35media.ru

Гребем отсюда

Сплав на байдарках по рекам близ Череповца становится популярным способом отдыха от городской жизни.

Не зная броду, не суйся в воду — эта народная мудрость первым делом пришла мне на ум, когда зашла речь о возможном участии в байдарочном походе в Кадуйском районе. Не имея опыта гребли и имея весьма посредственный опыт плавания, я терзался сомнениями. Как управлять лодкой? А что если она перевернется? А что если мы случайно утопим весла и так и останемся болтаться посреди реки? Как оказалось, эти же вопросы обычно мучают всех новичков-байдарочников. Но когда доходит до сплава, ответы на них находятся как-то интуитивно.

«Крепи к шпангоутам»

На уровне интуиции предстояло решить и самую первую проблему: как собрать байдарку. К точке старта — спуску к реке Колпь близ железнодорожных путей — байдарки прибыли отдельной машиной в их транспортировочном, то есть разобранном, виде. Распотрошив два больших мешка, мы увидели на земле кучу стальных трубок и «шкуру», которую предстояло натянуть на каркас. Его, в свою очередь, требовалось собрать из имеющихся трубок.

— Крепи все к шпангоутам, — на ходу посоветовали более опытные коллеги.

Узнать, что такое шпангоут, в тот момент не было решительно никакой возможности, но озарение пришло само: наверняка это вон те трапециевидные конструкции, которые, судя по количеству отверстий, служат для крепления всего остального. Как выяснилось позднее, догадка была правильной. Наблюдая за другими, каркас мы сумели собрать «по образу и подобию» где-то за полчаса. Затем на него нужно надеть «шкуру», но «надеть» — это не совсем то слово, которое передает суть процесса. Каркас «переламывается» пополам, а потом распрямляется уже со «шкурой», и таким образом она сама собой надевается.

Собственно, это и все. Байдарку спускают на воду два человека, после чего в нее укладывается груз, обычно запакованный в непромокаемые гермомешки. Это не столько на случай потопления, сколько для защиты вещей от брызг. Их, как мы убедились уже в первые минуты плавания, более чем достаточно. Сами гребцы усаживаются по разным концам байдарки.

И грести, и рулить

Плыть даже по спокойному течению Колпи, которого местами, кажется, нет вовсе, — целая наука. Сначала мы пытались банально лопатить веслами воду, но после того как лодка раз десять уткнулась в берег или в другую лодку, мы осознали всю ошибочность такого подхода. По совету старших решили оттачивать «продвинутую» систему: передний гребец гребет, а задний — гребет и рулит. На выработку способа рулежки ушел целый день: сначала я пытался маневрировать за счет более сильных гребков по тому или иному краю, но такая метода привела к тому, что уже через полчаса я полностью выбился из сил. Именно этот факт подтолкнул к очевидному: ведь достаточно опустить весло в воду, превратив его таким образом в киль. Посредством регулирования угла мне удалось добиться удивительных результатов: байдарку перестало носить зигзагом по всей реке, и мы наконец-то догнали остальных.

Уроки «вождения»

Несомненный плюс байдарочных походов в том, что можно останавливаться в красивых местах на берегу, к которым нет подхода по суше и которые, следовательно, никем не загажены, а иногда и вообще не тронуты. Заночевав в одном из таких мест, утром следующего дня мы занялись специальными тренировочными упражнениями для байдарочников. Это что-то вроде уроков по вождению, только на реке. К переброшенным через водоем веревкам крепятся палки, символизирующие «ворота», «змейку» или что-то еще. Задача — пройти между палками в определенной последовательности, не задев их байдаркой.

Не самое сложное упражнение для водителя машины, «змейка» для рулевого байдарки — настоящий кошмар. Все бы ничего, но течение упорно сносит лодку прямо на ограничители, и не спасает даже экстремальный «полный назад», после которого нужно, как собака, несколько минут отряхиваться от брызг. Из, наверное, двух десятков попыток пройти «змейку» удачей — когда касание борта случилось лишь единожды — у нас завершилась только одна. Радости не было предела, и, анализируя невиданный успех, мы настолько увлеклись, что оставшуюся без «мотора» лодку течением быстро прибило к берегу.

Опасность вычисляется по «хвосту»

Мель — еще одна проблема для каждого байдарочника. То, что может случиться с любым танкером на мели, может случиться и с байдаркой. А именно — повреждение корпуса. Торчащая из воды коряга или скрытое под речной гладью бревно с сучками грозят пробоиной в «шкуре», неминуемо ведущей к потоплению. Поэтому рекомендуют проходить мели на небольшой скорости и стараться обойти опасные участки по более глубоким местам. Опытным путем мы выяснили, что большинство оказавшихся в реке старых деревьев и прочих опасностей можно заранее вычислить по «хвосту», который оставляет течение, огибая препятствие. Таким образом мы успешно миновали практически все сюрпризы, сев на мель лишь единожды. Беда случилась недалеко от берега, и байдарку удалось вытащить на небольшую глубину, просто выйдя из нее в воду и протащив несколько метров.

Две большие разницы

На всем протяжении реки нам то и дело встречались местные рыбаки и просто отдыхающие, которые смотрели на колонну проплывающих байдарочников с нескрываемым удивлением. Мы же смотрели на них скорее с сожалением, так как вид на сушу с реки и вид с суши на реку, как оказалось, — очень разные вещи. Скучное сидение с удочкой на берегу несравнимо с многокилометровым сплавом, когда можно рыбу буквально потрогать руками или остановиться, чтобы порыбачить или искупаться, в любом приглянувшемся месте. Ну и, конечно, на байдарке как-то само собой рождается пусть и небольшое, но все-таки ощущение причастности к мореплаванию: со всеми присущими этой сфере «шпангоутами» и прочими словами времен пиратов Карибского моря.

Справка.

Откуда пошли байдарки

Как пишет специализированный сайт grebi.ru, где и когда появилась байдарка — история просто не знает, но европейцы, встретившись с полярными народами, уже застали алеутов, чукчей и эскимосов лихо рассекающими морскую гладь на предтечах «Тайменей» с деревянным каркасом и обшивкой из шкуры морского зверя, чаще моржа. На вооружении отважных северных охотников и воинов были как легкие, практически полностью запалубленные каяки, так и совсем уж запредельные многоместные вместительные байдары. Эти суда широко использовались в охотничьих, транспортных и, разумеется, в военных целях. На китов охотились, не говоря уж о моржах, тюленях и прочей мелочи! А когда народы Севера продемонстрировали технику эскимосского переворота, надменные европейцы были и вовсе посрамлены. Да, тут было что перенять... И, разумеется, переняли и воспользовались. И от обиды сочинили про северян массу несправедливых и обидных анекдотов, которые ходят и по сей день. А все от зависти...

Очень мало известно о немецком студенте Альфреде Хойрихе. Между тем именно он в 1905 году изобрел первую в мире разборную туристическую байдарку. В 1907 году патент у него купил его земляк Иоганн Клеппер — портной и производитель спортивной одежды. Самое интересное, что разработки этих замечательных конструкторов практически не изменились и по сей день. Более того, польская байдарка «Нептун», которую хорошо помнит старшее поколение туристов, — это и есть байдарка Клеппера. Именно на «Нептуне» доктор Линдеман за 72 дня в одиночку пересек Атлантику.

Андрей Ненастьев