35media.ru

«Не убий»

«Надо убить всех плохих, тогда останутся одни хорошие».

Говорит девочка из повести «Котлован» Андрея Платонова.

И кем же станут все хорошие, убившие всех плохих? Еще хуже, чем были убитые. Так что испокон веку и по сей день волны уничтожения людей накатываются, смывая в никуда их жизни.

Золото добра очень быстро и полностью растворяется тройной кислотой — злобой, жадностью, ненавистью. А спроси любого, добрый ли он, — тут же ответит, что да.

Нас это касается всех. Осмотритесь, как стали мы бояться людей, ожидая почти от каждого встречного калечащих душу поступков. Не отсюда ли предельная настороженность человека в условиях вседозволенности?

Мы быстро научились наращивать ногти в салонах и совсем разучились наращивать воспитание и образование. Ну и спрашиваем друг у друга: «Куда же подевалось былое сочувствие и сострадание?» Да никуда не подевалось, но затаилось где-то в уголочке сердца, опасаясь показаться и проявить себя. Отчего такое произошло с нами?

Последний вопрос дает веский повод привести здесь для прочтения самое известное произведение средневекового баснописца Мхитара Гоша «Толкование снов».

«Некий царь видел во сне, что падали лисицы, точно дождь. Царь повелел глашатаю: «Тому, кто истолкует сновидение, я дам тысячу дахеканов». Услышал один бедняк и, явившись, сказал: «Дай три дня сроку — объясню». Отправился в пустыню и там бродил в раздумье. И был там один змей; увидев озабоченного человека, сказал: «Что дашь мне, если истолкую тебе видение царя?» — «Да будет тебе половина обещанного». Змей говорит: «Возвести царю: наступает время, когда люди будут коварны и лживы, как лисицы». Он пошел и сказал; слова его понравились, ибо люди точно были такими, и царь дал обещанную тысячу монет. Но бедняк, став богачом, змея обманул и не возвратился к нему.

После того царь опять имел другое видение: падали овцы, точно дождь. И он велел позвать того же человека, чтобы тот истолковал, как и первый сон. Толкователь с чужих слов попросил такой же срок, и, как ни было ему стыдно, он все же пошел, укоряя себя за неблагодарность. «Прости меня, истолкуй видение, и я расплачусь и за первое, и за второе». Змей, не коря за проступок, объяснил, что близится время, и оно уже настало, когда люди будут чисты душою, как овцы. Человек явился и сказал услышанное. Одобрив его, царь дал тысячу монет. Взяв их, человек отнес змею за первый и второй раз. После этого царь опять видел сон: падали мечи, словно дождь. Человек, как и раньше, отправился к змею, и тот, как другу, истолковал: «Вот уже наступает время, когда появятся люди насилия и меча».

И получил он снова тысячу, отправился к змею и говорит про себя: «К чему теперь оставлять ему и ту тысячу дахеканов, и еще пятьсот других; умерщвлю змея». Хотел он поразить змея, но не удалось. И тогда человек раскаялся: «Зло я сотворил, как явлюсь к нему, если будет нужно?» Видя, что он огорчен, змей сказал: «Не огорчайся, ты не сделал чего-либо сам от себя, а лишь действовал по веянию времени. Так обман твой был во время притворщиков, раскаяние и возвращение долга — во время людей, чистых душою, а попытка нанести мне удар — во время людей насилия».

Какие времена — такие и нравы.

Снова август, а мы уже фатально ждем, что привидится очередному царю.

А если в чем и виноваты, то сами. Потому что покорно плывем по течению Времени. И пьем ту воду, по которой плывем.

В остальном все как в басне, только без морали.

Александр Рулев-Хачатрян