Что касается наполненности моей сегодняшней жизни... Да, в ней много всего интересного происходит: встречи, вечера, выступления, даже в жюри одного литературного конкурса я участвовала. Но я ведь и раньше, работая журналистом, жила нескучно. Резкого перехода не получилось.

— Интернет пестрит негативными откликами в адрес вашего романа. А до личных оскорблений дело не доходило?

— Нет, в лицо никто никаких оскорблений не бросал. Один череповецкий писатель, которому, видимо, «Цветочный крест» не понравился, высказал свое мнение не напрямую, а иносказательно. Деска��ь, его жена возмущена моей книгой. Известный деятель культуры из Вологды обвинил меня в том, что я своим романом опозорила нашу область, и написал пространное обвинительное письмо в одну из областных газет, где его так и не напечатали.

О книгах и котлетах

— Как в Череповце восприняли вашу победу?

— По-разному. В народе меня стали вдруг узнавать, причем в самых неожиданных местах. Например, в банке и даже в поликлинике, пардон, во время медосмотра, я услышала от врача лестные слова о своей книге. Люди подходят на улицах, в магазинах и в других общественных местах и до сих пор спрашивают, где можно найти мою книгу. Хочется ответить, что во всех библиотеках и книжных магазинах, но я сдерживаюсь. Одна женщина сказала мне, что купить книгу не может — очень дорогая — и в библиотеке записалась в очередь. Меня удивило полнейшее безразличие к моей победе на официальном городском уровне. Я не лезу в звезды и не бегу за признанием, почестями и наградами, но создается ощущение, что Череповцу моя победа неинтересна. Не было ни одного звонка из того же управления культуры с предложением организовать выступление или встречу с людьми. В Европе и некоторых российских городах обладателя национальной литературной премии пригласили бы прочитать лекцию в местный университет. Одна моя знакомая работает на филологическом факультете нашего ЧГУ — она предложила коллегам дать почитать «Цветочный крест», но никто не выразил такого желания. Хороша моя книга или плоха, но она стала заметным явлением современного литературного процесса.

— Сказалась ли ваша победа и последовавшая известность на жизни семьи?

— Наверное, нет. Сыновья мне ничего по этому поводу не говорили, да и муж тоже. Он работает в цехе, в рабочем коллективе, где вряд ли отслеживают литературный процесс. Кстати, муж мою книгу тоже не читал. Для него мое писательство — обычное хобби, которое бывает у жен. В некоторых случаях он наверняка предпочел бы, чтобы я не уходила с головой в литературу, а накрутила бы котлет. Я для него не писатель, а жена, и слава богу.

Как Феодосья стала мужчиной

— Несколько вопросов о новом романе — «Потешная ракета». Когда вы начали его писать — сразу после отгремевших торжеств по случаю вручения «Букера»?

— Гораздо раньше. Роман был написан несколько лет назад. Когда именно, можно понять из текста: в одну из глав книги (действие которой, напомню, происходит в 1677 году) внедрена дата (день, месяц и год), когда я сидела на кухне и записывала дальнейшие приключения «сожженной в срубе» Феодосьи.

— Обычно год в конце текста ставят?

— За 10 лет я написала 11 книг и заметила, что, взявшись за следующий роман, так в него погружаюсь, что уже не могу вспомнить время работы над предыдущими. Дневников не веду. Не на стене же записывать? И я стала забавы ради, для себя, вплетать в тексты даты и обстоятельства работы над книгой.

— Почему «Потешная ракета»? Слово «ракета» было известно в XVII веке?

— Ракета — штука древняя. Когда-то так называлось веретено. Потом — род фейерверка, потешных огней.

— Вы неоднократно говорили, что в основу «Цветочного креста» лег реальный исторический факт — сожжение в срубе в Тотьме женщины по имени Феодосья по обвинению в колдовстве. Сруб у вас пылал, а героиня в «Потешной ракете» жива-здорова, да еще сменила пол...

— Сперва не поднялась рука погубить сына Феодосьи — в эпилоге я всячески намекала, что Агейка остался жив. Потом не хватило сил оставить его на белом свете сиротой. Собственно, и вторую часть приключений Феодосьи я стала писать, только чтобы узнать, куда делся ее сынок, встретится ли она с ним? Поэтому «Цветочный крест» — роман-страсть, а «Потешная ракета» — сердечное тепло.

— Режиссер Вадим Абдрашитов говорил, что книга о Феодосьи очень сценична. Вам не предлагали снять по ней фильм?

— Увы, нет. Я обращалась на одну из киностудий, и мне объяснили, что для создания исторического фильма нужны специальные дорогостоящие декорации и костюмы, а для производства сериалов достаточно арендовать квартиру, в которой и будет проходить съемка.

— Зачем героиня стала мужчиной — Феодосием Ларионовым?

— Феодосья задумала создать ракету, чтобы взлететь на сферы небесные к сыну, она ведь уверена, что Агейка погиб и пребывает в раю. А как иначе молодой здоровой женщине в рай попасть? Смерть не приходит, самоубийцам путь на небеса заказан. А для строительства ракеты нужны науки. Заниматься ими во времена царя Алексея Михайловича могли только мужчины. Вот и пришлось ей обрезать косы и под видом ученого монаха-евнуха поселиться в Москве, в монастыре.

— В завершение разговора — классический вопрос о творческих планах.

— Третьего романа-продолжения с той же героиней Феодосьей я не планирую. Единственное, что заставило бы меня завершить все незаконченные сюжетные линии, это съемки фильма или сериала по первым двум романам. Для себя определилась, кем станет Феодосья, даже профессию для нее придумала, которой она займется. Сейчас я занята написанием сценария полнометражного мультфильма о первом в мировой истории авторалли Париж — Пекин, которому через несколько лет исполнится 110 лет. Большая часть пути участников ралли прошла через Россию, и меня это заинтересовало. Жанр для меня новый, и сценарий движется медленно. Также в работе роман «Карамельное сердце», действие в котором происходит в наши дни. Не хотелось бы слишком много о нем распространяться, но главной мыслью романа станут перефразированные слова Николая Рубцова: «За всю любовь расплатитесь любовью». Неблагодарность людей, когда «за добро — нож в ребро», это древняя тема. Главная героиня, молодая девушка, размышляет на тему: есть ли смысл любить людей, если люди любят только деньги.

Сергей Виноградов