35media.ru

Главное — думающий зритель и удобная кровать

Санкт-петербургские артисты, побывавшие в Череповце со спектаклем «Дядя Ваня» в рамках фестиваля «Золотая маска», — о жизни и творчестве.

Один равнодушен к журнально-газетной критике, другой после почти тридцатилетней карьеры до сих пор дрожит при выходе на сцену. Талантливые актеры театра и кино Сергей Курышев и Петр Семак побывали в Череповце со спектаклем «Дядя Ваня» санкт-петербургского Малого драматического театра — Театра Европы. Они играют крупные роли и ездят по всему миру. В Череповец их привел театральный фестиваль «Золотая маска». Предлагаем вашему вниманию интервью с исполнителями главных ролей в «Дяде Ване».

Сергей Курышев: «Дяди Вани» есть и сегодня«

— За исполнение роли Ивана Войницкого в «Дяде Ване» вы получили звание лауреата Национальной театральной премии «Золотая маска». Насколько важны для вас звания, награды, оценка профессионального сообщества, коллег по театральному цеху?

— Не знаю, насколько важны звания и награды. Одно знаю точно: получать награды приятно. Еще мне очень приятно, когда за меня радуются мои родители. Думаю, что это даже приятнее, чем собственно награда. Для меня очень важна оценка моих работ партнерами, артистами, друзьями по театру, прежде всего — оценка художественного руководителя и режиссера Льва Абрамовича Додина и его уже много лет бессменного ассистента Валерия Николаевича Галендеева, нашего педагога по речи и актерскому мастерству.

Я слежу за прессой. Но сейчас, спустя двадцать с лишним лет работы в театре, оценка критиков для меня не так важна. Я со вниманием отношусь к словам классиков театроведения, которые работают во МХАТе (эти люди уже давно не пишут рецензии).

— Сергей Владимирович, как вы думаете, есть ли сегодня «дяди Вани»? Можно ли их встретить в реальной жизни?

— Мужиков образованных, с тонким вкусом, много и без устали работающих, мало получающих за эту работу и на пятом десятке лет осознающих, что жизнь могла бы сложиться по-другому, не лучше, не интереснее, а именно по-другому, — их достаточно в России и сейчас. В погоне за деньгами, за шумихой телевидения и рекламы, новых якобы капиталистических лозунгов мы часто их не замечаем, а они есть. По крайней мере, я таких знаю.

— Как вам кажется, «Дядя Ваня» — это трагическая история или все-таки в финале остается надежда?

— «Дядя Ваня» — это история трагическая. Мало что изменится в жизни героев этой пьесы. Лучше не будет. Не знаю, о какой надежде говорить... Годы не вернешь, не изменишь того, что уже случилось, а проснуться в другой жизни невозможно. Нужно иметь мужество продолжать жить, работать, пытаться быть полезным семье и другим людям — вот что остается нашим героям, всем героям нашего спектакля, не только дяде Ване.

Петр Семак: «Надо играть с ощущением, что в зале сидит Станиславский»

— Петр Михайлович, какова основная тема вашего героя, доктора Астрова?

— Гуманизм, как это ни пафосно звучит. Хотя Астров говорит, что не любит людей, но именно ради людей он пошел в медицину, чтобы помогать им, спасать их. Это человек, достойный всяческих похвал. Другое дело, что он устает, отчаивается, заливает усталость и разочарование алкоголем. Серебряков говорит ему: «Дело надо делать». Но что он имеет в виду? И кому он это говорит? Астрову, который работает в уезде как никто другой. Вы представьте себе — один доктор на весь уезд! Если кто и делает дело, так это Астров.

Где-то, на мой взгляд, мы вместе с режиссером Львом Абрамовичем Додиным перебрали в теме донжуанства Астрова. В начале жизни спектакля с самого появления Елены я играл почти африканскую страсть к ней. Постепенно это уходило. Из года в год я приходил к равновесию в понимании этого человека.

— Насколько то, как проходит спектакль, как чувствуют себя актеры на сцене, зависит от зрителей, от реакции зала?

— Все по-разному. Зритель очень сильно отличается на каждом спектакле. Есть более требовательный зритель, который нуждается в большем погружении, он внешне меньше выражает свои эмоции. Менее требовательный зритель выплескивает все свои эмоции наружу вплоть до хохота. Особенно молодые. Я в шутку говорю, что эта публика зашла к нам на спектакль из дискотеки. Конечно, играть приятнее для более требовательного зрителя, потому что возрастают ответственность и требовательность к себе, к своему существованию в роли. Надо играть всегда с ощущением, что в зале сидит Станиславский и говорит «не верю».

— Череповецкий зритель не очень искушен в серьезных классических постановках. Надо ли в связи с этим играть как-то старательнее?..

— Как только начинаем стараться, это ухудшает ситуацию. У зрителя возникает отторжение, мол, «что они на нас давят?». Театр Чехова и Додина — это психологический театр, театр проживания. Мы втягиваемся в свои роли, втягивается и зритель, каким бы он ни был.

— Насколько комфортно вы ощущаете себя на гастролях с их переездами, гостиницами? Чего, как правило, ждете от встречи с новым городом и новым зрителем?

— В первую очередь я жду очень хорошего номера в гостинице с большой широкой кроватью и хорошей звукоизоляцией. А главное — это интересный, думающий зритель, потому что на гастролях я редко хожу по городу, на экскурсии. С годами приходится экономить и беречь силы перед спектаклем.

Сам выход на сцену для меня уже серьезный стресс. Недавно я слышал, как артист Певцов сказал, что он никогда не волнуется. Я завидую такому артисту. Не думаю, что это качество хорошего артиста. Мне всегда страшно, я всегда волнуюсь, когда выхожу на сцену. В первые годы у меня руки были ледяные, меня трясло...

Благодарим за помощь в подготовке материалов пресс-службу Малого драматического театра — театра Европы.

Справка.

Сергей Владимирович Курышев

Заслуженный артист России (2002 г.). Родился в 1963 г. в городе Каттакурган (Узбекистан). В 1989 г. окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии (класс Л.А.Додина). В том же году принят в труппу Малого драматического театра. Играет: Кириллова — «Бесы», Платонова — «Пьеса без названия», Копенкина — «Чевенгур», Фрэнка Суини — «Молли Суини», Войницкого — «Дядя Ваня», Глостера — «Король Лир», Виктора Павловича Штрума — «Жизнь и судьба», Лукашина — «Братья и сестры», Эдмунда Тайрона — «Долгое путешествие в ночь», Тузенбаха — «Три сестры».

Петр Михайлович Семак

Народный артист России (2006 г.). Лауреат Государственных премий СССР и России. Родился в 1960 г. в селе Спасское Днепропетровской области. В 1983 г. окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии (класс А.И.К��цмана и Л.А.Додина). В том же году приглашен в труппу Малого драматического театра. Играет: Михаила Пряслина — «Братья и сестры», Ставрогина — «Бесы», Леонта — «Зимняя сказка», Герасима — «Муму», Доктора Райса — «Молли Суини», Чепурного — «Чевенгур», Астрова — «Дядя Ваня», Короля Лира — «Король Лир», Джейми Тайрона — «Долгое путешествие в ночь», Вершинина — «Три сестры».

ЮЛИЯ БОЧКАРЕВА