35media.ru

Был интерном, стал врачом

Сериальный интерн Левин заявил, что череповецкий воздух чище московского.

Звезда знаменитых «Интернов» Дмитрий Шаракоис презентовал в одном из кинотеатров нашего города комедию «Беременный». Сам череповецкий гость круглого живота избежал, его без малого час экранного времени носит актер Дмитрий Дюжев, а персонаж Шаракоиса, снова сыгравшего медика, ставит диагноз и ведет беременность. Впрочем, на презентации фильма артист больше думал не о пузатых мужчинах с экрана и не о стройных череповчанках, облепивших «душку Левина», а о вечернем матче сборной России по футболу. «Для меня нашли квартиру поблизости, я уже там побывал, настроил телевизор на нужный канал, — признался Дмитрий во время интервью корреспонденту „Речи“. — Когда фильм начнут показывать, я выскользну в темноте из зала и бегом к телевизору».

— Что скажете о Череповце?

— Уже видел ваш аэропорт, на котором поразило большое количество маленьких самолетиков. Мне подумалось, что, наверное, в Череповце живет много миллионеров. Еще видел мост, через который проезжал, — говорят, он один из самых длинных в России. Действительно, немаленький: мы минуты три его проезжали. Когда я только собирался приехать в Череповец, мне говорили, что тут воздух плохой. Но мне дышится лучше, чем в Москве. Там всегда в носу стоит запах бензина. А еще люди у вас очень спокойные.

— В «Интернах» сложные названия лекарств и заболеваний у вас отскакивают от зубов. Как разучивали трехэтажные диагнозы — как скороговорку?

— Получилось очень странно. Обычно я очень тяжело учу текст и поначалу испугался всех этих названий. Но вдруг мой мозг стал запоминать длинные латинские слова размером букв в пятнадцать с пары прочтений, что для меня было новостью. Обнаружившиеся таланты памяти я использовал на всю катушку. Не думаю, что мозг реагирует так только на медицинские термины. Наверное, если бы играл компьютерщика или инженера, хорошо запоминались бы их профессиональные словечки.

— Вижу, что в жизни вы очков не носите. А вашего интерна Левина представить без них тяжело...

— В сценарии не оговаривалось, что он должен ходить в очках. Просто так вышло, что на кастинг я пришел с «вооруженным глазом», и решили так оставить. Кстати, это не бутафорские очки телеканала ТНТ, а мои собственные. Точнее, моего дедушки. После его смерти я их взял из нашего потомственного дома, который находится в Литве. В очках были огромные линзы, очень сильно увеличивающие. Я решил вставить японские линзы, которые, по сути, просто прозрачные стекла, и носить очки для форса. Во всех мастерских меня предостерегали, что во время разогревания в печи оправа лопнет. Я решил рискнуть, заплатил три тысячи рублей и через пару дней получил очки в целости и сохранности. Надевал я их редко, ради прикола. Не знаю, что меня заставило прихватить их на кастинг, но частично очкам я обязан получением роли.

— Без белого халата и очков вы совершенно не похожи на Левина, который смотрит с каждого третьего баннера. Часто узнают на улице?

— Не так часто, можно даже сказать, редко. Вот интересный случай. Вчера днем выхожу из супермаркета и иду домой, ем мороженое, мимо пробегают три школьника и влетают в магазин. Минуту спустя слышу сзади топот, а потом просьбу об автографе. То есть им кто-то сказал, что я в супермаркете, и они бросились туда, но, пробегая мимо меня, даже не опознали. В моем случае действительно лучше не пытаться маскироваться, а ходить таким, какой я в жизни. Пару раз пробовал выходить в солнечных очках и шляпе, но в этом случае узнают еще чаще. Знаете, я не против автографов и общения с людьми, но меня раздражает бесцеремонность некоторых людей. К примеру, сижу в спортбаре, смотрю футбол, а рядом какой-то идиот сидит и полчаса шепчет мне: «Левин, Левин, Левин». Как я сдержался, не знаю. Честное слово, когда-нибудь дойдет до рукоприкладства. Так что если прочитаете статью «Шаракоис подрался в ресторане», это, скорее всего, не утка.

— Расскажите, каким вы были в школе? Когда смотришь на Левина, почему-то кажется, что страшным заучкой...

— В точности до наоборот. Учился плохо, даже «колы» случались, не только двойки. Поведение тоже хромало. Классе в седьмом меня даже хотели выгнать из школы, но родители завалили учителей и директора подарками, и я остался. Но в 9 классе меня перевели в платный класс, к тому времени созданный, видимо, для работы с такими, как я. Помню, как я приходил домой и с порога радостно кричал: «Мама, у меня в четверти нет двоек». И мама бросалась целовать и обнимать хорошего сына. Особенно плохо мне давались алгебра, геометрия и физика. Но ближайшая к дому школа была с математическим уклоном, и я вынужден был в ней мучиться. Зато на литературе и физкультуре я был одним из лучших. Очень любил играть в футбол, до сих пор его люблю.

Сергей Виноградов