Дыра работы неизвестного мастера

Василий Верещагин покинул родной город в юности и уже не возвращался. Но по иронии судьбы, самым узнаваемым героем живописи череповчанина стал череп, точнее, изображенная им гора черепов. Написанное ровно 140 лет назад полотно, названное «Апофеозом войны», запечатлело пирамиду человеческих черепов из времен Тамерлана. Репродукция картины попала на верещагинскую растяжку, которая украсила забор одной из череповецких строек. Не провисев и двух месяцев, «Апофеоз...» был аккуратно вырезан, превратившись из общественной собственности в экспонат чьей-то частной галереи.

Этот факт лишний раз убедил череповецких музейщиков в несомненной популярности картины среди населения. А следовательно, в правильности выбора картины для юбилейных торжеств. В 2012 году подлинник «Апофеоза войны» (и еще несколько картин из той же Туркестанской серии) привезут в Череповец из Третьяковской галереи на 170-летие со дня рождения Василия Верещагина. Впрочем, увидеть оригиналы полотен художника можно будет уже в ближайшую среду, 26 октября, и до конца ноября. В Доме-музее Верещагиных в рамках ежегодных Верещагинских дней откроется выставка картин Василия Васильевича из собрания Вологодской картинной галереи.

Этюды

В Череповце выставят две работы, в которых баталист предстает пейзажистом. Этюды «Северная Двина» и «Вологда» были созданы во время путешествия Верещагина по Русскому Северу в 1895 году. За десять лет до трагической гибели известного на весь мир художника, объездившего множество стран, потянуло на родину. К тому времени Верещагин задумал грандиозную серию картин о войне 1812 года. Перелопаченные им источники и собственное воображение укоренили в художнике мысль, что Наполеона победил не генерал Мороз, как было принято говорить, а русский народ. Таким образом, великий француз на его полотнах должен был предстать обычным человеком, лишенным ореола небожителя, а его многоликий противник, напротив, наделялся героическими чертами. Для воплощения замысла Верещагин нуждался в русских лицах, одновременно ярких и типичных. За ними он и отправился на Вологодчину и Ярославщину. Немало зарисовок, сделанных по итогам этого путешествия, вошло в серию.

— Работ немного, к тому же они небольшие, и мы подкрепим их фотографиями из семейного альбома художника, — рассказывает заведующая Домом-музеем Верещагиных Любовь Маликова. — Некоторые из них ранее не публиковались. При этом мы попытались построить выставку по законам самого Верещагина. Подготавливая выставку, он обычно драпировал окна, затягивал зал или комнату черным бархатом, чтобы получилось непонятное по объему помещение. Общего освещения не было, на каждую картину был направлен свет электрических ламп, которые тогда были в новинку. Эффект получался следующим: из пустоты возникали полотна, как будто висящие в воздухе. Современники приходили в восторг от таких чудес и воспринимали это как некие спецэффекты. Кроме того, Верещагин подкреплял выставки этнографическими моментами: одежда, ковры, музыка.

Следуя традиции Василия Васильевича, сотрудники музея сопроводят картины полотенцами с традиционной северной вышивкой, женским костюмом, прялкой и сундуком. Кроме того, на открытие приглашен фольк-лорный ансамбль «Берегиня».

Апофеоз

Нынешние Верещагинские дни — лишь «разогрев» перед торжествами в честь художника следующего года. В Череповце 2012-й официально объявлен годом Верещагина, и в городе пройдет немало мероприятий, приуроченных к 170-летию Василия Васильевича. Но главным событием юбилея станет приезд в город подлинников Верещагина. Впервые в городе будет выставлена легендарная картина «Апофеоз войны», входящая в десятку наиболее значительных полотен русской живописи.

Гора черепов потребует не самого низенького холмика из дензнаков. Прибытие знаменитости из Третьяковки обойдется городу недешево. За месяц пребывания картин Василия Верещагина в Череповце будет заплачено порядка 600 тыс. руб. Добавьте к этому затраты, связанные с транспортировкой: в Череповец из Москвы поедут специальная машина, в фургоне которой создан благоприятный для хранения климат, и автомобиль с охраной. Экспонировать работы будут в Белом зале Художественного музея, а не в Доме Верещагиных. Там помещения больше, решетки на окнах крепче (к слову, картины через окна не пролезут, слишком крупные; тот же «Апофеоз...» высотой почти в полтора метра), сигнализация современнее, к тому же есть постоянный пост охраны.

— Отношения между музеями меня очень удивляют, — говорит Любовь Маликова. — Наш музей и Третьяковская галерея подчиняются Министерству культуры, у нас общие начальники и общие правила, почему же один музей выставляет другому огромные счета?

Любовь Маликова ведет переговоры с Третьяковкой не первый месяц, но главная работа еще впереди. По словам музейщиков, в советские времена эти вопросы решались проще, потому и выставки подлинников Верещагина случались гораздо чаще.

— Наверное, они правы, но все равно приходилось прилагать массу усилий, — рассказала «Речи» первая заведующая Домом-музеем Верещагиных Наталья Фомичева. — Организацией выставки подлинников Верещагина я начинала заниматься за год до ее открытия. Много времени отнимала переписка с музеями: сначала налаживался личный контакт, потом обмен разного рода гарантийными письмами и обсуждения технических моментов. Плюс ко всему несколько раз необходимо было выехать в Москву или Ленинград лично. Ради Верещагина я отбрасывала скромность и деликатность и нередко буквально врывалась в высокие кабинеты, доказывая, что родина Василия Верещагина нуждается в оригиналах земляка.

В высоких кабинетах рвение Натальи Фомичевой оценивали по достоинству, и нескольким знаменитым картинам Василия Верещагина удалось увидеть родину их автора. Земляки не подвели, доказав длиннющими очередями интерес к творчеству великого череповчанина. Выставка нескольких полотен художника из Туркестанской и Индийской серий, открывшаяся в начале 80-х годов прошлого века, вызвала невиданный ажиотаж и вошла в историю музея и города. Возле Художественного музея на морозе с утра до вечера стояли сотни людей — в день через зал с подлинниками баталиста проходили более тысячи посетителей. За месяц экспонирования картины посмотрел фактически весь город.

— Конечно, мы подогревали интерес череповчан задолго до открытия выставки, рекламировали его личность и творчество. Несмотря на свою известность и заслуженность, Верещагин и сегодня нуждается в продвижении. Это имя знают все, но по-настоящему интересуются его жизнью и картинами единицы. Необходимо, чтобы человек почувствовал в Верещагине не просто знаменитость из энциклопедии, а друга, современника, чьи полотна актуальны и сегодня.

Почти в каждой из картин художника зашифрована история, они действительно умеют говорить, надо лишь уметь их слушать. При этом подлинники гораздо красноречивее репродукций. Наталья Фомичева считает, что источаемая оригиналами энергетика не выдумана искусствоведами, а существует в реальности. «И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы ее почувствовать. Например, вы смотрите на старинный дом, где кирпичи в трещинках, а рядом стоит новенький гладенький близнец. Неужели вы не ощутите в первом особую накопленную мудрость и не проникнетесь к первому большим уважением?»

С картинами та же история: подлинник часто проигрывает репродукции, в которой изъяны сглажены с помощью компьютера, зато по нему отлично видно, что картина прожила долгую жизнь. И интереса к этим «морщинкам» куда больше. И уважения тоже.

Сергей Виноградов