35media.ru

Почему в России не работают законы о благотворительности

Государство намерено стимулировать бизнес к более активной благотворительности.

На федеральном уровне приняты поправки к Налоговому кодексу РФ. На днях Минэкономразвития на своем сайте опубликовало модульный проект, где предложен порядок предоставления субсидий из бюджета субъекта РФ социально ориентированным некоммерческим организациям. Что касается коммерческих компаний, то они по закону могут жертвовать средства на благотворительность только за счет своей чистой прибыли. В противном случае это уже будет «нецелевое расходование средств». Разумеется, придется выплатить полностью налог на прибыль, даже если вся она будет пожертвована на благое дело. Впрочем, ситуация начинает меняться. От уплаты налога на прибыль пропорционально средствам, потраченным на благотворительность, могут быть освобождены компании, пожертвовавшие деньги на культуру, науку или здравоохранение. Однако такую льготу они смогут получить только после того, как региональное министерство походатайствует за них перед налоговиками и внесет в «белый» список. Трудно ли быть благотворителем в нашей стране? Свое мнение высказывают...

Вячеслав СЕДЕЛЬНИКОВ, генеральный директор ЗАО «Компания «Аминвест»:

— Предоставление мер государственной поддержки социально ориентированным некоммерческим организациям, на мой взгляд, назрело. Нужен и закон, который бы усовершенствовал механизм государственного поощрения благотворительной деятельности, которой занимается бизнес. В настоящее время благотворительность в регионах поддерживается только за счет моральных стимулов. Это может быть благодарственное письмо губернатора, государственные награды Российской Федерации. В остальном же — если крупный или средний бизнес занимается благотворительностью, он должен полностью выплачивать налоги, вне зависимости от того, сколько средств из чистой прибыли им потрачено на благотворительность. Насколько я в курсе, не так давно вступил в силу федеральный закон, который внес изменения в Налоговый кодекс в интересах меценатов и бизнесменов. Предусматривается льготное налогообложение по налогу на прибыль в сумме доходов, перечисляемых налогоплательщиком в виде пожертвований. От НДС освобождаются услуги по социальному обслуживанию несовершеннолетних, граждан пожилого возраста, инвалидов, безнадзорных детей. Необходимо, чтобы закон заработал. Пока же, на мой взгляд, российские предприниматели, если и занимаются благотворительностью, стараются об этом не распространяться. А делают немало: помогают школам, больным детям, строят церкви.

Виктор ВЫДРИН, генеральный директор ООО «Стройметиз»:

— Трудно. Особенно трудно выступать в этом качестве сегодня строителям. По одной простой причине — у нас нет денег. Хотя за помощью к нам постоянно обращаются. Ситуации самые разные: больной ребенок, церковь нуждается в поддержке, школа, детский сад, детский дом, больница. Помогали, помогаем и будем помогать, вот только сейчас с этим очень сложно. Я понимаю, у государства на все не хватает денег; в таком случае предоставьте возможность регионам. Какую? Нужны налоговые преференции. К примеру, уменьшить налоговую нагрузку — да хоть тот же налог на прибыль — ровно на ту сумму, на которую оказана благотворительная помощь нуждающимся. Если эти деньги потрачены на конкретное дело — вот больной ребенок, вот перечисленные деньги, сделанная операция и шанс выжить, — то и результат есть. Единственное, чего бы хотелось, — чтобы не заболтали это благое дело, хороший закон. А то приставят к благотворителю кучу чиновников, которые будут надзирать, контролировать и требовать горы отчетных бумаг — никакой благотворительности и вытекающих отсюда налоговых преференций не захочешь.

Ирина СИДОРОВА, зам. директора ООО «Строймонтаж»:

— Благотворительность сейчас имеет одну форму. Представьте себе человека, который заработал деньги, с него взяли налоги, а потом он уже по своей доброй воле дает деньги на благотворительность. То же самое и предприятие. Никакой поддержки от государства, никакого поощрения он не получает. А этот механизм должен действовать обязательно. Отчисления на культуру, образование, здравоохранение, на мой взгляд, не должны облагаться налогами. И лучше всего, как мне кажется, заниматься благотворительностью в своем крае, городе, деревне, когда ты видишь результат вложенных средств. Я, например, как частное лицо не стану перечислять деньги в какой-то благотворительный фонд или на расчетный счет, опубликованный в средствах массовой информации, потому что я не уверена, что помощь будет потрачена как нужно. Но если я буду знать, что в городе, в котором я живу, есть больной ребенок и его родители просят о помощи, а лечащий врач ребенка подтверждает такую надобность, — это другое дело. К слову, в советское время существовала форма поддержки, которая называлась «шефство». Каждое предприятие брало под свое крыло детский сад, школу, детдом и помогало этим учреждениям. Не только деньгами. Это могло быть благоустройство двора, ремонт классов, нужное оборудование, книги, методические пособия. Я жила и училась в Вологодском районе, помню, над нами шефствовал совхоз, так нас даже на экскурсию в Череповец за счет шефов возили. Зачем нужно было уничтожать хорошее? А теперь эта нагрузка целиком и полностью легла на родителей. А ведь ребенка в наше время и без того трудно поднять.

Наталья ШЕСТАКОВА, заведу-ющая историко-этнографическим музеем «Усадьба Гальских»:

— Да, трудно. Но, наверное, я вас удивлю, потребность быть благотворителями у людей есть. Не так давно предприниматель Алексей Калашников подарил нашему музею чайный сервиз (куплен в антикварном магазине), Клуб деловых людей пожертвовал 50 тысяч рублей на растения — мы не можем себе позволить их купить, поскольку в бюджете города нет такой статьи. О своих благотворителях мы заявили публично, назвали их фамилии. После чего к нам пошли звонки, другие предприниматели выражали готовность также выступить в этом качестве. Да, во-первых, тех, кто жертвует на культуру, образование, науку, здравоохранение, нужно освобождать от налогов. Во-вторых, благотворительность должна быть публичной: нужно называть имена людей, эти люди должны быть уважаемы в обществе, поощряемы как местной властью, так и государством. В XIX веке купцы, жертвующие на школы, больницы, дома призрения, освобождались от налогов. В-третьих, помощь должна быть конкретной — не складывать пожертвования в общий котел, а знать точно, на что потрачены средства. Вот тогда процесс станет еще более активным. В нашем обществе уже появились люди с достатком, которые могут себе позволить помочь другим, но им важна публичная признательность. Почему нет?

Татьяна Ковачева